Улица Фридриха Энгельса

Старый Воронеж
Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 2541
Регистрация: 16.11.2016

Улица Фридриха Энгельса

#1

Сообщение Sergey » 04 май 2017, 13:42

Улица Фридриха Энгельса (Малая Дворянская) - Воронеж
Цитата:
Одна из самых известных, популярных центральных улиц города. Ее северо-восточный участок проходит параллельно проспекту Революции, соседствует с ним. В старину это была длиннейшая улица, которая тянулась более трех верст через весь город, от одной окраины до другой. Теперь она пролегает в Центральном и Ленинском районах.

Улица зарождалась в первой половине 1770-х годов, когда жителям Воронежа разрешили селиться за городским валом. Образовались неровные кварталы. Между ними по генеральному плану города 1774 года проложили улицу с прямыми очертаниями. На перекрестках с двумя лучевыми улицами (Старой Московской и Большой Девицкой) она делала повороты, в результате вписываясь во всю новую обширную планировочную структуру города.

В конце XVIII века улица называлась 1-й Дворянской линией, или просто 1-й линией (в отличие от Большой Дворянской линии – проспекта Революции). В XIX веке слово «линия» отпало. Улица именовалась 1-й Дворянской вплоть до 1870-х годов. Затем более употребительной стала другая нумерация Дворянских улиц, при которой описываемая улица числилась 2-й Дворянской.

Одновременно, с конца XVIII века, ее называли Малой Дворянской, а к началу XX века это имя стало самым привычным.

Северо-восточный участок (от его начала до пересечения со Старой Московской, теперешней ул. К. Маркса) вполне оправдывал свое дворянское название, особенно в раннее время. В конце XVIII и в первых десятилетиях XIX века в этом районе размещались обширные усадьбы дворян – с огромными садами, часто простиравшимися до соседних улиц. В результате Малая Дворянская получилась очень зеленой улицей. На отрезке между нынешними улицами Феоктистова и Комиссаржевской на Малую Дворянскую выходили задние, тыльные части усадеб, лицевые постройки которых стояли на Большой Дворянской (где были и крупные учреждения). Так что летом по Малой Дворянской шла сплошная зеленая садовая полоса.

Наиболее значительными по размерам были сады Комиссариатской комиссии (с 1803 года она занимала здание нынешнего художественного музея им. Крамского), Дома губернатора (теперь № 22 по проспекту). Кроме того, к началу Малой Дворянской примкнул общественный Городской сад (теперь Первомайский), заложенный в конце 1840-х годов. Пейзаж дополняли зеленые насаждения на участках Кадетского корпуса и больницы Приказа общественного призрения (позже губернского земства).

Документы 1780 года называют некоторых самых первых домовладельцев 1-й Дворянской линии: это коллежский асессор Н.В. Нелюбов, капитан Н. Петров, «лейб-гвардии капитан-поручик» А.П. Титов. Все трое жили по соседству, на участке между теперешними улицами К. Маркса и Комиссаржевской.
Позднее в числе наиболее знатных домовладельцев были: Д.В. Чертков, вошедший в историю как сын наместника и многолетний губернский предводитель дворянства, – в 1792 году этому дворянину отвели участок на углу с нынешней улицей Чайковского; а также поручик А.П. Иванов, предводитель дворянства Воронежского уезда, – в XIX веке ему принадлежали две усадьбы, и одна особенно крупная в районе современного дома № 24.

В 1790-х годах строился не дошедший до наших дней дом Д.В. Черткова, закругленный на углу улиц. В 1820-е годы здание перешло к Дворянскому депутатскому собранию, и тогда его не только перестроили, но и расширили со стороны улицы Чайковского – создали великолепный зал дворянских выборов, внешне отмеченный величественным шестиколонным портиком. В 1850-е годы к зданию сделали дополнительные пристройки, после чего сюда переехал дворянский клуб, ранее снимавший частный дом. И в целом здание использовали не только для дворянских выборов, но и для различных вечеров, концертов, балов, которые часто собирали «высший цвет» местного общества. В 1907 году на здешнем благотворительном вечере побывал писатель И.А. Бунин и, как считается, образно передал обстановку бала в своем рассказе «Натали»: «...Пробираясь в толпе по красному ковру лестницы, я поднялся на площадку, вошел в особенно густую и уже горячую толпу, стеснившуюся перед дверями залы... И я наконец пробрался, остановился на пороге, слушая разливы и раскаты оркестра над самой моей головой, глядя на сверкающую зыбь люстр и на десятки пар, разнообразно мелькавших под ними в вальсе...».

