Семидесятное

Людмила-С
Сообщения: 712
Зарегистрирован: 24.01.2020

Семидесятное

#21

Сообщение Людмила-С »

Александр М.К., очень интересные фото, я таких раньше никогда не видела, не убирайте их с форума, т.к. думаю, что они будут интересны многим форумчанам. Поражает чудовищная нищета. лесов и деревьев вокруг нет совсем, поэтому хижины сделаны из глины (она, кстати, в этих местах очень хорошего качества). Похоже, что жители питались одной лишь картошкой, т.к. ни огородов, ни садовых деревьев я здесь не увидела. Как в таких условиях выживали люди совсем не понятно...
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 8811
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Семидесятное

#22

Сообщение Sergey »

Выпускники семидесятной школы 50 лет.
Людмила-С
Сообщения: 712
Зарегистрирован: 24.01.2020

Семидесятное

#23

Сообщение Людмила-С »

Sergey, очень трогательная и волнительная встреча через столько лет.
Э.Д.С.
Сообщения: 440
Зарегистрирован: 26.02.2017

Семидесятное

#24

Сообщение Э.Д.С. »

Людмила-С писал(а): Похоже, что жители питались одной лишь картошкой, т.к. ни огородов, ни садовых деревьев я здесь не увидела.
Да, это результат политики советской власти. Колхозник должен работать на общество. Если он посадил дерево, то платил налог, куда входило определённое количество яиц, мяса, молока и т.д.. Помню село Хохол в середине 50-х годов, ни одного плодового дерева. По воскресеньям на рынке продавалось зерно и скотина. Моя тётя везла из Воронежа в ведре вишню для варенья, так в пути из Латной в переполненном кузове автомобиля кто-то наступил на ягоду. Автобусного сообщения с Хохлом в то время не было, добирались на попутках. Отсутствие частных садов в деревнях в то время было повсеместным. Помню колхозы, куда посылали осенью нас учащихся, бывшего Гремячинского и Подгоренского районов.
Людмила-С
Сообщения: 712
Зарегистрирован: 24.01.2020

Семидесятное

#25

Сообщение Людмила-С »

Э.Д.С., всё что вы описали мне хорошо знакомо по рассказам родственников, но во времена моего детства такого уже не было (имею ввиду, когда колхозники безвозмездно отдавали продукты, кроме описанных вами, еще и мед, даже если у вас не было пчел, и масло, и прочее). Паспортов у колхозников не было, но моим родственникам как-то удавалось уехать в город на учебу, дедушкин брат, уехав из села, даже стал преподавателем медицинского института. А работать на колхозных полях мне, как и вам, тоже довелось.
ElenaSh
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 12.01.2021

Семидесятное

#26

Сообщение ElenaSh »

Mescheryakof писал(а):Выпускники 10 класса Семидесятной средней школы. с. Семидесятное (Семидесятское) 1954 г.

В левом верхнем углу Мещеряков Василий Максимович. Остальных не знаю.

Вообще предлагаю всем выкладывать фотографии по теме Семидесятного и его жителей. Таким образом мы можем найти много интересных и уникальных фотографий своих родственников.

с уважением Е.Мещеряков
В среднем ряду крайний слева - преподаватель математики Попов Серафим Арсеньевич
Вложения
FullSizeRender (7).jpg
Людмила-С
Сообщения: 712
Зарегистрирован: 24.01.2020

Семидесятное

#27

Сообщение Людмила-С »

интересное фото.
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 8811
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Семидесятное

#28

Сообщение Sergey »

Детство – радостная пора, но только не для Анны Некрасовой. Война застала ее шестилетней девочкой. Тогда же родное село оккупировали немцы, повесили колючую проволоку, чтобы никто не мог сбежать, и держали несколько десятков семей в условиях настоящих лагерников. Анна Григорьевна вспоминает: старшую сестру забирали копать окопы, мать били плетками, а она, девочка, таскала трупы убитых бойцов в овраг – импровизированную братскую могилу. Героиня признается: о детстве нечего вспоминать, страшное было время…

В преддверии Международного дня освобождения узников фашистских концлагерей, который отмечается 11 апреля, «АиФ-Воронеж» рассказывает о самом страшном периоде в жизни героини.

