Дворец Ольденбургских

Дворцовый комплекс Ольденбургских в Рамони
Аватара пользователя
RomS
Сообщения: 125
Зарегистрирован: 30.09.2018

Дворец Ольденбургских

#21

Сообщение RomS »

Виды с крыши дворца:
S7001783.jpg
S7001784.jpg
S7001785.jpg
 
S7001786.jpg
S7001787.jpg
S7001789.jpg
 
S7001790.jpg
S7001791.jpg
S7001792.jpg
Аватара пользователя
Natalia
Сообщения: 4591
Зарегистрирован: 17.11.2016
Откуда: Воронеж

Дворец Ольденбургских

#22

Сообщение Natalia »

Главный строитель рамонского дворца

Христофор Эдуардович Неслер родился в 1854 году в Риге
123.jpeg
В Санкт-Петербурге, в звании унтер-офицера, он служил чертёжником в Военно-топографическом отделе Главного штаба армии

В 1877 году Неслер женился на девице Марии Семёновне, и в следующем году у них родился первенец - тоже сын Христофор, названный в честь отца. В последствии в семье родились ещё шестеро детей.

Уйдя в запас, Христофор Эдуардович приобрёл звание строительного техника. Ему предложили работу по постройке жилого дома для сына генерал-адъютанта Александра II Г.И. Черткова

- В.Г. Черткова (1854-1936), который жил в слободе Лизиновка Воронежской губернии, близ Россоши. Семья Неслера переехала туда в 1882 году. В Лизиновке родилась дочь Людмила, что подтверждается выпиской из метрической книги Стефановской церкви Воронежской Епархии.

Владимир Григорьевич Чертков, руководствуясь христианским учением, пытался облегчить положение живших в нужде крестьян. В Лизиновке им была открыта потребительская лавка, чайная, библиотека, организована ремесленная школа для крестьянских детей, в которой, помимо грамоты, обучали сапожному, столярному, ведерному и бондарному ремеслам. Благотворительная деятельность молодого помещика привлекла внимание Льва Николаевича Толстого. В 1883 году состоялось знакомство В.Г. Черткова с великим писателем, которое затем переросло в тесную дружбу и сотрудничество, продолжавшееся около трех десятилетий. Он был единственным человеком, о котором Л.Н. Толстой мог сказать: «Бог дал мне высшее счастье. Он дал мне такого друга, как Чертков».

Когда в 1883 году строительство усадебного дома В.Г. Черткова было закончено, Христофор Эдуардович получил предложение от принцев Ольденбургских быть производителем работ по дворцу в их имении Рамонь.

Приведу рассказ правнучки Х.Э. Неслера - Валентины Георгиевны Неслер о жизни в Рамони и о строительстве дворца. Они основаны на записях её дедушки, Христофора Христофоровича Неслера (1878-1967), которому в то время было 9-10 лет: «Семья Неслера разместилась в отдельном деревянном оштукатуренном одноэтажном с балконом доме в 3-4 комнаты. Мимо проходила проезжая дорога, соединяющая верхнюю площадную, более возвышенную часть имения, где были расположены различные хозяйственные постройки, громадный фруктовый сад, с прилегающим к нему обширным парком, и по близости школа, больница, оранжерея, церквушка небольшая и наконец, над обрывом место, где воздвигался новый каменный дворец, в каком-то полуготическом стиле, с башней. Ниже, под горой, был сахарный завод, а ещё ниже протекала река Воронеж с архаическим через неё деревянным мостом, который весной, с половодьем, разрушался и уносился водой вниз по течению.

Дорога, соединяющая верхнюю большую часть имения с низиной, где на косогоре был завод, представляла выложенный булыжником путь шириной достаточной для движения одновременно двум телегам и имела вид искривлённого глубокого окопа, обложенного внутри известняком. Это сооружение было нередко причиной очень неприятных происшествий.