В том же квартале, на углу с теперешней улицей Комиссаржевской вплоть до 1910-х годов сохраняла самобытность огромнейшая усадьба, принадлежавшая в начале XX века семье известного дворянина К.К. Шуринова. Родственниками Шуриновых были Троицкие – семья, из которой вышел видный воронежский зодчий Н.В. Троицкий. И он запомнил, как у Шуриновых «шумел тенистый парк со многими аллеями, искусственными ручьями и мостиками через них, с беседками в зарослях сирени. Вот тут-то и пели по весне соловьи». В своих мемуарах архитектор отчасти воскрешает и типичную дворянскую атмосферу, царившую в домах на Мало-Дворянской; пишет, что его вместе с братом учили танцевать: «Первое время учились в доме семьи Шуриновых – Константина Константиновича и Анны Николаевны, где были три красавицы-дочки… и сын… Как раз не хватало двух кавалеров. Преподавателем был учитель танцев из Кадетского корпуса. После урока был обязательно чай с пирожными… А пирожные были просто волшебные. То, что сегодня продают как пирожные, – это жалкая карикатура на прежние пирожные…».

Однако другие дворянские усадьбы в XIX и начале XX века часто дробились на более мелкие, переходили в руки купеческого сословия, застраивались новыми домами на месте деревьев. И еще одна особенность этого участка Мало-Дворянской: на ней располагали административные и культурно-просветительные учреждения.

В 1869 году Воронежское уездное земство приобрело усадьбу у жены действительного статского советника Надежды Даниловой. Имение находилось в очень престижном квартале, заключенном между улицами К. Маркса и Комиссаржевской. Вплоть до революционных лет здесь работали земские учреждения. В результате Мало-Дворянская была центром общественного движения целого уезда, территория которого окружала Воронеж и охватывала многие села современных Новоусманского, Хохольского, Семилукского, Рамонского и других районов. Именно в этой уличной усадьбе народился широко известный из краеведческой литературы конфликт между земскими деятелями и властями. В 1902 году здесь прошли заседания уездного комитета «Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности». Под влиянием резких речей Н.Ф. Бунакова, С.В. Мартынова и других земцев-подвижников, критиковавших российскую действительность, был составлен доклад, который имел большой политический резонанс и вызвал репрессии со стороны правительства.

Соседняя (с правой стороны) усадьба в 1837 году перешла от дворянской семьи Петрово-Соловово к купцу И.И. Нечаеву. А его сын-наследник, известный благотворитель А.И. Нечаев пожертвовал усадьбу для создания женского училища, которое открыли в 1863 году, а позднее преобразовали в Николаевскую женскую прогимназию. Деревянное здание изначально было плохим – старым и ветхим. Однако в 1890-х годах в подаренной усадьбе удалось возвести большое каменное здание для прогимназии.

Очень долгое время, в течение второй половины XIX и начала XX века, купчиха Д.И. Кузнецова обладала усадьбой между владениями Дворянского собрания и Шуриновых, там, где теперь вход на центральный стадион. В 1893–1905 годах в доме Кузнецовой размещалась учительская семинария.
В начале XX века значительные здания появились около перекрестка с улицей Комиссаржевской. На одном углу располагалась частная мужская гимназия С.М. Морозовой; в квартале наискосок – частный электротеатр и в частном же доме – Контрольная палата, государственное ревизионно-финансовое учреждение.

Особое место на Малой Дворянской – Кадетский плац, устроенный в начале улицы в 1840-х годах. Он предназначался для занятий воспитанников Кадетского корпуса (см. статью «Улица Феоктистова»). Плац находился в квартале, ныне заключенном между улицами Ф. Энгельса, Чайковского, Студенческой и Феоктистова. Площадь была пустынной, однако по всему ее периметру тянулась липовая аллея. В часы и дни, свободные от учебных упражнений, пустырь могли посещать все воронежцы. Некоторые приходили сюда послушать военную музыку. В 1883 году общество велосипедистов избрало плац для своих упражнений и соревнований, устроив круговую дорожку.