Из архивной справки: «7 июля 1942 года в селе Семидесятное Хохольского района Воронежской области оккупантами были созданы два концлагеря на территории колхоза «Осо» и один концлагерь на территории колхоза «9 января». Под открытым небом в овраге помещалось в общей сложности до семи тысяч пленных красноармейцев и мирного населения – женщин, стариков и детей. В этих лагерях был установлен зверский режим: заключенных морили голодом, кроме павшей конины и полулитра кипяченой воды ничего не давали, работать заставляли непосильно по 12-16 часов в день, избивали плетьми и палками».

Анна Григорьевна Некрасова застала лагерь шестилетней девочкой. В маленьком доме села Семидестное они жили впятером: мама и четверо детей. В 1942 году война была в самом разгаре, на отца пришла похоронка: убит под Ленинградом, а к ним в село «пожаловал немец».

«Немцы поселились в наших домах, а нас эвакуировали в другие. Потом нас перевели в лагеря, где мы стали жить всей семьей: мама и четверо детей», – вспоминает героиня.

Старшую 14-летнюю сестру немцы возили на окопы. Анна Григорьевна вспоминает: заберут, увезут неизвестно куда, а та ночью сбежит, приползет домой. Мама ее как-то раз спрятала на чердаке. Но там холодно и мама предложила дочке погреться на печке.

«На нашей улице был мужичок Петр. Как немцы нас оккупировали, он сразу перешел на их сторону. Он за всеми нами следил, стучал. И вот он донес на сестру. Прибежали немцы, стащили с печки и снова забрали на окопы. Так происходило много раз», – вспоминает о судьбе сестры Анна Некрасова.

Лагерники жили в конюшнях несколькими семьями. Там были и обычные селяне, и военные пленные. По четырем углам стояли часовые с собаками, за каждую провинность расстреливали. Кормили плохо или вовсе не давали еды. Но семье нашей героини немцы разрешали ходить в свой погреб за картошкой. В доме жили немцы, а из погреба мама Анны выгребала последнюю картошку на пропитание. Придя за картошкой в очередной раз, женщина услышала стон – это был раненый красноармеец. Она стала каждый день приходить и приносить ему обед. Так длилось долго, а спасенный солдат говорил: «Если я останусь жив, обязательно вас найду». Но потом солдата в погребе уже не оказалось, и после никто не объявлялся. Значит, он погиб.

Такая жизнь продлилась полгода, до того момента, как в село пришли войска Красной армии.

«В одно прекрасное время мы сидим в конюшне. Смотрим, а с горы спускаются наши освободители. Над головами начали бить «Катюши» - огненные потоки, – вспоминает Анна Некрасова. – Наутро мы просыпаемся. Тишина полная. Выходить из конюшни боимся. Потом потихонечку глянули: часовых нет, и мы стали выходить оттуда и бежать в свои дома. Приходим назад домой – дом весь разбитый, а на улице пластом лежали убитые. Прямо друг на друге».

Дом был без окон, без дверей. Мама героини завесила его тряпками, и так семья прожила весь февраль. Начинался март, и родители говорят: «Дети, весна пришла, надо убирать трупы».

«Я не знаю, как я не боялась, я сейчас даже разговаривать боюсь про мертвецов. Мы брали трупы кого за воротник, кого за рукав и тащили волоком в овраг в лесочек неподалеку. Возить было не на чем – все разбомбили. И мы, дети, руками стаскивали эти трупы в ров», - говорит героиня.

После военных действий на улице осталось много мин. На них подорвалось много детей из села Семидесятное. А те, кто остались в живых, играли осколками как самолетиками.

