Воронеж во время оккупации

Ответить
grm3
Сообщения: 2784
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронеж во время оккупации

#1

Сообщение grm3 »

После захвата немецко-фашистскими войсками в 1942 году части Воронежской области на оккупированной территории был установлен «новый порядок» – режим кровавого террора, насилия, грабежей, пыток, расстрелов.

Мирных жителей с первых дней оккупации фашисты выселяли из родных домов, подвергали издевательствам и унижению, а их имущество грабили. Часть населения была угнана на принудительные работы в Германию. Для местного населения были введены повсеместно штрафы, телесные наказания, налоги.

На территории Воронежской области немецко-фашистское командование создало целый ряд концентрационных лагерей для военнопленных и мирного населения. Подобные лагеря существовали почти во всех захваченных районах области. Некоторые из них располагались в административных постройках, другие - просто под открытым небом. Сюда направляли попавших в плен красноармейцев, а также мирное население. Заключенные подвергались жестоким пыткам и издевательствам, их морили голодом. Медицинская помощь узникам не оказывалась. Немецкие изверги не жалели ни женщин, ни стариков, ни детей. За малейшую провинность гитлеровские палачи казнили беззащитных людей.

Сбор и систематизация информации о преступлениях оккупантов на территории Воронежской области начались еще до её полного освобождения. 23 декабря 1942 года по решению Воронежского облисполкома была создана областная комиссия по установлению и расследованию зверств и злодеяний немецко-фашистских войск, ущерба, причиненного от их действий. После освобождения области от захватчиков в каждом районе действовали уполномоченные комиссии. Сбором данной информации занялась и созданная в феврале 1943 года по решению Воронежского обкома ВКП(б) Областная комиссия по истории Великой Отечественной войны. В результате работ этих комиссий был накоплен огромный материал, свидетельствующий о преступлениях оккупационного режима не территории Воронежской области.

Публикуемые материалы составлены на основе показаний очевидцев трагических событий в истории воронежского края. Представленные документы приведены в соответствие с правилами современной орфографии и пунктуации с сохранением стиля источника.

------------------

АКТ об организации немецко-фашистскими захватчиками концентрационного лагеря на территории колхоза «Путь Ленина» в Россошанском районе Воронежской области, 5 июня 1943 г.

В первый день занятия немецко-фашистскими войсками гор. Россоши немецкое командование 7 июля 1942 года организовало здесь концентрационный лагерь для военнопленных. Концлагерь был организован на окраине города, в усадьбе колхоза «Путь Ленина». В тот же день сюда были помещены свыше 500 пленных красноармейцев и несколько эвакуированных семей (женщины и дети), перехваченных немцами у переправы через Дон.

К 10 июля 1942 года в лагерь уже были заключены около 10-11 тысяч военнопленных и гражданских лиц, включая женщин и детей.

Режим в концлагере был исключительно жестоким, обращение с заключенными зверское. Один из пленных за то, что попросил вторую порцию жидкой болтушки, был повешен среди лагеря. Труп его висел 2 суток. Очевидцы колхозники колхоза «Путь Ленина» В.С. Скориков и др[угие] подтверждают такой факт. В лагере показался немец в одних трусах, его сопровождала охрана. Раздалась команда: «Встать!» Все поднялись. Только четверо больных и истощенных от голода не могли быстро подняться. Их моментально избили и силой заставили встать на ноги. Потом всех четырех тут же направили в помещение бывшей колхозной кухни. Это была камера смертников. Отсюда пленных направляли только на расстрел. В этот раз один пленный красноармеец хотел поднять больного товарища. За это он и больной [красноармеец] были отправлены в камеру смертников.

Пленных командиров немцы выделили в особую группу. Им не разрешали принимать передачи. Из лагеря они сумели послать записку такого содержания: «Группа комсостава, 380 человек, лишена питания. Помогите. Наша группа постепенно тает». Колхозники, наблюдавшие за лагерем, видели, что командиров первыми направляли в камеру смертников.

Немецкие изверги заставляли пленных красноармейцев работать, возводить оборонительные укрепления, разминировать участки земли, разряжать невзорвавшиеся бомбы. На работе их вовсе не кормили.

В 50-100 метрах от лагеря гитлеровские бандиты производили ме¬тодическое уничтожение военнопленных. Начиная с 10 июля 1942 г. к траншее, что была в 50 метрах от лагеря, ежедневно, одну за другой, выводили группы пленных, по 6-11 человек. Там красноармейцев расстреливали по одному. Бешеные собаки - гитлеровские выкормыши - издевались над своими жертвами. Из приведенных к траншее военнопленных одному приказывали немедленно раздеться, спуститься в яму, лечь лицом к земле, а палач стрелял лежащего в затылок. Потом тоже повторяли с каждым из оставшихся. Ожидающие смерти видели казнь своего товарища. Каждого обреченного заставляли ложиться рядом с еще горячим трупом расстрелянного. Когда ряд трупов доходил до противоположной стенки ямы, очередные жертвы заставляли ложиться на трупы ранее расстрелянных.

Эта траншея была заполнена за три недели. Там нашли могилу сотни пленных красноармейцев. После этого пленных стали расстреливать в силосной яме диаметром 5 метров и глубиной в 4 метра. Эта яма наполнена расстрелянными доверху, вровень с краями. Затем гитлеровские людоеды производили расстрел военнопленных и мирных граждан в другой силосной яме, объемом в 103,25 куб[ических] метров. Эта яма также наполнена трупами доверху.

Всего на месте расстрела, недалеко от усадьбы колхоза, нами об¬наружено 5 ям с трупами убитых и замученных немцами советских граждан. В них не менее 1500 казненных красноармейцев и мирных жителей, в том числе женщин и детей.

Это чудовищное злодеяние фашистских головорезов – только часть тех огромных и кровавых преступлений, которые они совершили в гор. Россошь.

Мы, кто видел казнь наших людей, кто видел трупы расстрелянных, никогда не простим немецким варварам и их вдохновителям кровь замученных и расстрелянных советских граждан.

Смерть немцам, всем до последнего, пробравшимся в нашу страну для ее порабощения.

Акт подписали:
И.А.Хитров, зам. председателя Россошанского райисполкома
М.И.Винников, зав. отделом пропаганды и агитации Россошанского райкома ВКП(б)
Г.А.Степанов, ответ. редактор Россошанской райгазеты «Заря коммуны»
В.С.Скориков, конюх Россошанского колхоза «Путь Ленина»
И.Н.Наталич, председатель колхоза «Путь Ленина»
М.И.Проскурин, председатель Россошанского горсовета

ГАОПИВО. Ф. 1691. Оп. 1. Д. 13. Л. 8-9. Подлинник.

------------------

СПРАВКА о зверствах оккупантов в Воронеже и районах области, 19 мая 1943 г.

После освобождения города Воронежа от немецких оккупантов в домах, подвалах и блиндажах было обнаружено 184 трупа из числа мирного населения г. Воронежа, большинство трупов принадлежат людям, зверски замученным немецкими оккупантами.

Так, например: по ул. Кирова, дом № 26, в подвале обнаружен труп женщины, глаза которой были выколоты, изнасилована и удушена, установить личность женщины не представилось возможным.

По ул. Пролетарская в коридоре дома 48 обнаружен труп женщины 20-22 лет, которая до наступления смерти была изнасилована. Нос и рот жертвы завязан одеялом, на шее имеются следы удушья.

В погребе дома № 11, по ул. Трудовая, обнаружен труп гр[аждан] ки ТРЕТЬЯКОВОЙ Варвары Аристарховны, при осмотре которого обнаружена масса ножевых ранений и признаки изнасилования.

По ул. Кирова, дом № 17, обнаружен труп неизвестной женщины изнасилованной и удушенной.

По ул. Дурова, дом № 31, обнаружен труп неизвестной женщины с отрубленной головой.

По ул. Бехтерева в сарае дома № 5 обнаружен труп мужчины с отрубленной головой.

Во временно оккупированных районах Воронежской области коварный враг творил произвол, грабежи и насилия под флагом так называемого «нового порядка», например:

В сл. Монастырщина Радченского р[айо]на во время грабежа мирного населения немецкие войска за оказание «сопротивления» расстреляли публично 10 колхозников и изнасиловали 50 девушек.

В сл. Терешково того же района зверски были замучены 10 колхоз¬ников. Все трупы были изуродованы до неузнаваемости. У всех распороты животы, выколоты глаза, сломаны руки. Все население сл. было выгнано в поле, а их имущество разграблено немецкими войсками.

В с. Поповка Россошанского р[айо]на комендант согнал 40 человек молодежи в сарай, который был облит керосином и зажжен.