Эта площадь была самой обширной в Воронеже – поэтому ее облюбовали для крупных общественных мероприятий: представлений, церемоний, революционных митингов, военных смотров. В 1871 году некая Амалия Гюнтер объявила через газету о том, что на плацу открывается народное увеселение – «механический карусель», а также «механический театр, в котором будут даваемы ежедневно представления, состоящие из прусско-французской войны... из 2000 механических фигур, крестного хода в г. Рим на Троицын день... Торжества в аду... и в заключение карикатурные картины, хромотрон, или игра красок». В 1913 году на плацу проходили торжества, посвященные 300-летию Дома Романовых. Наплыв публики был такой сильный, что на плац пускали только по билетам. После молебна устроили парад и другие показательные действия войск. Особенно потрясла зрителей «атака улан»: уланы с пиками наперевес понеслись на публику, и лишь в нескольких шагах от нее лошади остановились как вкопанные... Затем крупные военные парады состоялись на площади в 1914 году в связи с началом Первой мировой войны...

Другой же участок Малой Дворянской – юго-западный – изначально приобрел торгово-промышленный характер. В этой местности, около главных базарных площадей Воронежа, селилось купечество. Среди первых поселенцев документы 1775 года указывают, например, купцов Кузьму Абрамова и Ивана Борисова. Малая Дворянская проходила мимо Сенной (позднее Щепной) площади, где к улице были обращены Рыбный и Табачный ряды капитального торгового комплекса XVIII века, а также мимо Хлебной площади. Проезжая по улице, можно было видеть гостиницы и постоялые дворы для торговцев, лавки и трактиры, а в конце улицы – еще и промышленные предприятия. Непрерывная цепь гостиничных заведений тянулась вдоль двух площадей, начиная с углового здания на перекрестке со Средне-Московской улицей. Мещанка Д.П. Шухмина содержала там постоялый двор с трактиром, а ее сын П.А. Шухмин (в конце жизни ставший купцом) так переделал в 1893 году усадебные строения, что они превратились в самую комфортабельную воронежскую гостиницу конца XIX века, да еще под названием «Гранд-Отель». Достоинствами отеля считались теплые «ватер-клозеты» и ванны, телефонная связь и электрические звонки, удобный ресторан и обеспечение гостей свежей прессой и бесплатными услугами рассыльных. Возле гостиницы образовалась стоянка извозчиков. Сюда подавались омнибусы для перевозки пассажиров к каждому поезду, отходившему от вокзала...

Вплоть до 1860-х годов улица была несколько короче, нежели теперь. Если бы мы стали двигаться из центра города к ее началу, то уперлись бы в тупик – между нынешними улицами Феоктистова и Кольцовской. И только в 1870 году 1-ю Дворянскую (Малую Дворянскую) продлили до современной Кольцовской, чтобы разгрузить подъездные пути к железнодорожному вокзалу. Отрезок между Кольцовской и проспектом Революции образовался еще позже, в начале XX века, на территории площади Старый Бег. К 1910 году на всей Малой Дворянской (Мало-Дворянской) насчитывалась 61 усадьба.

Первые водопроводные трубы были уложены на улице в 1873 году. В конце следующего года городская дума постановила провести линию водопровода там, где располагались центральные усадьбы. Такому решению предшествовало ходатайство нескольких домовладельцев – не общественных учреждений, а наиболее состоятельных частных лиц, способных проложить трубы в свои здания: мещанки Д.П. Шухминой, купцов П.П. Савостьянова, И.А. Ильина и других. В дальнейшем в материалах думы фигурируют водопроводные работы 1876 года.

В 1910-х годах значительная часть улицы оказалась охваченной магистральными трубами канализации, но подключены к ним были только 11 домовладений, из них 9 частных и 2 общественных, и принадлежали эти трубы частному лицу – С.И. Попову. В 1913 году городская управа разрешила прокладку канализации от усадьбы уездного земства. Вскоре к сети Попова подключили свои новые дома богатые владельцы А.Ф. Петров и М.М. Сомов.
История мощения этой улицы перекликается с благоустройством других первостатейных улиц. Ее усердно укрепляли булыжником в 1830–1840-х и в 1870–1880-х годах, но к середине 1910-х годов испортившиеся дороги стали вызывать постоянный гнев полицмейстера.