Случалось, что спускающая телегу запряжённая лошадь случайно ударялась задними ногами о телегу, испугавшись, мчалась без удержу вниз по дороге с оторванными оглоблями, оставив телегу с седоками разбиваться о столбы и стены дороги так, что нередко приходилось направлять пострадавших в больницу с опасными для жизни ранениями и переломами. В верхней части этой злосчастной дороги через неё был перекинут пешеходный мост для прохождения из дворца во фруктовый сад и далее в парк и лес».

«Дворец строился с 1883 по 1887 годы по проекту архитектора Ф.Л. Миллера (1832 - 1900), - продолжает свой рассказ Валентина Георгиевна. (Заметим, что Миллер был академиком архитектуры, автором проектов многочисленных построек в Санкт-Петербурге, сооружений Петергофской железной дороге, вокзала в Ораниенбауме, а также построек Института экспериментальной медицины (1890) - детища принца Александра Петровича Ольденбургского. Однако это - данные 10-летнего мальчика, до сих пор официально не подтверждённые архивными источниками - авт.). - Во дворце не было ни водопровода, ни канализации (по-видимому, в то время - авт). Одновременно с дворцом строились и водонапорная башня, и некоторые дополнительные бараки для больницы. Во дворце, кроме жилых комнат, ещё в нижнем этаже башни была небольшая домашняя библиотека, а на другом этаже помещалась столярная мастерская с прекрасным заказным верстаком и большим набором столярных инструментов отличного качества. Все это предназначено было для управления в столярных работах самой принцессой. ...В кабинете принца были вставлены в окна особые рамы, застекленные разного цвета стеклами, которые можно менять быстро посредством особого устройства. Это всё оборудование предназначалось для лечения больных исключительно светом».

По окончании строительства, в назначенный день, священник местной Николаевской церкви о. Николай (Семёнов) прибыл со скромным причтом с утра во дворец для его освещения, и в присутствии приглашённых - всех служащих и гостей, окончив положенное в этих случаях богослужение, пошёл по всем помещениям дворца и торжественно окропил «святой» водой все жилые и прочие комнаты». После освящения дворца он был заселен всей семьей хозяев.

Построив дворец, Неслер не уезжает, а живёт в Рамони. В 1888 году в семье родилась дочь Мария. Сохранилось свидетельство о её крещении о. Николаем и запись дьякона Федора Базилевского, отца известного впоследствии учителя физики и завуча Рамонской школы Петра Федоровича Базилевского.

Следующими делами Неслера были строительство Ново-Александровского сахарного завода и больницы близ Петербурга.

В 1910 году Х.Э. Неслер был назначен одним из архитекторов по постройке здания Императорского почтамта в Москве на Мясницкой улице. Почтамт строился быстро и торжественное открытие здания, было приурочено к празднованию его 200-летнего юбилея, и состоялось 14 мая 1912 года. Здание выстроено в так называемом романском стиле и дошло до наших дней практически в первозданном виде.

Вскоре Христофора Эдуардовича пригласили на должность архитектора этого почтамта. Он писал директору: «Желая поступить на службу при Московском почтамте в качестве исполняющего должность архитектора по вольному найму, покорнейше прошу Ваше Превосходительство о вышеизложенном. При сем прилагаю: указ Его Императорского Величества на звание Почётного Гражданина, свидетельство на право производства гражданский строительных работ. 3 сентября 1914 г.». Обязанности архитектора он исполнял до 1923 года.

Скончался Х.Э. Неслер в 1938 году. Похоронен в Москве на Введенском кладбище.

Людмила Образцова, копии документов и фотографий предоставлены В.Г. Неслер, г. Москва
«Голос Рамони» от 13 января 2015 года
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 8956
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Дворец Ольденбургских

#23

Сообщение Sergey »

В один из летних дней в Рамонь приехали члены царской семьи: русский немец принц Александр Ольденбургский и его супруга Евгения, по линии матери великая княжна Романова, по отцу – герцогиня Лейхтенбергская, по мужу – принцесса Ольденбургская.