«Один мальчик прямо на моих глазах потянулся за стёклышком, наступил на мину. Его разорвало на части», – делится воспоминаниями Анна Григорьевна.

Когда воронежских лагерников освободили, жизнь стала легче. Но давало о себе знать послевоенное время. Уже семилетней девушке Анне настала пора идти в школу.

«Одежды не было никакой, ходили в школу в чем попало, писали на газетах между строк. Мама сделала мне перо: привязала маленькое перышко к соломинке от веника нитками, и с ним я ходила в школу. До школы идешь, держишь в руках стеклянную чернильницу, чтобы не застыли чернила. Вот так и проходила в школу десять классов», - вспоминает Анна Некрасова.

Анна Некрасова дала себе слово: после школы отправлюсь в город и буду учиться. Так и вышло: она поступила в Фабрично-заводское ученичество на отделение «Хлебопечения». Учебному заведению она до сих пор благодарна, говорит, что оно вывело в люди.

«Я пришла на вступительные экзамены в одном платье и брезентовых тапочках – больше ничего не было. А там нам давали стипендию, плюс тем, у кого погибли отцы, 90 рублей талонами на еду. Я эти талоны продавала по три рубля. В итоге у меня получалось вместе со стипендией аж 210 рублей. А питались мы на заводе. Сходим на практику – две недели учеба, две недели практика – с завода принесем сахара, яиц, маргарин. За счет этого и жили», – рассказывает бывшая узница.

Потом она поступила в Московский пищевой техникум, перевелась в Политехнической институт на «Радиостроение». После закончила Московский институт Нормализации стандартизации и потом работала на заводе электроники.

Уже будучи пенсионеркой, в 2014 году Анна Григорьевна основала Общественную организацию несовершеннолетних узников немецких концлагерей и стала ее председателем. В Первомайском сквере Воронежа она договорилась об установке памятника. Теперь там ежегодно проводят собрания в памятный день освобожденных – 11 апреля.
Аватара пользователя
Red Cat
Сообщения: 2084
Зарегистрирован: 07.12.2016

Семидесятное

#29

Сообщение Red Cat »

Sergey писал(а): 26 май 2021, 21:16 Уже будучи пенсионеркой, в 2014 году Анна Григорьевна основала Общественную организацию несовершеннолетних узников немецких концлагерей и стала ее председателем. В Первомайском сквере Воронежа она договорилась об установке памятника. Теперь там ежегодно проводят собрания в памятный день освобожденных – 11 апреля.
Прочитал, первая мысль сразу была, ну не могли основать организацию в 2014 году, ну явно ее создали раньше еще в 90е. Уж точно она должна была организоваться, когда ФРГ выплачивало деньги. Значит "узников немецких концлагерей" несколько (было несколько), может по разному называются и по разному контактируют с властями. Так и есть :)
Воронежские узники фашистских концлагерей оказались по разные стороны баррикад

От председателя областного объединения Александра Захарова люди убегают в новое НКО
Друг за другом общественники наблюдают с разных сторон площади

Между воронежскими бывшими несовершеннолетними узниками фашистских концлагерей развязалась настоящая война. Много лет в нашем регионе существовала областная общественная организация, в которую в своё время охотно вступили пенсионеры, оказавшиеся в годы Великой Отечественной войны в оккупации. Затем внутри коллектива пошёл разлад. То ли политика председателя движения Александра Захарова людей не устроила, то ли ещё что-то не поделили, но так или иначе в этом году появилась вторая общественная организация – полный аналог первой, но только городского уровня.

Ужиться на одной территории и просить всевозможных благ у одних и тех же чиновников абсолютно идентичным движениям проблематично. Отсюда споры и борьба за новых членов (городские общественники активно переманивают к себе людей из областной организации).

Так, даже в праздник, Международный день освобождения узников фашистских концлагерей, который ежегодно отмечается 11 апреля, чуда не произошло – перемирия общественники так и не достигли.
vrntimes.ru/
Ответить