Впечатления от внешнего вида улицы скрашивали посадки деревьев вдоль тротуаров. С 1900-х годов садовая комиссия городского самоуправления приступила к плановому уходу за зеленью на Мало-Дворянской. Старые больные деревья удаляли, на протяженных участках улицы высаживали саженцы небольших размеров и одинакового возраста, чтобы они не загораживали зданий и не мешали проводам – между прочим, сейчас такая практика в городе забыта…

27 августа 1918 года улицу переименовали в честь одного из основоположников коммунистического учения Фридриха Энгельса (1820–1895). Тогда же решили назвать Кадетский плац площадью III Интернационала.

Годы Гражданской войны – это калейдоскоп бурных событий на улице, часто ярких для одних горожан и трагических – для других. Вот в ноябре 1918 года на площади III Интернационала проходит празднование первой годовщины Октябрьской революции. Сжигается «гидра контрреволюции», у чудовища «огромные головы на зеленом туловище цепляют провода». «Объятая жарким пожирающим пламенем, она шипит и брызжет искрами». Но к Воронежу уже приблизился и огонь настоящей войны. Поэтому на той же площади устраиваются смотры красноармейских войск, причем один из смотров проводит сам «демон революции», председатель Реввоенсовета республики Лев Троцкий...

Вот в начале 1919 года в зале бывшей гимназии Морозовой открывается театр железнодорожников, и со сцены произносятся зажигательные фразы о победе революции. Но летом и осенью того же года в губернии разгорается отнюдь не бутафорская битва между «красными» и «белыми». «Красные» берут в заложники (помещают в концлагерь) взрослого сына из семьи М.Н. Затекина, богатого владельца постоялого двора на улице Фридриха Энгельса. А белогвардейский конный корпус генерала А.Г. Шкуро, войдя в Воронеж, размещает свою контрразведку в гостинице «Гранд-Отель». И в октябре 1919 года подвал этого здания превращается в тюрьму для многих арестованных коммунистов...

В 1920-е годы на улице Фридриха Энгельса муниципализировали 47 усадеб. Помещения бывшего уездного земства отвели Воронежскому уездному исполкому. Самым же интересным явлением стало создание «Дома крестьянина» на базе нескольких старых усадеб, и прежде всего постоялых дворов Андриановых и Затекиных. Так продолжалась «гостиничная» история улицы. «Дом крестьянина» был открыт в 1922 году уездным исполкомом. По данным 1927 года, он ежедневно пропускал тысячу человек и включал одну гостиницу, два общежития, пять ночлежных приютов, три постоялых двора, столовую, чайную и большой клуб. В основном здесь останавливались крестьяне-торговцы. В клубе они посещали лекционный зал, юридическое бюро, библиотеку и даже сельскохозяйственный музей. В 1930-х годах было введено название «Дом колхозника», и оно просуществовало до войны.

В двадцатых годах по-прежнему и под старым названием принимал гостей «Гранд-Отель». Но в 1930-х годах здание стало обыкновенным общежитием. В предвоенное время его именовали «Домом артиста», так как в нем селили работников местных театров и актеров-гастролеров. Писатель М.И. Демиденко, живший здесь в детстве, описывал интерьеры: «...Длинные, скрипучие коридоры с высокими потолками, двери номеров, через которые можно провести престарелого жирафа, бронзовые ручки на дверях, мебель под красное дерево – пузатая, кровати трехспальные... туалеты с мраморными раковинами...».
Да, антураж бывшей Малой Дворянской во многом сохранялся, однако улица жила уже совершенно иной жизнью. В конце 1933 года был избран первый уличный комитет улицы Фридриха Энгельса (и один из первых в городе) во главе с А.М. Житковым. Начинание получило большую поддержку со стороны газеты «Коммуна», которая открыла серию публикаций о деятельности уличкома. Из газетных подшивок мы узнаём, сколь огромные усилия пришлось затратить для благоустройства улицы и наведения порядка в жилых и нежилых зданиях. А.М. Житков взялся за то, чтобы все дома имели номера и чтобы горели все уличные фонари, боролся за чистоту в домах и особенно в столовых, а виновных в антисанитарии привлекал к товарищескому суду. В бывшем «Гранд-Отеле» в семьях жило много детей, которые занимались «исключительно беготней по коридорам», и поэтому решено было оборудовать детскую комнату...