Молодежь, обреченная на явную гибель, была спасена вошедшими в село частями Красной Армии.

В Гремяченском р[айо]не немецкие бандиты расстреляли 700 человек больных в лечебнице Орловка.

Фашисты зверски расправлялись и с детьми.

Например:

По ул. Цюрупы, д. № 10, в квартире гр[аждани]на Теплова обнаружен труп девочки в возрасте 12 лет, которая была убита фашистами выстрелом в грудь.

По ул. Дурова, д. № 38, обнаружен труп мальчика в возрасте 12 лет, который был убит фашистами выстрелом в голову.

ЗАМ. НАЧ. УНКВД по МИЛИЦИИ КОМИССАР МИЛИЦИИ III РАНГА /НОСКОВ/ НАЧАЛЬНИК ОСБП УМ УНКВД по В/О МАЙОР МИЛИЦИИ /ШОСТАЦКИЙ/

ГАОПИВО. Ф 1691. Оп. 1. Д. 31. Л. 4, 4 об. Копия.

------------------

АКТ о зверствах, учиненных фашистами над мирным населением села Монастырщина Радченского района Воронежской области, декабря 1942 г.

Мы, нижеподписавшиеся граждане села Монастырщина: председатель колхоза МЕРКУЛОВ П.И., колхозники ЧУДАКОВ А.И., ТРОФИМОВ И.М., РЯСКИНА Е.Е. и красноармеец МУДРЫНИН составили настоящий акт в нижеследующем:

Фашистские звери при занятии нашего села чинили зверства, насилия над мирным населением, ограбили имущество и скот. За время нахождения в нашем селе они зверски убили ЧЕРНОВА Ивана Васильевича 70 лет, КАШИРИНУ Марию Константиновну 45 лет, у которой осталось двое детей, НАСОНОВУ Анну Макаровну 60 лет, СБОЙЧАКОВУ Наталию Александровну 46 лет, НЕКРАСОВУ Марфу Ивановну 45 лет. Зверски забили до смерти 6-летнего Витю УДОВИЧЕНКО за то, что при грабеже их квартиры он назвал немцев гадами. Убили также ГРЕЧИШНИКОВУ Пелагею 75 лет, ПЕШКОВУ Екатерину 75 лет, СИДЯНКОВУ Дарью Ивановну 80 лет. Искалечена КАРТАШЕВА Марфа Дмитриевна 32 лет. Били и издевались над колхозницей КОЗЛОВОЙ Анной Петровной.

Кроме того изнасиловали и обесчестили до 50 человек женщин и девушек.

Угнали весь общественный скот колхоза и большинство личного скота колхозников, забрано имущество.

В чем и составлен настоящий акт.

Председатель колхоза: Меркулов
Колхозники: Чудаков
Трофимов
Ряскин
Красноармеец
Мудрынин

ГАОПИВО. Ф. 1691. Оп. 1. Д. 31. Л. 5. Копия.

------------------

АКТ о создании фашистскими захватчиками концентрационного лагеря на территории колхоза «Красный партизан» Кантемировского района Воронежской области, 24 октября 1943 г.

24 октября 1943 года комиссией по расследованию злодеяний, со¬вершенных немецко-фашистскими захватчиками в Кантемировском районе, в составе председателя колхоза «Красный партизан» Резникова Федота Васильевича, членов колхоза «Красный партизан» Гужва Стефана Евсеевича, Семенченко Михаила Игнатьевича, членов колхоза имени Димитрова Грицаенко Марии Григорьевны, Долгой Марии Тимофеевны, членов колхоза имени Коминтерна Грицаенко Василия Васильевича, Проскурина Иосифа Петровича, Завгороднего Григория Иановича составили акт в нижеследующем:

По сообщению председателя колхоза «Красный партизан» 2-го Кантемировского сельсовета Резникова Федота Васильевича 24 октября 1943 года на территории колхоза «Красный партизан», вблизи бывшего концентрационного лагеря для советских военнопленных, были произведены раскопки 9 ям с трупами зверски замученных немецкими бандитами советских граждан и военнопленных. В одной яме, расположенной от слободы Кантемировки на расстоянии 2-х километров, имеющей 15 метров длины, 2 метра ширины и до 3-х метров глубины, обнаружено 127 трупов, из них три трупа - женских. Из общего наличия извлеченных трупов у 20 трупов отняты головы и разбросаны были в разных местах ямы. На 10 трупах были гипсовые повязки рук и ног. Все трупы оказались раздеты. В яме откопано и извлечено 20 котелков, 15 кружек и несколько бутылок с водой. Найдено большое количество документов, из коих пришлось установить, что немецкие головорезы зверски замучили учителя неполной средней школы села Паволог Киевской области Горенштейна Арона Григорьевича, Коганова Давида Семеновича и других.

Медицинским осмотром трупов установлено, что немецкие палачи убивали советских граждан всякими способами.

Большое количество трупов имеют повреждения в области бедер, отдельные граждане и военнопленные расстреливались в лицо и затылок. Из 8 ям, расположенных в 500 метров от колхозных складов, откопано и извлечено 187 черепов от зверски замученных советских военнопленных и граждан. Трупов в ямах не обнаружилось, за исключением небольшого количества трупных частей (рук, ног и раздробленных костей).

В том же месте немецкие душегубы приготовили 28 ям большого размера, но не успели их заполнить советскими гражданами. Свидетельскими показаниями установлено, что немецкие изверги с первых дней оккупации района построили большой лагерь на территории колхоза «Красный партизан».

В лагере содержались не только военнопленные, но и мирные советские граждане. Их морили голодом, издевались, а затем убивали.

Очевидцы рассказали, что немцы установили в лагере такой порядок, при котором на всех, кто пытался принести кусок хлеба умирающим от голода военнопленным, натравливались собаки немецкими заправилами лагеря. Колхозница Коханова принесла кусок хлеба умирающему от голода советскому военнопленному. Немецкая охрана лагеря до полусмерти затравила ее собаками.

Пастух колхоза «Красный партизан» Бойко И.Е. в период оккупации пас скот и лично видел, как немцы привозили партиями советских военнопленных и мирных граждан к ранее заготовленной яме, ставили их и расстреливали, а потом, как скот, кидали в яму.

Страшно было быть в то время на колхозном поле. Каждое утро и вечер в поле трещали немецкие автоматы и раздавались стоны советских граждан. Советский военнопленный, который работал в лагерном медсанпункте и которому удалось скрыться от немецких бандитов в сарае гражданина Сеника Василия Давидовача, рассказал, что в лагере за 6 месяцев зарегистрировано было 2200 советских граждан и военнопленных, зверски замученных немецкими палачами. Трупы замученных советских граждан увозились за несколько километров от лагеря. Районная комиссия считает ответственными за массовые зверские убийства советских граждан и военнопленных органы фашисткой тайной полиции и представителей так называемой службы безопасности СД. Начальник этой бандитской организации, полковник, начальник гарнизона Пилиц Франц учинял зверскую расправу над советскими гражданами на территории Кантемировского района. Этот изверг Пилиц Франц вместе с кровавым Гитлером и своей бандитской шайкой должны поплатиться своей черной кровью за все свои злодеяния.

Акт подписали:
председатель колхоза «Красный партизан» Резников, колхозники колхоза «Красный партизан», имени Коминтерна и имени Димитрова С. Гужва, М. Долгая, И. Проскурин, Завгородний и другие.
Зав отделом пропаганды РК ВКП/б/.

ГАОПИВО. Ф. 1691. Оп. 1. Д. 9. Л. 70, 71. Подлинник.

------------------

АКТ Об организации оккупантами концентрационного лагеря в совхозе «Пробуждение» Подгоренского района Воронежской области, сентября 1943 г.

3 сентября 1943 года, мы, нижеподписавшиеся: представитель Подгоренского Исполкома Райсовета депутатов трудящихся Павленко Максим Родионович, нач. Подгоренского РО НКВД ст. лейтенант милиции Ефименко Федор Никонорович, врач Сагу новской больницы Гончарова Вера Тимофеевна, а также свидетели - рабочие совхоза «Пробуждение» Евтушенко Мария Павловна и Мищенко Егор Васильевич составили настоящий акт о злодеяниях, совершенных немецко-фашистскими захватчиками в совхозе «Пробуждение» Подгоренского района Воронежской области. По рассказам свидетелей - очевидцев, рабочих совхоза «Пробуждение» Евтушенко Марии Павловны и Мищенко Егора Васильевича, 13 июля 1942 года на территории совхоза «Пробуждение», свинофермы № 3, немецкие изверги устроили лагерь военнопленных и мирного населения советских граждан. Лагерь находился под ведением мадьярско-фашистского коменданта, которого фамилия, имя и отчество не установлены, а также не установлено, какой части. Как рассказывают свидетели Евтушенко М.П. и Мищенко Е.В., 19 августа 1942 года, днем, по приказанию мадьярского коменданта его палачи, фамилия, имя и отчество которых не установлены, а также не установлено, какой воинской части, расстреляли 13 человек совет¬ских эвакуированных граждан мужчин и женщин со ссылкой на по¬дозрение их как партизан.