Принцесса не могла довольствоваться старомодным помещичьим домом. Ей полагалось иметь дворец, который восхищал бы любого из прибывших в имение. Строительство дворца началось с изготовления так называемого «пяточного» кирпича. Для этого использовался местный суглинок. Его месили, погоняя лошадей по кругу, домешивали ногами и избивали в деревянные формы, пристукивая пятками босых ног.

Строительство дворца в стиле замков английских королей поручили иностранным архитекторам. О том, кто проектировал и строил дворец, официальных данных пока нет, но, по свидетельству старожилов, руководил строительством некто Христофор Нейслер. Закладка состоялась в 1883 году. Три года воздвигались стены метровой толщины. В 1887 году была закончена внутренняя отделка.

С особой тщательностью принцесса отделала комнату своей библиотеки. За границей были заказаны деревянные полированные детали для облицовки потолка. На шестиугольные пластины этих деталей нанесли путем выжигания рисунки, а в трех углах комнаты — семейные инициалы: А, Е, П (Александр, Евгения, Петр). На одном из шестигранников можно прочитать такую надпись: «1887, февраль, март, апрель, май. Рисунки составлены А. М. Абель. Выжжено Евгенией пр. Ольденбургской, фон сделан фрейлиной А. Д. Шиповой, полковником А. Ч. Ганикс». Как видно из этого текста, работы по отделке потолка продолжались четыре месяца.

В те же годы против дворца, па одной линии с воротами, из того же пяточного кирпича и в том же стиле был сооружен дом с чердачными комнатами под крышей. Его назвали «свитскими номерами», гак как здесь обычно размешали свиту, сопровождавшую знатных особ, приезжавших в имение принцессы.

О курантах, вмонтированных в башню въездных ворот, бытует такая легенда. По случаю окончания строительства дворца принцесса устроила банкет. Съехавшаяся знать, забыв о времени, развлекалась до рассвета. На заре кто-то из гостей, вышедших на балкон, пошутил: «Гости не задержались бы так долго, если бы ея императорское высочество установила на башне ворот часы, которые отбивали бы время колоколом». Высказанная мысль понравилась принцессе. Вскоре в Рамонь привезли куранты швейцарской фирмы «Винтер» и установили на башне.
Аватара пользователя
Natalia
Сообщения: 4591
Зарегистрирован: 17.11.2016
Откуда: Воронеж

Дворец Ольденбургских

#24

Сообщение Natalia »

В 1968 г. прогнившая главная балка не выдержала вес самого тяжелого колокола часов «Винтер» на надвратной Царской башне въездной арки дворца принцессы Ольденбургской. Мертвые часы до наступления нового века показывали время 7 часов 35 минут.
Из рамонской истории

На открытие и освящение дворца Ольденбургских съехались кареты и экипажи не только воронеж­ских вельмож, но и столичных родственников и знакомых императорских высочеств. Явились сюда и простые сюртуки господ архитекторов, и модные картузы с полированными козырьками их степенств — купцов первой гильдии, мелькали цилиндры чиновников и церковные клобуки иерархов. Славили гостей и хозяев, отведывали вина и лакомства, восхищались поварами и завидовали роскошным работам известных художников и скульпторов. Пир затянулся до рассвета. Вот и заря уж окра­сила небо, а на балконе дворца стоял с курительной трубкой самый главный строитель — Христофор Нейслер, в адрес которого гостями было высказано немало хвалебного.
— Нет ничего прекраснее, чем отъезжающие гости! — уста­ло произнес принц Александр Петрович Ольденбургский, вы­ходя с супругой на этот же балкон и не замечая строителя,
— Тут кто-то есть! — заметив силуэт человека, воскликнула Евгения Максимилиановна.
Нейслер пыхнул глиняной трубкой, заряженной души­стым табачком, и, показывая на башенку въездной арки, негромко заметил:
— Ваше Императорское высочество, простите за сме­лость, но Ваши слова напели меня на одну любопытную мысль...
Он ненадолго замолчал и. указывая толстой трубкой, зажатой в горсти, на привратную резную башенку, по своей высоте практически равную Царской башне Московского Кремля, весело засмеялся.
— Какую же? — нетерпеливо отозвалась принцесса.
— Я смею пошутить: гости не задержались бы так долго, если бы колокол часов на этой башенке напоминал о том, что пора и честь знать...
— В каждой шутке, как говорят в России, есть доля шутки. И я попросил бы Вас воплотить и эту новую задумку, госпо­дин Нейслер, — обратился к строителю принц.
—Пусть часы тоже чем-нибудь напоминают кремлевские, — добавила Евгения Максимилиановна.