В эти годы улица начала заметно преображаться внешне. Вот как выглядели перемены глазами современников: «Улица Фр. Энгельса, совсем недавно бывшая одной из самых тихих... стала сейчас после пр. Революции и Плехановской чуть ли не самой людной и оживленной в городе. Построены целые новые кварталы. Рядом с громадным домом правления Ю.-В.ж.д. вытянулся целый ряд новых жилых домов для инженерно-технических работников. Строится огромный Дворец профсоюзов. Почти закончен большой дом-сад. На улице помещаются 3-я советская больница, 1-я поликлиника, Дом колхозника с заезжими дворами, Высшая коммунистическая с. х. школа и другие учреждения. Наконец, сюда выходят городские базарные площади. Улица Энгельса является одной из главных магистралей грузового движения».

Тогда затейливым словом «дом-сад» называли жилое пятиэтажное здание, завершенное в 1935 году на перекрестке с улицей Комиссаржевской (на месте современного дома № 5 по этой улице). Выразительный дом в стиле конструктивизма, закругленный на углу, был спроектирован архитектором А.И. Поповым-Шаманом. Задним фасадом он выходил в Художественный сад (бывший сад Семейного собрания), где дополнительно разбили пышные клумбы и посадили много новых деревьев.

А грузовое движение требовало хорошей дороги, и в 1937 году улицу (и проезжую часть, и тротуары) стали заливать асфальтом...
В советское время продолжала служить воронежцам площадь III Интернационала. До постройки в городе специальных стадионов ее использовали как футбольное поле. Зимой оборудовали детский каток. А перед самой Великой Отечественной войной, в 1940 году, на площади заложили парк. Радужный проект рисовал эстраду и библиотеку-читальню, фонтаны и скульптуры, пруды и показательный дендрологический уголок университета. Начавшаяся война не дала осуществить все задумки. Но самое главное сделать успели: разбили аллеи и площадки, посадили деревья нескольких пород и кустарники.

Послевоенные фотографии показывают, какой титанический труд затратили воронежцы на субботниках и воскресниках, расчищая от завалов, приводя в образцовый порядок оскверненную улицу. Строителям удалось восстановить многие полуразрушенные дома. Очень интересна перестройка здания, стоящего около парка, на углу с улицей Феоктистова (№ 7). Если до войны это был яркий образец конструктивизма 1930-х годов, административный корпус Ю.-В.ж.д. с высокой застекленной угловой частью, дополненной вверху часами, – то после войны новый жилой дом получил облик в духе классицизма начала 1950-х годов, с оригинальной угловой башенкой.

В 1949 году горисполком вынес решение об утверждении наименования «парк III Интернационала», но впоследствии оно не употреблялось. После благоустройства и официального открытия парка (1954 г.) его отдали детворе, назвали Детским. Доныне целы его архитектурные достопримечательности, созданные в 1953–1954 годах, – фонтан с барельефами львиных морд и парадный вход-колоннада около дома с башней, со стороны небольшой площади, образованной скрещением улиц Ф. Энгельса, Феоктистова и Мира… После войны масса растительности появилась и на уличных тротуарах; среди нее много каштанов, которые продолжали высаживать и в последующие десятилетия взамен больных или утраченных деревьев. «Воронеж называют городом-садом», – написала в 1953 году главная газета страны «Правда» и поместила фотографию дома с башней, снятого из-за ограды парка.

Автор этой книги, мальчиком поселившийся на улице Фридриха Энгельса в новой «хрущевке», может подтвердить, какой большой уход получала улица не только от коммунальщиков, но и от самих ее жителей. С каким энтузиазмом принялись обустраивать наш двор жильцы, воодушевленные переездом в новые квартиры! Собственными силами, сообща и на общие деньги покупали в питомнике и сажали зелень. Сами ставили штакетники, скамейки и детские снаряды; сами поливали в жару деревца и цветы и ревниво следили, чтобы кто-нибудь не повредил красоту. По одну сторону двора у нас была площадка с футбольным полем и зимним катком, по другую – оставался пустырь, где мы могли жечь костры и затевать другие не поощрявшиеся взрослыми игры. Но никто из нас не смел посягнуть на заботливо ухоженный двор, не говоря уже о том, что ни один подросток из большого двора не имел никаких дел с милицией. Зимой мы, бывало, собирались небольшими компаниями в подъездах, вынося на лестничные площадки книжки или игрушки – настолько теплыми, светлыми и чистыми были подъезды...