В этом же лагере находился военнопленный советский летчик по имени Иван Михайлович, фамилия, откуда родом и какой части не установлены, немецкие изверги казнили советского летчика, отрезали нос, уши, изрезали грудь, после долгих страданий военнопленный советский летчик умер, а также не установлены фамилия, имя и отчество и откуда родом вышеуказанные 13 человек, которых немецко-мадьярские изверги расстреляли.

Как рассказывают свидетели Евтушенко М.П. и Мищенко Е.В., мадьярско-немецкие изверги ежедневно задерживали военнопленных красноармейцев и мирных советских граждан, арестовывали, направляли в лагерь, подозревая их, как партизан, и каждую ночь производили расстрелы.

Свидетелям Евтушенко и Мищенко известно, что немецкими из¬вергами расстреляны в лагере около 200 человек. Как они рассказывают, что каждую ночь они слышали стоны и выстрелы.

Расстрелы производились в ярах, расположенных недалеко от совхоза «Пробуждение».

За все эти злодеяния несут ответственность немецко-мадьярские воинские части, комендант лагеря военнопленных и их палачи, совершавшие злодеяния над военнопленными красноармейцами и мирным населением.

Представитель Исполкома Райсовета-
Председатель Райсовета /Павленко/
Нач. Подгоренского РО НКВД /Ефименко/
Врач Сагуновской больницы /Гончарова/
Свидетели: /Евтушенко/
/Мищенко/

ГАОПИВО. Ф. 97. Оп. 1. Д. 196. Л. 31. Подлинник.

На фото: Воронеж, Песчаный Лог. 1943 год. Жертвы немецкой оккупации
Жертвы немецкой оккупации Воронеж  Песчанный Ло. 1943 г.jpg
И.А. ЛИХОБАБИНА, начальник отдела информации, публикации и научного использования документов Государственного архива
общественно-политической истории Воронежской области

Коммуна, 11.07.2020 г
Людмила-С
Сообщения: 737
Зарегистрирован: 24.01.2020

Воронеж во время оккупации

#2

Сообщение Людмила-С »

страшная правда, которую нужно знать и никогда не забывать.
Аватара пользователя
Natalia
Сообщения: 4659
Зарегистрирован: 17.11.2016
Откуда: Воронеж

Воронеж во время оккупации

#3

Сообщение Natalia »

Мария Богатикова: «Страшнее 1943 года для нас ничего не было»

Мария Васильевна Богатикова побывала в фашистском лагере под самым Воронежем. Официально такого лагеря не было, однако в течение семи месяцев немцы держали здесь, в овраге, более тысячи людей. Пленным приходилось много работать, и при этом терпеть различные пытки и издевательства. Многие были просто расстреляны и повешены по подозрению в связи с партизанами.

Воронеж, где родилась Мария Васильевна, немцы с самых первых дней войны бомбили не переставая, потому что в городе было сосредоточено много военных заводов. Дом Богатиковых располагался между самолетостроительным заводом имени Сталина и военным городком, и два этих объекта бомбили чаще других. Поэтому жильцы дома то и дело прятались в бомбоубежище, ложились спать, не снимая одежды. Ситуация ухудшилась в июне-июле 1942 года. Например, на протяжении четырех дней - с 1 по 4 июля 42-ого года – бомбежки не прекращались ни на минуту. Все четыре дня люди просидели в тесном бомбоубежище, не решаясь даже выйти во двор.

А потом началась эвакуация – сначала оборудования с заводов, потом сотрудников и их семей. Оставшееся население - в основном, старики и дети – были брошены на произвол судьбы. Воронежцы целыми улицами собирались и уходили из города в сторону Шилова леса. Как уже потом узнала Мария Васильевна, немцы объявили по радио, чтобы мирное население в течение 24 часов покинуло Воронеж. Но до населения эти сведения так и не дошли.

Покидали город в жаркий июльский день, одетые в зимнюю одежду, потому что не знали, насколько уходили из дома. Семья Богатиковых состояла из мамы, бабушки, годовалого Валентина и восьмилетней Маши. «Очень правдоподобно вся история была рассказана в фильме Евгения Матвеева «Особо важное задание». Там было показано все – и отступление наших солдат, и толпы мирных жителей, которые с детьми и в зимней одежде шли по палящему солнцу. Солдаты просили у нас сухари, и я ни разу не видела, чтобы кто-то им отказал. Когда я увидела этот фильм, то не смогла сдержать слез, хотя прошло уже много времени», - вспоминает Мария Васильевна.

Переночевать остановились в лесу, а ночью неподалеку начался страшный бой. Горели и земля, и небо, немцы летали над лесом на бреющем полете, высвечивали землю прожекторами и стреляли в лежащих людей, думая, что это партизаны. Наутро воронежцы дошли до Дона, а паром уже не работал. Солдаты согласились переправить их на лодках за бутылку водки. Стоило немного отплыть от берега, как немецкий самолет начинал обстрел. Дети и женщины прыгали в воду. Так было несколько раз, и все-таки люди перебрались на другой берег и остановились в селе Яблочное.

Но через два дня в село пришли немцы, и чтобы обезопасить себя от партизан, выгнали всех жителей и беженцев из домов и согнали их в овраг, обещая, что это на три дня. Вокруг оврага выставили часовых. «Стоял август, были теплые ночи, и сначала мы не испытывали неудобств. Правда, питаться приходилось подножным кормом, потому что немцы не выпускали нас из оврага и не давали никакой пищи», - вспоминает Мария Васильевна.

В овраге расположилось село на 500 дворов и много беженцев, всего чуть более тысячи человек. Через неделю люди начали строительство шалашей, прямо в земле выкопали печь, чтобы было где испечь лепешки из травы, которую рвали тут же, в овраге. Стало немного полегче с едой, когда немцы начали гонять пленных на работу в колхозные поля. Десятую часть собранного обитатели оврага могли забирать себе. Зерно молотили на самодельных жерновах.

«Немцы до дрожи боялись партизан, и достаточно было малейшего подозрения, чтобы человека схватили и убили. Часто устраивали показательные казни. Однажды согнали всех в какие-то постройки, вывели четверых мужчин, раздетых по пояс. У одного на спине была вырезана звезда, у другого - полоса кожи. Раны немцы присыпали солью. Мужчин подвесили за связанные руки к балкам и стали издеваться. Уйти или отвернуться было нельзя, немцы следили за этим. Бабушка хотела нас с братом увести, но немец ударил ее прикладом. Мужчин привязали за лошадь и волокли по земле, на берегу реки их расстреляли и бросили тела. Ночью родственникам удалось их выкрасть и похоронить», - вспоминает Мария Васильевна.

Зимой положение пленников ухудшилось, так как по-прежнему ночевать приходилось в шалашах. Просыпались люди в инее. Но потом их перегнали в другой овраг с более крутыми стенами, и здесь пленные начали копать землянки. Семья Богатиковых объединилась с другими семьями, и в землянке жило 13 человек. Зима была снежная и холодная, многих за ночь засыпало настолько, что приходилось выбираться через трубу, чтобы откопать дверь.

Еды пленники по-прежнему не получали, питались осенним урожаем. В январе 43-го года немцы охраняли овраг круглыми сутками и не разрешали людям даже выходить из землянок. Но все-таки им удалось заметить, что по дорогам в одну сторону идут груженые фашистские повозки. Настроение в лагере улучшилось, было понятно - враг отступает. Стеречь пленников стали хуже. И однажды женщины решили совершить вылазку в село, чтобы украсть хотя бы немного еды. Им удалось незамеченными выбраться из оврага, а в селе они наткнулись на немецкий склад с товарами. В это время к деревне вплотную подошли советские войска. Завязался бой. На одной стороне оврага находились наши солдаты, на другой стороне, где дети, немецкие.

Услышав перестрелку, женщины кинулись к оврагу и увидели бой. Начали ползком пробираться через овраг, через трупы убитых и тела раненых. Тетя Марии Васильевны нашла каску, надела ее и выпрямилась во весь рост. Один из русских офицеров увидел, что это женщина и дал приказ остановить стрельбу. Самое удивительное, что то же самое сделали и немцы. Матери благополучно добрались до своих детей.