Чета Ольденбургских поспешила вернуться к гостям, дабы поведать пирующим о милой шутке господина стро­ители и о необыкновенно интересном предложении по установке часов. И по прошествии трех месяцев башенные часы фирмы «Винтер» каждую четверть часа рассыпались колокольчиками по всей округе. Местные заводчане с сахарного и стеаринового заводиков, с кондитерской фабрики и железнодорожной станции грустно шутили, что часы с колоколами отбивают не только время, по и охоту идти на работу. И попробуй не встать с колокольным боем башенных часов, ведь принцы еще и гудок-ревун на трубу сахарного завода приспособили. Хотя нередко по указанию молодого принца Петра Александровича, что по ночам работал над своими рукописями, надворный смотритель отключал на ночь колокольный звон.
А одна кликуша, неизвестно откуда появившаяся в по­селке в тот год, долго кричала по осени у башенки, будто наступит година и станут часы отбивать совсем другое время. Будто однажды главная балка рухнет совсем, вместе с проклятым колоколом-басом, и остановятся часы на семи тридцати пяти...
Не тронули часы ни время, ни войны, только сбылось про­рочество кликуши до минуты. Рухнула балка, и последним, в 1968 году, разбился большой басовой колокол, а стрелки часов замерли именно на тех отметках циферблата, что накликала давным-давно безумная женщина.

istram.ucoz.ru
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 8956
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Дворец Ольденбургских

#25

Сообщение Sergey »

Во дворце Ольденбургских под Воронежем открыли старинный винный погреб
Историки намерены узнать, какие секреты хранит помещение 19 века
grm3
Сообщения: 2767
Зарегистрирован: 17.11.2016

Дворец Ольденбургских

#26

Сообщение grm3 »

Во дворце Ольденбургских открывается выставка из Петергофа
Воронежцы смогут увидеть уникальные вещи Петровской эпохи

Выставка «В традициях Петра Великого» (12+) откроет двери для посетителей 27 мая. Об этом рассказали на пресс-конференции сотрудники музея «Дворцовый комплекс Ольденбургских».

Воронежцы смогут увидеть около 150 предметов Петровской эпохи из музея в Петергофе. Причём половина экспонатов постоянно хранится в запасниках и обычно недоступна просмотру.

Эпоха будет раскрываться перед посетителями с помощью старинного фарфора, кухонной утвари, столовых приборов, мебели, а также книг и произведений живописи. Экспонаты сгруппированы по 4 темам — «Окружение Петра», «Путешествие в Голландию», «Петровские ассамблеи», «Петергофская кухня».

Выставка будет работать с 27 мая до 18 июля в новом здании дворцового комплекса — доме с ризолитами. Цена билета — 200 рублей.

Пётр Первый побывал в Рамони 9 июня 1701 года, когда осматривал корабельные верфи под Воронежем.

Автор: Дмитрий КОЛЕСНИЧЕНКО / moe-online.ru
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 8956
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Дворец Ольденбургских

#27

Сообщение Sergey »

Из интернета
Вложения
88755.jpg
Ответить