Сегодня в ансамбле улицы уживаются самые разнообразные постройки – как по архитектуре, так и по назначению. Есть жилые, учебные, торговые и промышленные здания, различные офисы. На северо-восточной половине улицы – несколько спортивных учреждений. Здесь – вход на восточную трибуну центрального стадиона; врачебно-физкультурный диспансер (в здании бывшей Николаевской прогимназии); спортивный зал института физкультуры (на углу с ул. К. Маркса). В 1971 году открылся областной шахматный клуб, разместившийся на первом этаже нового девятиэтажного жилого здания № 34 (дом имеет «клетчатую» отделку фасада – под стать шахматной доске). В этом же квартале в 1970 году завершилось строительство школы высшего спортивного мастерства (зданию присвоен № 24 – такой же, как и соседнему жилому дому). Мемориальная доска сообщает о том, что в школе работал тренер Ю.Э. Штукман, воспитавший прославленных гимнасток.

В 1979 году, после проведенной реконструкции, Детский парк открылся под новым официальным именем «Орленок». Потребовалось отличительное имя, поскольку в городе уже были другие детские парки – на Левом берегу, в Юго-Западном районе. Однако в обиходе наименование «Орленок» прижилось плохо, и жители центральной части города продолжают его называть просто Детским.
Без должного ухода «Орленок» постепенно приходил в упадок. В середине 1990-х годов в нем уже не работала ни одна карусель, остановилась железная дорога. Наконец, в 1998 году опять появились увеселения, началось новое благоустройство силами фирмы-арендатора «Стройинвест». С 1999 года в сданной в аренду и особо огороженной части парка работают головокружительные аттракционы. Поодаль, со стороны улицы Ф. Энгельса, сберегается небольшое мемориальное кладбище. В числе захоронений – могилы красноармейцев и советских работников периода Гражданской войны. Там же покоится командир добровольческого полка М.Е. Вайцеховский, погибший в 1942 году, – над его могилой установлен памятник-бюст.

В последние годы напротив главного входа в парк, по другую сторону площади вырос огромный Благовещенский кафедральный собор, поставленный в Первомайском сквере. И эта часть улицы, и весь центр города обрели новую и очень значимую доминанту.
Улица Фридриха Энгельса не очень широка, уютна, но часто насыщена транспортом и людьми, особенно у Центрального рынка, занимающего бывшую Хлебную площадь. Перед нами – улица-труженица. В праздничные дни, во время массовых гуляний, именно она принимает на себя автомобильные потоки с проспекта Революции, где движение машин перекрывается.
Любителям старины, конечно же, не терпится узнать о сохранившихся усадьбах, осмотреть дома самого почетного возраста. В это путешествие мы и отправимся напоследок…

В начале улицы уцелели бывшие канцелярия и «сборня» интендантского вещевого склада – краснокирпичные здания, построенные на уже не существующей площади Старый Бег (д. № 4, 6, 1900-е гг.). В глубине квартала просматривается бывший «магазин» – складское здание, возведенное в те же годы и тем же военным ведомством (северо-западным фасадом оно выходит на площадь Черняховского).
Много десятилетий украшает улицу небольшой, но нарядный дом № 15 – бывшая больница, сооруженная в 1911 году в усадьбе мужского духовного училища. Из прежних жилых зданий неподалеку сохранились два крупных и ценных дома-памятника, выстроенные в духе модерна, оформленные лепными фигурами и масками: это дом потомственного почетного гражданина А.Ф. Петрова (№ 19, 1913–1914 гг., ныне противотуберкулезный диспансер) и дом камергера М.М. Сомова (№ 21, 1913–1914 гг.). В следующем квартале – дом потомственного почетного гражданина В.И. Титова, выделяющийся вычурным эклектичным декором (№ 25, 1883 г.), и дом купца М.А. Мануйлова (№ 35, 1-я половина XIX в., перестроен в 1915 г. с элементами модерна). Об истории народного образования зримо напоминают здания гимназии С.М. Морозовой (№ 23, подробности см. в статье «Улица Комиссаржевской») и Николаевской прогимназии (№ 31, 1897–1898 гг.).

Две постройки уцелели в бывшей усадьбе уездного земства: здание уездного съезда земских начальников (№ 29) и один из корпусов уездной земской управы (№ 31 а). Хотя здания утратили первоначальный вид, но их с полным основанием надо причислить к историческим реликвиям, ибо они хранят память об очень значимых событиях и о множестве выдающихся людей.