После того, как немцы покинули село, обитатели оврага наконец-то получили свободу. Мама Марии Васильевны сразу же отправилась в Воронеж, чтобы узнать, в каком состоянии находится их дом. За это время город четыре раза переходил из рук в руки, поэтому был практически стертым с лица земли. «Военные не пускали в город никого. Маме все-таки кое-как удалось пробраться... Но от нашего дома осталась одна труба. В итоге после освобождения сельские вернулись в свои дома, нашего дома не было. И мы остались жить в землянке. Это было чудесное время, было тепло, можно было свободно выйти на улицу, не боясь никого», - рассказывает Мария Васильевна.

В том же 43-ем году Богатиковы все-таки вернулись в Воронеж, начали строить себе жилье. «Оставшиеся военные годы тоже были тяжелые, но всегда была пайка хлеба и крыша над головой, и немцы в город больше не возвращались. Самый страшный был 46-й год, когда от голода умирали не меньше, чем в войну», - отмечает Мария Васильевна.

«Я была уже пионеркой, и мы организовали тимуровский отряд, ходили по домам, помогали старикам. Однажды мы зашли в дом, а там никого нет – мама на работе, а маленький рахитный ребенок сидел в нетопленой хате, голодный и опухший. Мы ничем не могли ему помочь», - вспоминает женщина.

После учебы в лесостроительном институте Марию Васильевну перевели в Курскую область, где она проработала до пенсии главным экономистом в лесном хозяйстве.

kurskcity.ru
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9062
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронеж во время оккупации

#4

Сообщение Sergey »

Воспоминания личного характера Н.А. Попова, ребенком пережившего оккупацию и эвакуацию.

"Немцы в городе! Мы, пацаны, выбирались из погреба, чтобы добыть еду и питье для себя и мамуси... Помню русских партизан-разведчиков, повешенных на ограде Первомайского сада, на телеграфном столбе около Дворца пионеров и - самое страшное - на памятнике В.И. Ленину на главной площади города...

На перекрестке улиц Плехановской и Кольцовской мы с замиранием сердца читали вывешенный приказ немецкого коменданта города фон Радецкого: всем жителям Воронежа грозила смертная казнь за связь с партизанами и за нарушение правил поведения в городе. Очевидно, такие же листовки появились на других крупных перекрестках.

Оккупанты принуждали трудоспособное население города к погрузке продовольствия и других материальных ценностей, которые нашим властям не удалось вывезти в дни и часы экстренной эвакуации города. Я смело могу заявить, что немцы не гнушались приневолить к работе даже детей. Нас с Шурой фашисты поймали на полуразрушенной кондитерской фабрике, на Кольцовской, и заставили таскать в ведрах то ли кислоту, то ли щелочь - что-то очень едкое. Мы и еще несколько человек переливали эту жидкость в бочки, которые стояли на грузовиках, подогнанных к фабрике. От непосильной работы я и Шура быстро выбились из сил. Жидкость разъедала кожу на ногах и руках и даже одежду... И вот, выбрав подходящий момент, мы с братом бросились бежать через цех! Сзади раздались автоматные очереди: это немец-охранник открыл вслед нам стрельбу. Но мы успели выпрыгнуть через большое выбитое окно на тротуар...

Мы с Шурой видели соседа Матвея, копавшего могилы для убитых немецких солдат. На Кольцовской улице, от Плехановской до кондитерской фабрики, - там, где теперь бульвар, - тянулось немецкое кладбище. Могилы немецких солдат занимали всю территорию узкого зеленого луга вдоль сточной канавы. Рядом, на месте нынешнего пятиэтажного дома № 44 по Кольцовской, была большая усадьба, где делали гробы и кресты. Рыть землю заставляли военнопленных красноармейцев и задержанных гражданских. Однажды 18 наших солдат - как я теперь понимаю, за неповиновение - были отведены к торцу теперешнего дома № 54 (где арка бывшего магазина "Букинистическая книга") и расстреляны. Трупы долго не убирали, их обгладывали голодные собаки, развелось зловоние...

В дни оккупации города по нескольку раз в день приходилось наблюдать, как над нашими головами пролетали - волна за волной - немецкие бомбардировщики. Они сбрасывали смертоносный груз на окопы наших войск в районе Березовой рощи и СХИ. С этой стороны постоянно слышались гром от разрывов бомб и взрывы артиллерийских снарядов. Над этой окраиной, которую нашим войскам удалось отбить уже в первые дни, высоко поднимался густой черный дым. А заправлялись немецкие самолеты бомбами на аэродроме, который тогда находился на противоположной окраине города, сразу же за заводом № 16 (теперь механический завод). Летное поле аэродрома было покрыто металлической черепицей и огорожено колючей проволокой, оно тщательно охранялось".
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9062
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронеж во время оккупации

#5

Сообщение Sergey »

С 23 июня 1941 года Воронеж был объявлен на военном положении. Был введён комендантский час, светомаскировка. Курение на улицах в тёмное время суток запрещалось. Радиоприёмники предписывалось сдать в уличкомы или по месту работы. Во дворах частных домов необходимо было вырыть окоп, на случай воздушной тревоги.

В первые дни никто не думал, что война продлится так долго. Люди даже не сразу меняли свои планы на отпуск. Но потом, после сообщений о бомбёжках Киева и других городов стало понятно, что война продлится долго. Появились беженцы из западных областей, измученные, уставшие, в грязной одежде, с детьми и котомками. Через город гнали стада коров и комбайны.

Воронежцы уходили на фронт. Создавалось народное ополчение.
7 ноября 1941 года в Воронеже на площади Ленина состоялся военный парад. В тот год парад прошёл только в трёх городах: Москве, Куйбышеве и Воронеже.
Оборонные заводы готовились к эвакуации за Волгу. Демонтаж станков шёл круглые сутки. Авиационный завод был эвакуирован несколькими эшелонами, вместе с оборудованием, сотрудниками и членами их семей. Эшелоны уходили со станции Придача. Когда эшелон трогался в путь, то с аэродрома завода поднимались истребители и сопровождали его. Людей и технику надо было беречь от налётов немецких бомбардировщиков.

В самом затруднительном положении оказались те, чьи мужья и сыновья были на фронте. Им приходилось уходить из города пешком, уже в последние дни перед тем, как немцы вошли в город. На переправе у Чернавского моста творилась страшная давка, люди рвались на левый берег, а мост был слишком узким и не мог пропустить всех желающих покинуть город.
Те, кто не мог уйти по причине плохого самочувствия, оставались. Кто-то до конца не осознавал угрозы жизни в оккупированном городе. Кто-то просто не успел уйти.

Когда немцы вошли в город, то первое время боялись появляться на улицах, спускающихся к реке. А потом решили выселить всё оставшееся население этих улиц. Был вывешен приказ о том, что все жители города должны его покинуть. Люди уходили пешком в сторону Хохла.

Не все видели приказ, многие боялись покидать дома. Тогда немцы и венгры прошли по улицам с овчарками и автоматами на перевес, и ранним утром августа 1942 года выгнали воронежцев из своих домов с криками: - Шнель, Шнель! Они проходили улицу за улицей. Люди ещё спали, многие одевались и обувались на ходу. То и дело слышались автоматные очереди. Отстающих расстреливали.

Потом была селекция. Молодых девушек, после врачебного осмотра, загоняли в вагоны на вокзале и отправляли в Германию на работу. Евреев расстреливали, либо отправляли в лагерь доноров крови и кожи для немецких солдат.

А тех воронежцев, кто остался чудом в своих домах на улицах в центре города, расстреляли позже в Песчаном логу. Те, кто успел взять с собой паспорт, оказались опознаны в 1943 году, когда город был освобождён. Но, большинство расстрелянных в Песчаном логу не опознаны.

Были воронежцы, которым посчастливилось остаться в живых и пережить оккупацию в своих домах, на окраине города, там, где немцы боялись партизан. Что испытали эти люди, в домах которых жили немцы, а сами они ютились в чуланах с маленькими детьми, представить страшно.

Когда город был полностью освобождён, зимой 1943 года и наши войска вошли в Воронеж, то не было почти не одного уцелевшего дома. Только руины и огромное число убитых солдат и наших, и немцев. Немецкие кресты над могилами в Кольцовском сквере, превращённом в кладбище, искорёженная военная техника на улицах.

Ирина
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9062
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронеж во время оккупации

#6

Сообщение Sergey »

СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС О ЗВЕРСТВАХ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ НА ТЕРРИТОРИИ ГОР. ХАРЬКОВА И ХАРЬКОВСКОЙ ОБЛАСТИ В ПЕРИОД ИХ ВРЕМЕННОЙ ОККУПАЦИИ

ХАРЬКОВ, 15 декабря. (ТАСС).
Сегодня в гор. Харькове в Военном Трибунале 4-го Украинского фронта под председательством генерал-майора юстиции тов. А.Н. Мясникова и при участии государственного обвинителя полковника юстиции тов. Н.К. Дунаева началось слушанием дело о зверствах немецко-фашистских захватчиков на территории гор. Харькова и Харьковской области в период их временной оккупации.


Применение немцами для уничтожения советских граждан «газовых автомобилей» — «душегубок» подтверждают также привлеченные по настоящему делу в качестве обвиняемых немцы: унтерштурмфюрер Риц Ганс, заместитель командира роты СС, капитан германской армии Лангхельд Вильгельм — офицер военной контрразведки, изменник Родины Буланов Михаил — шофер Харьковской «зондеркоманды СД», а также свидетели: немцы оберштурмбаннфюрер Хейниш — окружной комиссар города Мелитополя, Кош Карл — инженер роты 79 германской пехотной дивизии и Бойко Иван — шофер Харьковской «зопдеркомапды СД».

(Показания свидетеля Бойко про Воронеж)

Вечернее заседание суда 16 декабря 1943 г.

Следующим допрашивается свидетель Бойко.
Председатель. — Пригласите в зал судебного заседания свидетеля Бойко.
(В зал судебного заседания входит свидетель Бойко).
Председатель. — Ваша фамилия?
(Обвиняемым вначале переводят допрос на немецкий язык переводчик Стеснова, затем переводчик Иванова).
Свидетель. — Бойко.
Председатель. — Имя и отчество?
Бойко. — Иван Семёнович.
Председатель. — Год рождения?
Бойко. — 1900.
Прокурор. — Расскажите, как вы попали на службу к немцам?
Бойко. — В октябре 1941 года в г. Киеве я пошёл работать шофёром, а также переводчиком в карательный отряд при гестапо.
Прокурор. — Потом вы вместе с командой переехали в Харьков?
Бойко. — Через некоторое время отряд переехал из Киева в Харьков, куда мы приехали 16 ноября 1941 года.
Прокурор. — Расскажите, как переселялись по приказу германского командования граждане города Харькова из городских квартир в бараки. Вы знаете об этом?
Бойко. — Через некоторое время был приказ начальника СД о выселении жителей города Харькова за город, в бараки, находящиеся вблизи Харьковского тракторного завода.
Прокурор. — Расскажите, как вывозили из больницы города Волчанска больных людей и уничтожали их?
Бойко. — 12 июня 1942 г. был получен приказ о выделении 15 человек. В это число попал и я, и мне надо было выехать в город Волчанок. По приезде в Волчанск для размещения прибывших была избрана больница. Больница была переполнена, но Гельмрих дал приказ очистить больницу от людей и вывезти их оттуда. После этого стали выполнять приказ. Немецкие солдаты, войдя в больницу, приказали всем больным одеваться якобы для переезда в Харьков. Все начали одеваться, но ввиду того, что был отдан приказ не надевать на себя одежду, некоторые из них поняли, в чём дело, и здесь началась паника. Их гнали, они не хотели выходить. Больные рвались к дверям, но здесь кругом стояли гестаповцы и выходить не разрешали. В тех, которые пытались уйти, стреляли, и в результате этого много было ранено и убито. Затем началась погрузка в машину с применением палок и оружия.
Прокурор. — Сколько человек было уничтожено таким путём?
Бойко. — В первый раз они вывезли 50 человек, а потом остальных. Всего было уничтожено 90 человек, около 80 больных, а остальные — обслуживающий персонал больницы.
Прокурор. — Расскажите, что вам известно об уничтожении советских граждан — жителей города Воронежа, высланных по приказу фон Радецкого?
Бойко. — После того, как наш отряд закончил работу в Волчанске, мы выехали оттуда в город Воронеж. Когда мы проезжали Белгород, «газенваген» остался в Белгороде. Через Курск мы приехали в Воронеж.
Прокурор. — По дороге вы никого не арестовали?
Бойко. — По дороге из Волчанска в Курск, а затем в Воронеж всё время происходили аресты и расстрелы. По приезде в Воронеж фон Радецкий издал приказ, чтобы все жители, оставшиеся в городе, покинули его а тот, кто останется в городе, будет расстрелян или повешен. Приказано было идти по направлению к местечку Хохол. Запуганные жители с детьми из города направились к местечку Хохол. Часть жителей была оставлена на месте, а других направили в другую сторону для проверки документов.
Прокурор. — Сколько человек тогда уничтожили?
Бойко. — Около 2 000 человек.
Прокурор. — Расскажите, как производилось уничтожение?
Бойко. — Прибывших пешком в местечко Хохол заключённых я и другие шофёры повезли по направлению к селу Матрёновка. По прибытии на место мы получили приказ разгрузить машину. Среди приехавших на машинах началась паника. Тех, кто пытался бежать, немедленно расстреливали. Я помню, как одна женщина, плача, кричала: «Зачем вы нас убиваете, не убивайте». Помню, как одна девочка умоляла гестаповца не расстреливать её мать. Она просила: «Дяденька, не убивайте мою мйму». Но гестаповец расстрелял сначала мать, а потом и девочку.
Прокурор. — Потом куда вы поехали?
Бойко. — Так продолжалось здесь несколько дней, и было расстреляно около 2 000 человек. После мы поехали в город Курск. Когда мы находились при гараже в городе Курске, шофёр Ганс Хери рассказал мне, как расстреляли людей в Курске. Он говорил, что несколько машин подъехало к тюрьме. В них были погружены арестованные, которых по приказу Радецкого отвезли к баракам и расстреляли. Ввиду нехватки патронов осталось нерасстрелянных 25 человек. Радецкому посоветовали, чтобы их отвезли в тюрьму и расстреляли в следующий раз, но он отдал приказ — обратно в тюрьму не возить, а убить их лопатами, винтовками и другими предметами.
Прокурор. — Следовательно, 25 человек, для которых не хватило патронов, были убиты винтовками и лопатами?
Бойко. — Да, винтовками и лопатами.
Прокурор. — Потом куда вы поехали?
Бойко. — Потом отряд выехал в Киев. Отсюда отряд поехал в Чернигов для борьбы с партизанами, но я заболел и остался в Киеве при местной команде. Я оставался на Институтской улице №5 в главном штабе.
Прокурор. — Главный штаб чего?
Бойко. — Главный штаб гестапо.
Прокурор. — Расскажите, что вы делали в Киеве?
Бойко. — Я работал в гараже. Шофёры, которые давно работали здесь говорили, что в Киеве каждый день происходят аресты в расстрелы. Я видел газовую машину, которая стояла в гараже. Она уходила утром и возвращалась к вечеру.
Прокурор. — Назовите, свидетель Бойко, фамилии гестаповцев, руководивших массовым уничтожением советских граждан в Харькове.
Бойко. — Штурмбаннфюрер Гранбель, оберштурмфюрер Фейнгольц, оберштурмфюрер Кирхе, оберштурмфюрер Фаст и его помощник Петерс.
Людмила-С
Сообщения: 737
Зарегистрирован: 24.01.2020

Воронеж во время оккупации

#7

Сообщение Людмила-С »

После прочитанного, хочется просто помолчать, потому что сказать что-либо очень трудно.
Аватара пользователя
Red Cat
Сообщения: 2164
Зарегистрирован: 07.12.2016

Воронеж во время оккупации

#8

Сообщение Red Cat »

Sergey писал(а):Воспоминания личного характера Н.А. Попова, ребенком пережившего оккупацию и эвакуацию.

.... А заправлялись немецкие самолеты бомбами на аэродроме, который тогда находился на противоположной окраине города, сразу же за заводом № 16 (теперь механический завод). Летное поле аэродрома было покрыто металлической черепицей и огорожено колючей проволокой, оно тщательно охранялось".
Что то как то не верится...
Э.Д.С.
Сообщения: 446
Зарегистрирован: 26.02.2017

Воронеж во время оккупации

#9

Сообщение Э.Д.С. »

Red Cat писал(а): Что то как то не верится...
Согласен. Аэродром в нескольких километрах от линии фронта не бывает. Дальность стрельбы пушек, стоящих перед Диорамой а парке Патриотов 13 километров, что говорить о дальнобойной артиллерии.
Аватара пользователя
Red Cat
Сообщения: 2164
Зарегистрирован: 07.12.2016

Воронеж во время оккупации

#10

Сообщение Red Cat »

Блокнот видать решил скомпилировать два рассказа, чуток доработав
Общество, 21.01.2018 21:00
Фашисты не гнушались даже детьми! – воронежцы, пережившие оккупацию

Наше издание продолжает цикл статей, посвященный «грозовым сороковым» годам прошлого столетия, когда наши предки выстояли и одержали Победу.

Жизнь в оккупированном Воронеже в 1942 и 1943 годах многие историки сравнивают с преисподней на земле. Как мы отмечали ранее, фашисты устроили массовые казни населения. Людей вешали, расстреливали, издевались и отбирали продукты. Особенно лютовали венгры на юго-западных окраинах города.

Что же касается немцев, то, заняв центр Воронежа, они сначала боялись появляться на улицах, которые спускались к реке. Через некоторое время они все же решились выселить жителей домов в этом месте. В Воронеже был вывешен приказ, в котором говорилось, что все местное население должно покинуть город в спешном порядке. Наши предки постепенно пошли пешком в направлении Хохла.

Тем не менее, указанный приказ фашистов видели не все воронежцы. Многие также боялись покинуть свой дом, рефлекторно опасались за имущество. Тогда немцы вместе с венграми пошли с автоматами и овчарками по улицам. Это происходило ранним утром августовского дня 1942 года. Еще спящих людей стали выгонять на улицу. Многие одевались и обувались на ходу. Фашистские оккупанты, по рассказам переживших те страшные годы, кричали только одно: «Schnell! Schnell» (Быстро! Быстро!).

- То и дело слышались автоматные очереди. Тех, кто отставал, расстреливали, не думая. Это был ад на земле! Потом немчура устроила селекцию. Здоровых девушек погрузили в вагоны и отправили на работы в Германию. Евреев расстреляли или запихнули в концлагерь. А потом воронежцев, которые остались в своих домах в центре города, вывели и расстреляли в Песчаном логу! – вспоминает ребенок войны Алевтина Бобровникова.

Стоит отметить, что оккупанты, по рассказам переживших то время, относились к воронежцам, как к двуногому скоту. У людей полностью вычищали их закрома, отбирали продукты, а затем начинали издеваться. Тем не менее, наиболее лютыми были отнюдь не немцы, а венгры. Историки отмечают, что солдаты этой страны отличались невиданной жестокостью. Когда они ловили партизан, то вырезали им еще живым штыками советские звезды.

Были и те воронежцы, которые прошли оккупацию в своих домах. Они ютились в чуланах, на чердаках. Однако это были жители окраин. В этих местах захватчики не боялись партизан. Таких людей были единицы.

- На перекрестке улиц Плехановской и Кольцовской мы с замиранием сердца читали вывешенный приказ немецкого коменданта города фон Радецкого: всем жителям Воронежа грозила смертная казнь за связь с партизанами и за нарушение правил поведения в городе. Очевидно, такие же листовки появились на других крупных перекрестках. Оккупанты принуждали трудоспособное население города к погрузке продовольствия и других материальных ценностей, которые нашим властям не удалось вывезти в дни и часы экстренной эвакуации города. Я смело могу заявить, что немцы не гнушались приневолить к работе даже детей. Нас с Шурой фашисты поймали на полуразрушенной кондитерской фабрике, на Кольцовской, и заставили таскать в ведрах то ли кислоту, то ли щелочь - что-то очень едкое. Мы и еще несколько человек переливали эту жидкость в бочки, которые стояли на грузовиках, подогнанных к фабрике. От непосильной работы я и Шура быстро выбились из сил. Жидкость разъедала кожу на ногах и руках и даже одежду... И вот, выбрав подходящий момент, мы с братом бросились бежать через цех! Сзади раздались автоматные очереди: это немец-охранник открыл вслед нам стрельбу. Но мы успели выпрыгнуть через большое выбитое окно на тротуар, - вспоминает воронежец Николай Попов, переживший оккупацию.

Словом, захватчики Воронежа сейчас представляются настоящими исчадиями ада. Но все это только мысленные представления. Для наших предков – это была суровая правда жизни, которая выпала на их долю.

bloknot-voronezh.ru/news/fashisty-ne-gnushalis-nichem-voronezhtsy-perezhivsh-927703
Я бы, очень критично воспринимал подобные рассказы - воспоминания очевидцев. Если встречаю подобные рассказы в инете стараюсь скопировать куски и прогнать через поиск Яндекс и Гугл, что бы понять, может эти воспоминания уже всплывали. Посмотреть, как они меняются и попытаться найти первоисточник. :ag: .
Аватара пользователя
Red Cat
Сообщения: 2164
Зарегистрирован: 07.12.2016

Воронеж во время оккупации

#11

Сообщение Red Cat »

Sergey писал(а): Часть жителей была оставлена на месте, а других направили в другую сторону для проверки документов.
Прокурор. — Сколько человек тогда уничтожили?
Бойко. — Около 2 000 человек.
Это, как я понимаю немцы евреев (ну или, кто им евреем показался) расстреляли.
Э.Д.С.
Сообщения: 446
Зарегистрирован: 26.02.2017

Воронеж во время оккупации

#12

Сообщение Э.Д.С. »

Red Cat писал(а): Что же касается немцев, то, заняв центр Воронежа, они сначала боялись появляться на улицах, которые спускались к реке. Через некоторое время они все же решились выселить жителей домов в этом месте. В Воронеже был вывешен приказ, в котором говорилось, что все местное население должно покинуть город в спешном порядке. Наши предки постепенно пошли пешком в направлении Хохла
Кого немцы боялись на улицах - хулиганов? Немцы столкнулись с неприятной ситуацией, когда взять город полностью не хватало сил, и на линии фронта оказалось многочисленное мирное население. Неизвестна численность советской агентуры, да и разведчики переправлялись через реку, например будущий космонавт К.П. Феоктистов . Немцы решают выселить жителей полностью.

Из маминых воспоминаний. Когда начались бомбёжки центра города наши близкие родственники поселились в квартире маминой тёти на ул.Дурова около музея.Всего собралось девять человек от 70 до 10 лет. Единственный мужчина, мамин двоюродный брат допризывного возраста, погиб уже при немцах. Ночью вышел во двор в светлой рубашке и перебежал в сарайчик. Этого было достаточно немцу на колокольне церкви на Терновой поляне и он полоснул по сарайчику из пулемёта. Парня похоронили здесь же во дворе.
В назначенный день все были готовы к выходу в неизвестность, и когда появились люди с Пролетарской улицы отправились и наши семь женщин и девочка школьница. Сзади шли немцы с оружием, но выстрелов мама не вспоминала. Шли медленно, ведь мамина двоюродная сестра была на девятом месяце беременности, и на ночь остановились в пустующем доме на Чижовке. Утром отправились в сторону Орловки, где по мосту переправились через Дон. Там они узнали, что в Хохле жителей собирают в лагерь за колючую проволоку, и решили идти в другую, точно не знаю какую, сторону. Вскоре немцы отправили их по железной дороге в Касторненский район Курской области.
Людмила-С
Сообщения: 737
Зарегистрирован: 24.01.2020

Воронеж во время оккупации

#13

Сообщение Людмила-С »

Э.Д.С., как же интересно вы рассказываете. Спасибо.
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9062
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронеж во время оккупации

#14

Сообщение Sergey »

Игорь Шахмаметьев: «Фашисты объявили, что нас ждет расстрел»
443.jpg
– Я родился в Воронеже в 1935 году в семье, состоящей из бабушки, дедушки, матери и меня. Отец умер. Мать работала агрономом в областном земельном отделе, дедушка был преподавателем лесного института (ныне – лесотехнический университет). В 1941 году мне было шесть лет. В ноябре немцы впервые сбросили бомбу на авиационный завод. Никого не убили, но напугали. Так получилось, что именно в этот день умер дедушка. Тринадцатого июня 1942 года немцы разбомбили Пионерский сад. Седьмого июля началась эвакуация. Сначала начали эвакуироваться предприятия – вывозили оборудование, уезжали люди – рабочие, инженеры.

Маме на работе сказали: «Расходитесь». Эвакуировать ее небольшой коллектив никто не собирался. Говорили, что по Воронежу ездила машина, из громкоговорителя которой доносилось: «Граждане, покидайте город!». Но мы такого не видели. Мы жили на улице Героев Красной Армии, недалеко от пединститута, на спуске к «Динамо». Жили в двухэтажном доме на частной квартире, хозяином которой был поляк.

В городе шли бои, но коренные воронежцы были уверены, что город не сдадут. До войны в Воронеже жило 340 тыс. человек, во время войны осталось примерно 150 тыс. горожан. Но Гитлер наметил наступление на Сталинград, чтобы перерезать поставки бакинской нефти в центр России. Воронеж оказался на пути движения миллионной гитлеровской армии. Удержать его было невозможно.

За несколько дней до того, как немцы вошли в город, перестало работать радио. А ведь можно было объявить: «Граждане, бегите в разные стороны! Город будет сдан». Не выходили и газеты. В один прекрасный день мы проснулись и увидели во дворе немцев. Мы затаились и не выходили из дома. Наш дом стоял на возвышенности. В нем и соседних домах немцев не было – они могли быть обстреляны с левого берега. Но немецкий офицер лазил к нам на чердак и из бинокля смотрел на левый берег. Видимо, наши войска его заметили и взяли наш дом на заметку.

Хозяева квартиры жили по соседству с нами. Их сын Жора – высокий худощавый студент с кучерявой шевелюрой – не уехал в эвакуацию, постеснялся оставить престарелых родителей. Как-то раз он вышел покурить на балкон-галерею. Видимо, наши подумали, что это немец, и пустили по галерее два крупнокалиберных снаряда. Жоре осколком перебило сонную артерию, кровь шла фонтаном. Мы увидели, что галерея вся в дыму, а сын истекает кровью на руках у матери. Жору похоронили во дворе под сиреневым кустом.

Вечером к нам зашла группа немецких солдат с переводчиком. Приказали всему трудоспособному населению идти на проверку документов и регистрацию. Стариков и детей не брали. У нас в доме не было людей призывного возраста. Мне исполнилось семь лет. Мать сказала, что надо идти всем вместе. В частном секторе в районе «Динамо» набралась огромная толпа. Нас под конвоем повели на перекресток улиц Кирова и 20-летия Октября, в здание маслозавода. Мы заночевали в большом подвале.

Утром нас поставили под большим балконом жилого дома. На нем стояли немецкие офицеры, которые объявили: «Вы не выполнили приказ немецкого командования. Вам было приказано в десятидневный срок покинуть город». Местное население им мешало. А мы даже не знали о таком приказе – в центр мы не ходили, приказа не видели. Фашисты объявили, что за невыполнение приказа всех нас ждет расстрел. Немцы выдержали минутную паузу и продолжили: «Немецкое командование над вами сжалилось – вы пойдете в наш тыл и будете на нас работать». Мы пошли в сторону Семилук пешком. Когда проходили мимо сгоревших домов, бабушка подобрала кофейник, который прошел с нами всю войну. Он был и кастрюлей, и чайником, и кружкой.

В Семилуках нам предстояло перейти через Дон, но моста и паромной переправы не было. Вместо моста в дно были вбиты сваи, на которые была проложена доска шириной 15 см. Перейти по ней на другую сторону можно было только боком. Ни мама, ни бабушка, ни я не умели плавать. С животным страхом мы перешли Дон, и ни один человек из нашей толпы не упал (в такие моменты сознание не работает, организм переходит в режим выживания). Немцы перешли Дон на лошадях.

Идти в жару было утомительно, хотелось пить. Но воды не было – только подернутые тиной лужи на деревенских дорогах. Бабушка мне запрещала пить из лужи, но потом пожалела меня и зачерпнула кофейником воду. Сделал два глотка – вкус до сих пор помню, никогда после этого не пил из луж. Но от грязной воды не заболел – в то время была другая экология.

Наша толпа состояла в основном из пожилых и детей. Среди полицаев и конвоиров были не только немцы, но и русские, которые сдались в плен и вытащили из пилотки звездочку. Одна тетка подошла к русскому конвоиру и сказала: «Вон та бабка – еврейка». Он тут же застрелил невинную женщину.

На полустанке нас посадили в угольные вагоны. Ночью из проезжающего мимо эшелона немцы бросали в наш вагон буханки хлеба с плесенью – то ли из жалости, то ли как свиньям.

За трое суток доехали до Киева. Там нам дали теплую пищу – лапшу на курином бульоне. Мы ее ели из кофейника. Приехали в Винницу. Там немцы спросили у нас, кто хочет последовать в Германию, кто – в город, кто – в село. Мы выбрали жизнь в селе. Так оказались в селе Блажиевка Винницкой области. Старостой села назначили ответственного человека. Ему сказали: «Если будешь плохо руководить селом, мы тебя повесим». Мы заняли брошенную хату, мама начала работать у соседей. Они давали за это картошку, просо и зерно.

В Винницкой области не было партизан. Урожай, мясо и рыбу крестьяне отдавали немцам. На все село был один инвалид-немец, который присматривал за тем, как работают местные. Подросшую молодежь отправили в Германию как рабочую силу, но по пути они разбежались и вернулись в село. За это в 1943 году немцы сожгли десять изб, зарезали десять коров. Немцы сказали, что, если кто-то еще сбежит, они сожгут село.
Про то, что освободили Воронеж, мы не знали – у нас не было радио и газет. Вскоре прошел слух о том, что немцы будут забирать в Германию мужчин и женщин от 35 до 45 лет. Как-то раз мама пришла и сказала бабушке: «Я договорилась с одним мужчиной, он мне отрубит левую руку – инвалидов в Германию не берут». Но людей больше не забирали.

В 1943 году под Винницей шли бои. По селу летали трассирующие пули. Ночь на 1 января 1944 года мы встретили в погребе у местного жителя, евангелиста. Наутро он сказал: «Вылезайте – красноармейцы в хате чай пьют». Так нас освободили. Мы вернулись в Воронеж. Наш дом к тому времени был занят, мы сняли угол в Новой Усмани. В первый класс я пошел в девять лет – из-за войны все ребята были переростками.
Аватара пользователя
Red Cat
Сообщения: 2164
Зарегистрирован: 07.12.2016

Воронеж во время оккупации

#15

Сообщение Red Cat »

Э.Д.С. писал(а):Кого немцы боялись на улицах - хулиганов?
Я считаю это поздняя вставка про "боялись". Сделано это добавление журналистом с целью усилить восприятие, что Воронеж немцы взяли не полностью.

я просто привел в пример, что все эти воспоминания надо воспринимать критически. И проверять, хотя бы минимальными способами, посмотреть другие версии одного и того же воспоминания и хотя бы попытаться найти первоисточник. Журналисты, как правило, их дорабатывают и не стесняются добавлять свое, по большей части сгущая драматизму, добавляя ненависти к врагу или добавляя героизму. Выдавая за воспоминания очевидцев компиляцию реальные воспоминаний плюс фантастические добавки (личное видение или заказуху). По мне так многие эти статьи агитка, причем бездарная агитка, которую нормальный человек всегда видит. Относится к ним как к 100% правде, ну это либо обще мозгов не иметь, либо быть заинтересованным. Там всегда есть некая неопределенность, где правда, где клюква.
Э.Д.С. писал(а):Немцы столкнулись с неприятной ситуацией, когда взять город полностью не хватало сил, и на линии фронта оказалось многочисленное мирное население. Неизвестна численность советской агентуры, да и разведчики переправлялись через реку, например будущий космонавт К.П. Феоктистов . Немцы решают выселить жителей полностью.
Я с этим согласен, я уже и писал, имхо, жители немцам слегка мешали, поэтому и выселили. единственное я сомневаюсь, что немцы планировали взять город полностью. У них там насколько я понимаю даже планы брать или нет правобережную часть менялись.
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9062
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронеж во время оккупации

#16

Сообщение Sergey »

А эту историю нам рассказала наша землячка Зинаида Размустова – ребенок военного поколения, труженица тыла, награжденная медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», мама которой чудом спаслась в те страшные августовские дни:

– Война разлучила нашу семью. Отец, не попадавший по возрасту под мобилизацию на фронт, записался добровольцем в сводный отряд бойцов народного ополчения, комиссаром которого был Куцыгин. Я находилась на Урале, куда меня отправили вместе с другими школьниками в середине лета 1942-го. Работала на заводе, где изготавливали снаряды. Брат оказался в Казани. Поэтому, по рассказам мамы, когда немцы вошли в город, она была в нашем частном домике, что располагался за строительным институтом, одна. Ночью пришел попрощаться отец – ополченцы отступали на левый берег. После его ухода мама спряталась в погребе. А на утро по улицам пошли немецкие автоматчики и начали всех выгонять из домов. Добрались и до нее… Мама взяла с собой на привязи козу, повесила ей на шею мешочек с сухарями и пошла. На улице она увидела толпу горожан. Соседки – молодые девчонки ринулись было бежать, но их перехватили автоматчики. Позже стало известно, что этих девушек отправили на работы в Германию, где они находились до конца войны. Самой маме в 1942-м было около 50 лет…

Людей гнали по улицам, пока они не вышли на окраину Воронежа, в район теперь уже всем известного Песчаного лога. Там их остановили и начали «сортировать»: евреев, пожилых – в одну сторону, остальных – в другую… А в этом месте рос кустарник. Наша проголодавшаяся коза пошла к нему и потянула маму за собой. Она чуть отступила – немцы не заметили. Затем еще и еще. Вот так потихонечку – от кустика к кустику и ушла, а потом уже издалека слышала выстрелы. Так что, выходит, маму спасла наша коза. Вместе они добрели до Малышево, затем до села Устье, где жила моя тетя. Потом оно было оккупировано фашистами и снова пришлось жить в постоянном страхе, не зная, что с близкими, не представляя, что готовит каждый новый день… »

«Новый порядок» в действии. Известно множество фактов, свидетельствующих о политике террора против населения нашей области, проводимой оккупантами. Только в одном россошанском концлагере захватчики уничтожили 1500 человек. Массовые убийства мирных жителей были произведены в селе Девица Семилукского района, в Поповом логу у села Староникольское в Хохольском районе…

В оккупированной части Воронежа действовала особая команда «Служба безопасности», возглавляемая отъявленным нацистом Августом Брухом (управление СД размещалось на Карла Маркса, 92)....

по материалам infovoronezh.ru
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9062
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронеж во время оккупации

#17

Сообщение Sergey »

Хорошо помню рассказы моей бабушки, мамы и ее младшей сестры о войне.
Итак, с. Малышево, лето 42-го.

Бабушка (28 лет) попала в оккупацию с 2-мя дочками: мама (почти 8 лет) и тетя (4 года). Ее мужа (моего деда) эвакуировали вместе с авиазаводом (хотя он там ни до, ни после войны не работал). Почему? Видать, грамотных было мало.

Немцы вошли в село вечером, на закате. Дату я вывел позже сам: 4 июля. Очень легко вычисляется и дивизия - 24 танковая. Первой по селу ехала полевая кухня, за ней - мотоциклисты. Мама в этот момент пила из кружки молоко и ей почему-то особенно запомнились закатанные рукава. Видимо, они были уверены в том, что наших войск в селе нет.

Танков, естественно, было было много и, опять же естественно, наша авиация протоптала туда дорожку. Один раз налет был особенно сильным. (На сельском кладбище и сейчас можно найти много могил с одинаковой датой смерти. Точно не помню, надо походить как-нибудь, уточнить, но это 4-10 июля.) Погибли от своих же, много детей, но летчиков никто не обвинял. Одна бомба угодила прямо в купол церкви, пробила его, но не взорвалась (такие сюжеты бывают только в кино). Так и стоял храм с овальной дырой в крыше до 90-х гг. Сейчас храм восстановили.

Первым делом немцами была расстреляна оставленная подпольная группа во главе с директором школы. Такие группы создавались заранее в большинстве мест. Бабушка считает, что их выдали свои же.

Население перебралось жить в землянки-погреба, по всему селу были вырыты траншеи (кем и когда успели - неизвестно). Так продолжалось до массовой эвакуации на ст. Курбатово. Подчеркну, что вывели (пешком) всех поголовно, село осталось пустым. Немцы боялись партизан, которые, говорят, были в Шиловском лесу. Наверное это была середина августа.

Выбрали нового старосту и... жизнь продолжалась. Далее - эпизоды.

1) Как-то вечером (ночью?) в село со стороны Петино (там был один из заслонов) пробрался наш молоденький перепуганный солдат с автоматом. Его спрятали на чердаке одного дома. Там он жил несколько дней. Бабушка знала об этом и ее младшая золовка (сестра мужа, т.е. моего дедушки) носила ему еду. Иногда брала с собой маму, т.к. из-за небольшой разницы в возрасте они были подружками. Одна женщина выдала его. Несколько немцев подошли к дому, стащили его с чердака, автомат разбили об крыльцо. Пацан при этом громко плакал. Бабушка видела все это своими глазами и ей запомнился его крик и как "ломали автомат". После он работал какое-то время при кухне, дальнейшая его судьба неизвестна. (После войны ту женщину не посадили в тюрьму за предательство, хотя плевали ей в лицо; ее дом находится неподалеку от бабушкиного, говорили, что с ней никто не здоровался).

2) Бомбежка. Началось все внезапно. Бабушки дома не было, мама с сестрой гуляли. Мама (постарше) убежала в погреб, а младшая оказалась далеко от укрытия, никуда не успевала, растерялась и ее... закрыл собой один немец. Он всю бомбежку пролежал на ней, стреляя из винтовки по самолетам, при этом очень громко ругаясь (это понял даже малыш без перевода).

3) Немцы часто (и сильно) били младшего брата бабушки. Он был призывного возраста, но т.к. до войны отморозил себе руки, то был невоеннообязаным. Это все выглядело очень подозрительно. Для них он был как красная тряпка. Могли бы и расстрелять.

4) Немцы очень любили одного своего командира. Какого именно? Полка? Роты? Не знаю. Так вот, каждое утро они уходили (бабушка показывала рукой на восток), "воевать". Вечером - возвращались. В один день они понесли особенно большие потери, в т.ч. погиб ТОТ командир. 2 дня все население не выходило из погребов на улицу, боялись "нарваться" на немцев. Те срывали злость на всех без разбора.

5) У бабушки была коза. Как-то она стала замечать, что у козы стало очень мало молока. (А ей кормить двоих детей.) Стала следить - и "застукала" немца, который приспособился рано утром доить нашу козу. Бабушка. естественно, на него с претензиями - он ее грубо оттолкнул. Что ударил или тем паче избил, сочинять не буду. Осадок у меня остался почему-то не жестокости, а хамства. Обида повела бабушку к его командиру (опять же спросите: какому именно?). Допустим, роты. Тот выслушал и сказал: матка, не бойся, все исправим! И ведь больше козу не трогали!!

6) Во время эвакуации (тода еще не знали, что в Курбатово) часть ДЕВУШЕК отобрали и сразу увезли в Германию. Среди них - старшую сестру дедушки (вернется в 1945-м). Младшей (той, что носила еду солдату на чердаке) удалось спрятаться и вместе со всеми дойти до Курбатово. В начале женщин насиловали немцы (особо не выбирая места), затем - ласкали кнутами мадьяры. Что было уготовано остальным - угон или лагеря - неизвестно. Жили они в лагере за колючей проволокой, пока зимой 43-го года наши самолеты не разбомбили станцию и немцы не разбежались. Еще стоял снег, когда жители вернулись обратно в Малышево. Возвращались буквально по кускам тел немцев (бомбежка!), которые вмерзли в землю и мешали ехать санкам. Некоторые привозили с собой трофейные сапоги. Вместе с отрезанными ногами. Мороз!
Уцелевшие дома и даже погреба (!) были заминированы. Ребята подрывались, становились калеками. В итоге от села остались лишь печные трубы, один дом (до войны был один кирпичный) и храм (с дырявой крышей).

7) В Курбатово и обратно жители шли под руководством старосты. Через 1-2 дня после возвращения в село, старосту "забрали" в наш СИЗО на ул. Желябова. А теперь самое удивительное: той же осенью 1943 г его выпустили на свободу. Оказалось, что староста был связан... с партизанами и т.п. Входил в запасной (в НКВД не наивные люди служили!) уровень подполья. На проверку и перепроверку ушло 8 месяцев, но в итоге все сошлось и его оправдали. Старосту! В 1943-м году! В то время, когда за одно только подозрение в подобных вещах грозили если не расстрел со штрафбатом, то 25 лет - это как минимум. Мама мне говорила, что она еще долго могла зрительно отыскать "его" окно в здании СИЗО. Причем тут мама? Так ведь она же его родная внучка! Соответственно, мне он доводится прадедом. Возможно, это частично объясняет лояльность немцев к моей бабушке.

Умер прадед в начале 60-х. Похоронен на сельском кладбище. На его могиле установлен памятник со звездой. Эту историю вначале знали только взрослые, рассказывали кратко, негромко. Про ордена и медали я ничего не слышал.

P.S.
а) Я задал вопрос органам: как насчет "проникнуть в архив", познакомиться с делом прадеда. Мне объяснили, что пока все детали построения подполья в годы ВОВ засекречены. Непонятно. Может, просто связываться не хотят? Про пакт о ненападении раскрыли по ТВ все нюансы, а про местных партизан... Сколько ждать? Успеем?

б)В конце 90-х гг ВСЕ КОРЕННЫЕ жители Малышево, обратившиеся в суд, официально получили статус "узника/несовершеннолетнего узника", который давал какую-то прибавку к пенсиям. Несмотря на то, что "архивы не сохранились". Кто попал в Германию - получали немецкие марки. Живьем.


armkart , bvf.ru
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9062
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронеж во время оккупации

#18

Сообщение Sergey »

Объявление местной фашистской комендатуры о режиме передвижения по улицам. (1 октября 1942г.)
(ГАВО.Ф.Р-1784.Оп.1.Д.33.Ч.2)
Вложения
77.jpg
Ответить