Перейдем на другую сторону улицы, туда, где стоит кинотеатр «Юность». В XIX веке там простиралась усадьба, выходившая на три нынешние улицы: Ф. Энгельса, Комиссаржевской, Никитинскую и включала сад, тянувшийся, главным образом, вдоль Никитинской. Имение тесно связано с культурной жизнью города. При домовладелице Е.М. Корсун, вдове чиновника, сад стал публичным (см. статью «Никитинская улица»). В 1879–1899 годах усадьба принадлежала жене ротмистра Н.И. Гаушильдт, а затем до 1911 года купцу В.К. Попову. Купец продал основную часть сада Общественному собранию, при нем же на углу Мало-Дворянской открылся кинематограф, более всего известный как иллюзион «Модерн» (старое здание утрачено). Наконец, следующая хозяйка, жена капитана В.Ф. Новикова, построила со стороны Мало-Дворянской доныне сохранившееся трехэтажное здание (№ 22, 1912–1913 гг., современный облвоенкомат) и сдала его в аренду Контрольной палате. Здание заняло место одного из более старых домов. Вообще же дома в этой усадьбе стояли в два ряда – и по улице, и во дворе; в нескольких из них и до революции, и в советские годы размещались учебные заведения…

Проникнем теперь в глубину следующего двора, приблизимся к флигелю № 26, точнее, к его самой старой левой части, которая, несмотря на военные пожары, сохранила деревянный верхний этаж. Архитектура флигеля – весьма скромная, но именно это строение может свидетельствовать о первоначальном характере планировки и застройки всего района, о крупных размерах дворянских усадеб XVIII – XIX веков. Мы пребываем в усадьбе того самого предводителя дворянства А.П. Иванова, о котором шла речь в начале статьи. Его владение выходило на две улицы. В 1870-х годах он возвел новый дом со стороны Никитинской, бывшей 3-й Дворянской, а во дворе были хозяйственные помещения, в том числе и сохранившийся флигель. В конце XIX – начале XX века усадьбу разделили на меньшие части. Земля со стороны Мало-Дворянской с 1880-х годов принадлежала чиновнику В.Е. Лофицкому – видному деятелю городского самоуправления; человеку, занимавшему ключевые посты в благотворительных организациях. В 1882 году он приспособил под жилье помещения в описываемой дворовой службе, а еще позднее постройка получила второй этаж… На красной линии улицы, там, где стоял главный дом В.Е. Лофицкого, в середине 1960-х годов сооружено типовое жилое здание (№ 24) работников НИИ связи. В наши дни во дворе не меньше зелени, чем при Иванове или Лофицком.

Продолжая путь, мы попадаем в «коммерческую» юго-западную часть дореволюционной улицы… Очень приятная особенность Воронежа – большой архитектурный комплекс прежних гостиниц и постоялых дворов, сохранившихся в историческом центре. Особенно притягательна застройка по краям бывшей Щепной площади. Романтикой, красотой и величием русских мотивов архитектуры ослепляют угловые здания «Гранд-Отеля» и коммерческой гостиницы М.А. Воищева. И весь следующий квартал занимает вереница гостиничных зданий.

Общий номер 52 объединил четыре здешних дома, так как все они с 1943 года находились в ведении обувной фабрики имени Кагановича, впоследствии переименованной в «Прогресс». Но приглядимся: это – не одна, а три старинные усадьбы…

Дом правой (угловой) усадьбы сооружен в первой половине XIX столетия. До середины 1870-х годов хозяевами усадьбы были купцы Типцевы. Поздние владельцы – купцы М.Д., Н.Д. и П.Д. Зотовы – перестроили и расширили здание в 1910 году, и оно получило нарядный декор в русском стиле. Два средних дома датируются тем же периодом – первой половиной XIX века. Они находились на территории одного постоялого двора, среди владельцев которого были купеческие семьи Савостьяновых и Ерохиных, мещане Гончаровы. При поздних собственниках, наследниках Ф.Е. Гончарова, в 1905 и 1907 годах строения подверглись переделкам. Левое же здание построено в 1876–1880 годах мещанином А.В. Андриановым.

Соседний памятник архитектуры (№ 54) – постоялый двор, выстроенный в 1820–1830-е годы купцом Ф.Н. Шуклиным. В 1874 году его взял в аренду, а позже приобрел в собственность купец М.Н. Затекин. Памятник сохранил яркие формы классицизма. Два главных симметричных здания объединены высокой аркой с треугольным фронтоном. Ныне одно из зданий занимает магазин «Постоялый двор»: так в городской топонимике сохранено воспоминание об истории Мало-Дворянской улицы.

На углу с Плехановской улицей – еще один купеческий дом (№ 56), сооруженный А.С. Кривенцовым в 1830-х годах. Сначала здание было двухэтажным, с лавками на первом этаже. В 1870-х годах добавился «чугунный навес», которым окружил дом купец В.В. Сойменов. Еще позже, в конце XIX века, в приметном здании содержал гостиницу известный купец Ф.Я. Романихин. В начале 1950-х годов здание восстановлено в трехэтажном виде, основные помещения в нем заняты облпотребсоюзом.

Труднее угадывается прошлый ритм застройки Хлебной площади: там в 1986 году снесены два довольно интересных особняка, и сейчас на их месте – овощные и вещевые торговые лотки. Не стало здания купцов П.Е. и Г.Е. Ширяевых, декорированного в русском стиле (№ 66, 1899–1900 гг.), и дома купеческой семьи Москалевых, имевшего фасад в духе классицизма первой половины XIX века (угол с ул. Куколкина, № 2). Но некоторые каменные ветераны все же целы. Повезло дому мещанки К.И. Мистюкевич, в котором содержали гостиницу крестьяне Полежаевы (№ 60, 1890-е гг., ныне обувная мастерская) и хозяйственному флигелю купца Д.П. Мудрова, где, по-видимому, был пивной склад (№ 58, 1906 г.). Рядом стоит большой жилой дом купца И.К. Малявина (№ 62). К сожалению, он лишился ценных классицистических деталей, существовавших, возможно, с начала XIX века, – высоких пилястр, треугольного фронтона, балкона. Утрачено и одноэтажное торговое здание Малявина, построенное в 1870-е годы слева от дома.

Пройдя по улице еще дальше, увидим угловой дом-памятник под № 72. А в самом конце улицы познакомимся с вековыми свидетелями промышленной истории города. Сначала на нашем пути – усадьба крестьянина-предпринимателя Ф.Г. Сергеева (№ 82). В ней – две старинные постройки. На улицу Куцыгина выходит бывшая крупорушка, которая сооружалась в 1900 году, а затем реконструировалась, надстраивалась вторым этажом в 1904 году. На линии улицы Ф. Энгельса цел двухэтажный дом, построенный тем же предпринимателем в 1905 году. По соседству (№ 88) находится бывшая паровая мельница «Третьего товарищества», основанная в 1894 году: теперь здесь самый крупный в городе хлебозавод № 1. Напротив же мельницы стоят дома, оставшиеся от жилой усадьбы одного из членов «Третьего товарищества», купца Ф.Н. Соковых (№ 85, 87, 89, конец XIX – начало XX в.; № 85 впоследствии перестроен).

Все эти многочисленные остатки прошлого ассоциируются у краеведов с названием «Малая Дворянская улица». Оно и занесено в список двойных наименований, утвержденный в 2002 году главой города. От рядовых воронежцев будет зависеть, сможет ли привиться стародавнее имя…

Павел Попов, Энциклопедия Воронежских улиц


------------------
Связанные темы:
Николаевская община сестер милосердия

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 2541
Регистрация: 16.11.2016

Улица Фридриха Энгельса

#2

Сообщение Sergey » 26 сен 2017, 19:40

Две фотографии (из интернета, автора не знаю), были подписаны как Воронеж.
2-min.jpg
1-min.jpg


Большое спасибо Павлу Попову за помощь в идентификации места на фотографиях. Справа на фото - стена пятиэтажного дома Ф.Энгельса, 24.

На месте снесенного дома сейчас стоит новый многоэтажный дом №24 б.

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 2541
Регистрация: 16.11.2016

Улица Фридриха Энгельса

#3

Сообщение Sergey » 10 ноя 2017, 11:55

Ф.Энгельса, 7 - "стоквартирный жилой дом для железнодорожников", так о нем писали в справочниках 1950-х. Фотографии разных лет:
3.jpg

фото М.Фадеева

1950-е:
4.jpg

2.jpg
6.jpg


1969 г. (фото - Viktor Stolnikov):
5.jpg


Вернуться в «Воронеж»



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей