Воронежцы в Великой Отечественной войне

Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9583
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#1

Сообщение Sergey »

Воронежцы в предместье Берлина, 1945г.:
Вложения
22-min.jpg
grm3
Сообщения: 2922
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#2

Сообщение grm3 »

Коммуна, 29 апреля 1965 года.
23-min.jpg
24-min.jpg
grm3
Сообщения: 2922
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#3

Сообщение grm3 »

Героическая оборона Брестской крепости ознаменовала собой начало Великой Отечественной войны.

В предрассветный час 22 июня 1941 года подразделение 45-й немецкой пехотной дивизии, поддерживаемое танками, артиллерией и авиацией, совершило массированную атаку. Однако вражеские войска встретили яростный отпор самоотверженных защитников крепости. Среди славных воинов оказался и житель города Воронежа Пётр Алексеевич Клименко.

В начале июня 1941 года П.А.Клименко закончил Смоленское стрелково-пулемётное училище и был отправлен для прохождения службы командиром пулемётного взвода 455-го стрелкового полка 42-стрелковой дивизии 4-й армии в Брестскую крепость. Всего за два дня до начала войны молодой лейтенант заступил на первое дежурство начальником караулов полка. Мог ли он предположить, что совсем скоро снаряды и бомбы, шквалы огня обрушатся на крепость? Авиация противника пронзила мирное небо.

В КУВО «Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области» на хранении находится рукопись воспоминаний П.А. Клименко об участии в боевых действиях в Брестской крепости и своей службе в диверсионном отряде в период за 1941-1944 годы. Вот как он описывает начало войны: «В казематы, где находились солдатские казармы, полетели связки гранат, брошенные диверсантами. И тогда сомнения исчезли – война! Первую связку гранат удалось выбросить в окно, а от разрыва у меня под ногами второй получил осколочные ранения в руку и бедро (так и пришлось продолжать бой с правой рукой на перевязи и с осколком в ноге). Вскоре ранил немца, когда тот целился в бойцов, его втащили, а в сумке была найдена подробная карта со всеми нашими частями».

Сухопутные войска противника развернули мощное наступление на крепость, где уже действовали диверсанты, переодетые в советскую форму. В результате их действий были уничтожены пешие связные, которые по тревоге направлялись к своим командирам, проживающим на частных квартирах. Таким образом, первоочередной целью вермахта было уничтожение командного состава, и как следствие – деморализация советской армии. В соответствии с предписаниями военного устава, лейтенант Клименко взвалил на свои плечи командование пулемётной ротой, которой уже вскоре пришлось отбивать первую атаку немецко-фашистских захватчиков.

«Это была незабываемая картина ужаса и памятное зрелище для меня, молодого, необстрелянного, зелёного лейтенанта в возрасте 19 лет и 3 месяцев, — пишет в своих воспоминаниях Петр Алексеевич, — крепость вся была объята сплошным пожаром, всё в дыму, связь с внешним миром и командованием разрушена, коммуникации разрушены. Телефонные линии повреждены, ни связи, ни командиров, вода и еда отсутствуют. Кто приблизится к реке с каской, чтобы зачерпнуть воды, – тому немецкая пуля. Мы все ждали помощи от своих войск, находящихся за пределами крепости, но этого не произошло». Брестская крепость оказалась в кольце блокады.

В последующие дни сводным отрядом, состоящим из трёхсот человек, предпринимались организованные попытки прорвать окружение, но они были отражены войсками вермахта. Советская сторона понесла чудовищные потери: вода в канале, через который осуществлялась атака, была багряной от крови павших воинов. Враг имел подавляющее превосходство в живой силе и вооружении. Но неудачи не сломили боевой дух самоотверженных защитников крепости. Изучив поведение педантичных немцев, воевавших точно по расписанию, они ударили тремя группами во время их трапезы. Командование одной из групп осуществлял лейтенант Клименко. Разъярённый враг вновь оказал ожесточённое сопротивление. В огненном кольце блокады удалось пробить небольшой коридор, чтобы стало возможным вывести из крепости раненых и больных, а также отдельные воинские формирования. Уже после окончания войны в казематах была найдена оставленная кем-то из доблестных защитников надпись: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина! 20 июля 1941 г.».

К сожалению, немногим посчастливилось прорваться через этот «коридор жизни». Среди тех, кому судьба подарила второй шанс, был и П.А. Клименко.

Немцы открыли огонь из разных видов оружия прямиком в спины бойцов, но дальше преследовать не смогли из-за наступления темноты и пересечённого рельефа местности. Обессиленный отряд под предводительством лейтенанта Клименко принял решение перейти к партизанским методам войны с немецко-фашистскими захватчиками.

В сентябре 1941 года защитники Брестской крепости примкнули к партизанскому отряду, действовавшему в Кобринском районе (Андроновщизна, Поддуба, Студянка). Он был сформирован из числа местных жителей и мелких групп военнослужащих. Бесстрашный отряд проводил нападения на полицейские участки, немецкую охрану мостов и дорог, эшелоны оккупантов, линии связи, пособников фашистов.

В июле 1942 года в окрестности города Бреста прибыли две диверсионно-разведывательные группы от Главного Разведуправления Генерального Штаба Красной Армии численностью по 8 человек каждая. Пётр Алексеевич сразу же принял решение о присоединении к этим группам, так как его отряд уже имел опыт борьбы в тылу врага. Именно тогда был создан разведывательно-диверсионный отряд под легендой «партизанский отряд № 14», который действовал на территории оккупированной Беларуссии и Литвы. Хроника участия П.А. Клименко в диверсионном отряде в период с 1941 по 1944 гг., находящаяся на хранении в КУВО «Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области», свидетельствует об эффективности диверсионных операций партизанского отряда № 14 в тылу врага. Так, отрядом под предводительством П.А. Клименко были взорваны 25 немецких эшелонов, разбиты 210 железнодорожных вагонов с живой силой и техникой противника, движение поездов на различных направлениях было задержано на 507 часов». Отряд вёл разведку вражеских гарнизонов, совершал диверсии на коммуникации врага. На борьбу с партизанами немцы мобилизовали огромные силы, а это, безусловно, отвлекало внимание от фронта.

В мае 1944 года П.А. Клименко был назначен командиром самостоятельного отряда и отправлен на территорию Пруссии для подготовки маршрута перехода части партизанского отряда № 14 на северное побережье Германии и Польши, куда в августе того же года прибыли остальные члены отряда и отдельные военные формирования. Данный отряд нанёс колоссальный ущерб противнику. Так, он разбил 112 железнодорожных эшелонов с живой силой, автомобильной и бронетанковой техникой. Пётр Алексеевич пишет в своих воспоминаниях «Нашими постулатами были – скрытность при нападении, внезапность, быстрота и стремительность боевых действий в нужном месте и в нужное время».

За смелость, решительность, умение принять верное решение в кризисной ситуации П.А.Клименко прозвали «наш Багратион». Бойцы бесконечно уважали и полностью доверяли своему командиру, который и в походе, и в изнурительном бою шёл впереди, а при отходе – замыкал отряд. Невозможно рассказать обо всех славных подвигах партизанского отряда №14, но совершенно очевидно, что «горстка богом забытых диверсантов» внесла неоценимый вклад в победу советского народа над гитлеровской Германией. После воссоединения с войсками Красной Армии П.А.Клименко был направлен в распоряжение военной части 38729, для прохождения дальнейшей службы. В армии он оставался до 1967 года и вышел в отставку в звании полковника.

Уже в мирное время П.А.Клименко участвовал в восстановлении разрушенного и сожжённого города Воронежа. В частности, Пётр Алексеевич принимал участие в строительстве Дома офицеров, здания штаба Воронежского военного округа, госпиталя на улице Краснознамённая и многих других объектов. Конечно, всё, что пришлось пережить ему за 3 года и 5 месяцев во вражеском тылу, навсегда осталось не только в его памяти, но и в его теле. «Вдобавок к двум ранениям в первый день войны, в Брестской крепости, — пишет он, — я был ранен в 1943 г. Осколки гранат остались в моём теле и до сих пор напоминают о войне. Ещё много лет я командовал боем во сне и просыпался от собственного крика».

Пётр Алексеевич Клименко за время войны был награждён двумя орденами боевого Красного Знамени, орденом Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны (1 и 2 степени), медалью «Партизану Отечественной войны» (1 и 2 степени), медалью «За боевые заслуги» и другими.

В заключение приведу ещё строки из воспоминаний П.А.Клименко, которые служат своеобразным эпиграфом к его жизни, являющейся для нас примером любви и верности Родине и долгу: «Когда у меня не хватало сил, я брал стойкостью и хитростью, а если не хватало опыта и знания врага, то приходилось брать внезапностью и дерзостью. В случаях, когда не хватало всего, преданность своей Родине и личный пример для подчинённых в критические моменты».

Любовь ПЛОТНИКОВА, архивист I категории КУВО «Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области».

На фото:
Могила П.А.Клименко на Юго-Западном кладбище г.Воронежа.
Могила ПА 8888888.jpg
П.А.Клименко на вручении ордена Красного Знамени в Кремле.
21 декабря1944 года Второй справа в первом ряду.
Клименко на вручении ордена.jpg
П.А. Клименко. Портретное фото.
Клименко Портетн.jpg
П.А.Клименко с семьей и боевым товарищем на торжественном
мероприятии в честь 30-летия Победы в ВОВ у памятника«Мать»
(пересечение магистралей Вильнюс – Клайпеда и Рига – Калининград).
Клименко с семьей и боевым товарищем.jpg
Коммуна, 22 июня 2019года
grm3
Сообщения: 2922
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#4

Сообщение grm3 »

Один день войны, ПОБЕДИТЕЛИ

«Мой дедушка – участник Великой Отечественной войны, гвардии капитан Николай Сергеевич Саратцев жил и работал в Воронеже. В последнее время проживал на улице Переверткина, в доме номер 58.
Мой отец – известный литератор Южного Урала, Николай Александрович Басов. Он и записал воспоминания моего деда Николая Сергеевича Саратцева об одном дне войны. Это свидетельство непосредственного участника войны и предлагаю читателям «Коммуны».

С уважением, Сергей Басов» .

Стрелковая дивизия, в составе которой находилась и наша артбатарея 76 мм орудий, где я, Саратцев Николай Сергеевич, был командиром первого взвода, окопалась на южном берегу речушки в боевых порядках пехоты, поставив орудия на прямую наводку выбивать немецкие танки, шедшие на помощь окружённой в Сталинграде шестой армии генерала Паулюса. Задача была непростой, но ясной: танки не должны пройти.

Всю ночь взвод вгрызался в мёрзлую землю, поминая недобрыми словами Гитлера и всю его родню, а ранним утром до полусотни «юнкерсов» не спеша начали обработку позиций, занятых дивизией.

Нет ничего хуже ощущения беспомощности перед опасностью. Когда ползут танки, задача – остановить, и ты при стечении обстоятельств можешь сделать это. А здесь возможность одна: лежать, вжавшись всем существом в землю и ждать: пронесёт – не пронесёт. Дрожит земля, вокруг всё заполнено удушливым дымом, чесночной гарью, грохот взрывов давит на барабанные перепонки, воздух рвут осколки, ужас смерти витает повсюду. Желание одно: скорее бы всё закончилось. Сколько необстрелянных солдат гибнет под бомбёжкой только из-за того, что страх смерти гонит их из укрытий, и они с криками мечутся туда-сюда, а осколки бомб выбирают свои жертвы.

Ещё не стих гул самолетов, ушедших бомбить тылы, как раздался голос телефониста Салова: «Товарищ лейтенант, на проводе комбат». Взяв трубку, я услышал; «Саратцев, видишь танки? Орудия к бою! Потери есть? Знаешь, что у соседа?». И ещё град вопросов, на которые я не успевал отвечать. Потерь пока нет, а с соседом не связывался, «юнкерсы» ходили над головой, в остальном буду разбираться. А голос комбата надрывался в трубке: «К бою, Саратцев! Танки идут!» «Понял, понял», – ответил я и положил трубку.

После ухода «юнкерсов», хоть и видно и слышно было, как они обрабатывали тылы, чувствовалось какое-то странное ощущение свободы, состояние подавленности и бессилия исчезло. Взглянув в прицел, я увидел в затянутой сизой дымкой степи серые и желтоватые квадратики и почувствовал мелкую дрожь во всём теле – азарт охотника, увидевшего добычу и ждущего её приближения. Не в первый раз я видел в прицел крутящиеся гусеницы бронированных чудовищ, вихри снега и выброс искр из выхлопных труб и знал, что слишком ранний выстрел грозит не только промахом, но и ответным огнём всей танковой армады, а это, в свою очередь, – потерей орудий и гибелью расчётов. Поэтому крикнув: «Расчёты к орудиям, к бою!», всё же решил, что огонь открою только тогда, когда танки подойдут на расстояние метров семьсот – восемьсот, зная, как это не просто слышать рвущий душу железный лязг и скрежет и ничего не предпринимать. «Быстрее, быстрее!» – торопил я, глядя, как расчёты выбираются из ровиков, где укрывались от бомбёжки, на огневую позицию. – Только бронебойные! Только бронебойные! Орлов, расстояние до танков». «Метров девятьсот, товарищ лейтенант. Что же мы молчим?»

Всё моё существо тоже требовало открытия огня, но я приказывал себе: ещё немного, ещё немного… Сквозь грохот танковых двигателей донесся голос телефониста: «Комбат спрашивает, почему не открываем огня? Приказывает открыть огонь!». «Комбату проще, – подумал я, – первыми же выстрелами обнаружим себя – и всё».

Не открывали огонь и танки. Видимо, чувствовали свою силу и хотели заставить наши батареи открыть огонь первыми и обнажить свои позиции.

И тут не выдержал второй взвод. Его орудие открыло огонь, и тотчас на позиции, откуда раздался выстрел, заполыхали ответные разрывы танковых орудий.

«Вот она, цена первых выстрелов», – подумалось мне, и я услышал свой, но как бы чужой голос: «По танкам справа, в головной, бронебойными… Огонь!». «Всё-таки не выдержал дистанцию, – упрекнул я себя, – сейчас получу в ответ». Но тут со всего берега ударили соседние батареи, и бронебойные трассы понеслись к танкам, а от них в ответ – к орудийным позициям, но теперь уже танкисты били только по тем орудиям, которые стояли на их пути. А это уже дуэль: кто – кого, тут есть шанс и уцелеть.

В ходе боя слышишь выстрелы только своих орудий, но не слышишь, а скорее ощущаешь близкие разрывы чужих, наклоняешься, увертываешься от осколков и безостановочно повторяешь: «Огонь, огонь, огонь…». Краем глаза я видел, что слева танки уже прорвались к берегу, и по ним били соседние батареи и те, что стояли за рекой. Но это была как бы не моя опасность, а моя шла в лоб на меня. Расчёты мне торопить уже не приходилось, каждый понимал, что любое промедление, если дать танкам прорваться на батарею, может стоить жизни всем без исключения.

На поле боя в огне и дыму застыло много немецких танков, но они всё шли и шли, ближе и ближе, их выстрелы всё чаще и чаще взрывались перед бруствером. Вот последовал очередной взрыв, я упал, пополз к расчёту, который как бы застыл в ожидании следующего выстрела и закричал: «Орлов, Астафьев! Наводить, не ждать!». Орлов тёр глаза и повторял: «О, чёрт ничего не вижу, ничего не вижу, сейчас, сейчас…». Следующий разрыв окатил нас комьями земли, клубами толовой гари, осколки зачиркали по щиту. Неужели конец, неужели конец? Оглушающий рёв моторов, лязг, скрежет вползали в моё сознание, прижимая к земле, не давая поднять головы. Вот сейчас, вот сейчас громада танка вырастет перед бруствером, сомнёт орудия и всё, конец… «Астафьев, два снаряда… Беглый огонь!» После выстрелов орудия я выполз на кромку бруствера и увидел, как справа и слева трассы снарядов других орудий неслись к танку, только что шедшему в лоб на нашу позицию и остановленному последними выстрелами Астафьева. В следующее мгновенье взрыв сотряс танк, и фонтан дыма встал над ним. Необъяснимое чувство, что этот бой не последний, что мне и взводу «повезло», заполнило мою грудь, как будто в этом смрадном чаду я глотнул свежего воздуха.

Но бой ещё не был закончен, и мне пришлось быть свидетелем не только гибели своего второго орудия вместе с расчётом, но и гибели последнего орудия второго взвода под гусеницами танка. И последнее испытание уже в конце боя, когда горящий танк, вынырнув как из преисподней, ринулся на наше единственное, оставшееся в «живых» орудие батареи, и был остановлен в шаге от нашей смерти. Но и его выстрел тоже снёс половину бруствера, исковеркал щит орудия. Из оставшихся к тому времени у орудия четырёх человек погиб наводчик, был ранен заряжающий, а мне и командиру орудия несказанно повезло: взрывной волной нас отбросило от орудия, и мы отделались ушибами, синяками и ссадинами. Это был последний, заключительный аккорд того жаркого дня сорок третьего года.

Ощущение горечи потерь приходит не в горячке боя, а позже, когда схлынет целиком захвативший душу угар борьбы, и ты как бы другими глазами увидишь поле боя, усеянное телами людей, сгоревшей, исковерканной техникой, изрытой стонущей землёй, всё то, что оставляет после себя любое сражение.

Какой бы черствой ни была душа человека, она не может не скорбеть.

Записал Николай БАСОВ, г.Южноуральск, Челябинская область. .

Источник: газета «Коммуна» | №55 (26903) | Вторник, 23 июля 2019 года
Вложения
Саратцев Николай 555.jpg
grm3
Сообщения: 2922
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#5

Сообщение grm3 »

Фронтовичка Татьяна Александровна Дементьева отметила свой столетний юбилей, Фото Николая КАРДАШОВА.

«Никогда не думала, что доживу до ста лет. Но полвека после войны, точно, пожить хотелось», – такими словами признания встречает нас Татьяна Александровна Дементьева, отметившая в декабре 2019 года свой вековой юбилей. И в подтверждение жизнелюбия и крепкой памяти наизусть прочитала стихи Владимира Маяковского, которые она научила любить, ценить и понимать своих послевоенных учеников.
Николай КАРДАШОВ

Запас жизненной прочности её поколения победителей оказался не по зубам даже горнилу войны, плавившему броню. А к кочующим фронтовым вёрстам студентку Таню подготовила судьба семьи. Она бросала в предвоенные годы её отца, Александра Васильевича, из одного конца страны в другой: начальник вагонного депо Одесса-Товарная, командир депо в Воронеже, Россоши… Шесть городов сменила девушка вместе с семьёй, прежде чем окончила десятилетку. И выбрала свою дорогу жизни, как и мама, решила стать учительницей, поступила на филфак Московского пединститута.

Война вломилась в Татьянину судьбу на втором курсе. И в день её начала, 22 июня, девушка пришла в поликлинику №56 Фрунзенского района столицы. А через полтора месяца газета «Медицинский работник» так написала об этом: «Таня обратилась к руководителям учреждения с серьёзной просьбой: «Подготовьте меня, пожалуйста, хочу скорее стать медицинской сестрой. Только чтобы обязательно на фронт…». За Таней потянулись и другие: до официального набора на краткосрочные курсы красных сестёр у руководителя курсовой сети доктора М.А.Сандлера оказалось уже более 300 заявлений. Девушек объединяло желание быть полезными нашей стране, найти своё место в обороне Отечества».

Фронтовыми подругами Татьяны на огненных вёрстах войны стали артистка театра, учитель, домохозяйка, учёный-философ. Кроме постижения теоретических знаний по медицине девушки проходили невольную практику под вой фашистских стервятников в небе Москвы. «Слушатели курсов уже зарекомендовали себя бесстрашными женщинами, – писала всё та же газета «Медицинский работник» в статье «Будущие боевые сёстры». – Всякими хитростями и уловками они добивались ночных дежурств в штабе ПВХО (противовоздушная и химическая оборона. – Н.К.).

Татьяне и её подругам, медицинским сёстрам, выпал эвакогоспиталь ЮгоЗападного фронта с дислокацией на юго-восточной станции Новохопёрск. Сапоги-кирзачи на два размера больше, грубое сукно солдатской шинели на вырост не страшили девушек, шагнувших в кровавую грязь войны.
И как ни старались руководители курсов составить твёрдый список дежурных, всё равно вместо шести приходят 12 человек». И объяснял корреспондент этот порыв такими вот актуальными и для нашего времени строчками: «Истинный патриотизм познаётся не на митингах, не в клятвенных обещаниях. Он проверяется на деле, воспитывается в напряжённой борьбе за оборону Родины».

А 18 сентября 1941 года отсрочившая учёбу в институте Татьяна Дементьева получила удостоверение №000800 об окончании медицинских курсов с отличием и присвоением звания «медицинская сестра запаса с правом работы в военно-лечебных учреждениях в военное время». Татьяне и её подругам, медицинским сёстрам, выпал эвакогоспиталь Юго-Западного фронта с дислокацией на юго-восточной станции Новохопёрск. Сапоги-кирзачи на два размера больше, грубое сукно солдатской шинели на вырост не страшили девушек, шагнувших в кровавую грязь войны из институтских аудиторий и квартир с кружевными занавесками.

«В заброшенных помещениях, отведенных под госпиталь, грязь мы счищали топорами да лопатами, – вспоминает Татьяна Александровна. – Санитарок не было, поэтому вся их работа легла на нас: стирали кровавые бинты для повторного использования, воду брали прямо из проруби на реке Хопёр и возили её в бочке на старенькой кляче, грели в огромных котлах, установленных на улице. Тут же и стирали…».

Разгребали девчоночьи руки и трагедию у станции Поворино, где столкнулись два воинских состава с бойцами. «На станцию Елань-Колено стали привозить раненых без рук, без ног, – вспоминает фронтовая медсестра. – Это было ужасное зрелище…».

После Сталинграда Красная Армия пошла в наступление. А за нею и эвакогоспиталь, где служила сержант медицинской службы Татьяна Дементьева. Тринадцать мест дислокации сменил её госпиталь, докатившись до Карелии, где для медсестричек и закончилась война. Составы госпиталя развернули на Дальний Восток, но пока ехали через изуродованную битвами страну, закончилась война с японцами и в Маньчжурии.

Вернувшись в 1946 году в родной Воронеж, Татьяна продолжила учёбу в педагогическом институте, а потом стала учительствовать в средней школе №25 в Россоши. И долго-долго, пока были живы её боевые подруги, поддерживала с ними тёплые отношения.

В столетний юбилей к Татьяне Александровне приехали её поздравить председатель совета ветеранов Лискинского района Татьяна Вечоркина, делегации Воронежского пединститута и правительства Воронежской области. Татьяна Александровна взволнованно принимала поздравления, бережно прижимая к боевым наградам алые розы. На мой вопрос, почему она приняла решение добровольцем пойти на курсы фронтовых медсестёр, чуть подумав, она ответила строками из стихотворения Юлии Друниной:

Нет, это не заслуга, а удача
Быть девушке солдатом на войне.
Когда б сложилась жизнь моя иначе,
Как в День Победы стыдно было б мне!
Источник: газета «Коммуна» | № 100 (26948) | Вторник, 31 декабря 2019 года
Вложения
Фронтовичка 3112.jpg
grm3
Сообщения: 2922
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#6

Сообщение grm3 »

Воронеж вошел в число 12 европейских городов, наиболее пострадавших во Второй мировой войне
Эти и другие цифры, характеризующие жизнь региона в годы Великой Отечественной войны, можно найти в юбилейном статистическом сборнике, выпущенном Воронежстатом к 75-летию Победы.

В сборнике представлена информация о масштабах Второй мировой войны на территории Воронежской области: о боях за Воронеж и за плацдарм на Дону, о наступательных операциях советских войск по освобождению Воронежа и временно оккупированных районов, о помощи воронежцев фронту, о людских и материальных потерях.

Длительность нахождения Воронежа на линии фронта – 212 дней и ночей, причём всё это время она проходила непосредственно через город. 20 тысяч зданий были превращены в развалины. Ущерб, причиненный городу, выразился в огромной сумме – пять миллиардов рублей, а области – 15 миллиардов рублей. Воронеж вошел в число 12 европейских городов, наиболее пострадавших во Второй мировой войне, и в 15 наиболее разрушенных городов страны.

На территории Воронежской области в сентябре 1941 года было развернуто 50 эвакогоспиталей, в городе – 20.

В сборнике приводятся и данные, говорящие о великом подвиге нашего народа в годы войны, как на фронте так и в тылу. В 1941 году население области добровольно сдало в фонд обороны около 20 миллионов рублей. На строительство танковой колонны «Воронежский колхозник» жители внесли 71 миллион рублей. Были построены за счёт личных сбережений воронежцев авиаэскадрильи «Трудящиеся Воронежа – фронту», «Таловский колхозник».

В 1942-943 годах воронежцы отправили в действующую армию 568 тысяч единиц одежды и белья. В фонд Красной Армии и обороны Родины было сдано два миллиона тонн хлеба, около десяти тысяч тонн мясопродуктов.

На строительстве военных сооружений в 1941-1943 годах работали около 200 тысяч трудящихся, были созданы свыше 1000 групп самозащиты и МПВО, в которых участвовали 36 тысяч человек.

В 1941 году в Воронежской области было создано 165 партизанских отрядов, которые объединяли пять тысяч бойцов.

Всего из области на фронт ушло 563 тысячи человек, в том числе из Воронежа – 47 тысяч. Погибли на фронтах Великой Отечественной войны свыше 330 тысяч воронежцев.

За время военных действий Воронежская область понесла громадные материальные потери. Фашисты преднамеренно разрушили и сожгли производственные корпуса заводов и фабрик в Воронеже и в других населённых пунктах области. Было уничтожено около 1400 школ, 298 больниц и поликлиник. Жилой фонд города Воронежа был разрушен на 95 процентов.

Фашистская пропаганда утверждала, что для восстановления города и хозяйства области потребуется сто лет. Но уже в 1944 году было построено и восстановлено 263 тысяч квадратных метров. На начало 1945 года в строй вошло 166 магазинов и лавок, 164 столовые, пять бань, 7682 дома, 156 км водопровода, три насосные станции, восстановлено 42 км трамвайного пути, 152 электросети, телефонная станция, телеграф, радиостанция, пять радиоузлов. В городе работали 37 школ с 30 тысячами учащихся, 31 детский сад, который посещали 3228 детей. Были восстановлены два театра на 1590 мест, три клуба.

Уже к началу 1948 года были полностью восстановлены и давали продукцию 122 промышленных предприятия из 137, разрушенных фашистами. Благодаря усилиям воронежцев уже к началу 1951 года промышленность области вышла на довоенный уровень производства, рассказали в пресс-службе Воронежстата.

Ольга ЛЬВОВА.

Коммуна, 13 мая 2020 года
grm3
Сообщения: 2922
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#7

Сообщение grm3 »

Удивительная судьба, удивительный человек! 102 года жизни!!!! Дай Бог еще пожить!

Родился Фёдор Григорьевич Двирник в селе Шапошниковка Острогожского уезда. И за плечами у него не просто большая, а огромная жизнь. На дела, на свершения. Вроде бы совсем недавно шутили с ним: к сотому дню рождения всего ничего шагать, а вот уже 102 исполнилось! Мой собеседник – полковник, фронтовик.

Пётр ЧАЛЫЙ

Тридцать три года отдал он Вооружённым силам державы. В годы Великой Отечественной – комиссар авиации. После, окончив академию, имея квалификацию штурмана, работал в испытательном комплексе Дальней бомбардировочной авиации, на полигонах специального назначения, куда наносились ракетные удары по земным и морским целям вероятного противника.

В Заволжье принимал с небес первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина. Произошло это вблизи города Энгельса.

Слушаю Фёдора Григорьевича и напоминаю ему, как вроде недавно говорил он о себе, сетуя на возраст: «Шагнул за девяностолетний порог.< С ярмарки еду». Тогда я его убеждал: «Зря, Григорьевич, жалуетесь на лета, на хвори. Прошлая жизнь в вашей ясной памяти, как на ладони».

И сейчас он говорит о том, что в его думах памятными до боли сердечной остаются воронежские очарованные дали: «В мыслях часто навещаю родную слободу Шапошниковку. Не знаю, остаётся ли за нашим селом прозвище – Шаркивка? – спрашивает Фёдор Григорьевич. – Во сне пасу телят, купаюсь и ловлю рыбу в речке. А как хочется босиком вновь пройтись по чистой затравенелой песчаной тропе. Она вела от хаты по сосновому лесочку к железнодорожному разъезду между Россошью и Ольховатским сахарным заводом. К каждой песчинке готов припасть. Хвойный смоляной запах чую. Тихое течение речной воды, шёпот листвы старых верб и одинокого векового дуба слушаю».

С бережка той Чёрной Калитвы сельский хлопчик ушёл в большой мир, который навсегда принял его и не выпустил из людского водоворота.

– Фёдор Григорьевич, вы ведь крестьянский сын. Наверное, первым в роду посвятили жизнь воинской службе? Хотя далёкие прадеды на нашей воронежской Слобожанщине были ведь из запорожских казаков. Всегда под седлом конь, под рукой сабля. Хлебные сухари насушены. Обязательные полотняная сумочка с пшеном и шматок сала наготове. Рушник с чистой рубахой сложены в походную торбу, – говорю ветерану.

Он согласно кивает головой.

Били слобожане шведов под Полтавой. Брали приступом турецкие крепости на Азове, на Кавказе и Дунае.

Гнали с родной земли захватчиков. Кто только не зарился на Русь – Россию! Французы, англичане, немцы. На исходе Первой мировой, переросшей в Гражданскую войну, даже американцы успели отметиться интервентами. Уже в годы Великой Отечественной пришлось сражаться с немцами и мадьярами, итальянцами, румынами, поляками, словаками, финнами. Кто только не побывал тут!

– Как вы стали военным: по зову предков, по случаю? – задаю вопрос.

– Казачью родословную свою мало знаю, – отвечает Федор Григорьевич. – Дед Никифор защищал Севастополь в Крымской войне в середине девятнадцатого века. Я и за него радуюсь, ведь сегодня Крым вернулся в родную гавань – в Россию. Отец рос круглым сиротой. Его, Григория Никифоровича, крестьянина, уже семейным человеком в 1914 году призвали в армию. А вскоре грянула германская война. Из Козловского запасного полка он попал на фронт, в окопы. Дальше не отпустила домой Гражданская, был на стороне красных. Голод и хворобы тогда так косили детишек, но крестьянские семьи оставались большими. В нашей семье из тринадцати моих братьев и сестёр выжило пятеро.

За многолетнюю службу в Советских Вооружённых силах Фёдору Григорьевичу Двирнику пришлось участвовать в десяти военных парадах на Красной площади в Москве. Самый памятный, конечно, 24 июня 1945 года.
Поименно назвал он мне всех, так как каждому выпала доля быть в рядах защитников страны. Сергей с 1910 года рождения, командир взвода, «пал на войне незнаменитой» – советско-финской. Феодора с 1914-го, молоденькой начала работать. Она выхаживала бойцов, раненных в боях с японскими самураями на Хасане и Халхин-Голе. Старшую его сестру, как и младших, впереди ждала година тяжких испытаний на фронтах Великой Отечественной. Брат Иван с 1924-го, он воевал в танковых частях. Самая младшая Анна с 1927-го, она в дни фашистской оккупации вместе с отцом сберегала колхозное добро.

– Я средний сын, родился 20 ноября 1918 года, – продолжает Федор Григорьевич. – Окончив в Россоши техникум, работая в райкоме комсомола, мечтал поступить в лётное училище. Годы были такие: «мы покоряли пространство и время». По-доброму завидовал товарищу-односельчанину, курсанту – военлёту Борису Лобенко. Да и отец тоже очень хотел, чтобы я стал офицером. Настойчиво обращался с просьбами в военкомат, и меня направили в военное училище. Но для подготовки не в лётчики, а в политработники для авиации. Офицером попал на фронт. Воевал «от звонка до звонка».

За многолетнюю службу в Советских Вооружённых силах Федору Григорьевичу Двирнику пришлось участвовать в десяти военных парадах на Красной площади в Москве. Самый памятный, конечно, 24 июня 1945 года.

Тогда у него голова была занята одним: держать воинскую выправку, равнение, рубить по брусчатке строевой шаг.

– Любил и люблю смотреть кинохронику Парада, – говорит. – Вновь и вновь переживаю ни с чем не сравнимый момент: двести бойцов под барабанный бой бросают к подножию кремлёвских стен двести знамён и штандартов разбитой нами в прах немецко-фашистской армии.

И вдруг неожиданно сказал:

– Вы заметили, в первых кадрах кинохроники можно видеть, как на участие в торжествах идут, опираясь на посохи, первоиерархи Русской Православной Церкви.

– Фёдор Григорьевич, а политруку-то приходилось бомбить фашистов? Как штурману? – интересуюсь.

– Выполнял свои главные обязанности. Над вражеским передним краем, над полем боя под зенитным огнём сбрасывал не бомбы, а пачки листовок. Собственноручно выдавал немцам пропуск в плен с гарантией на жизнь.

«Даст Бог, не буду загадывать – до 75-летия нашей Великой Победы дойду», – сказал мне Федор Григорьевич два года назад.

Слово полковник Двирник сдержал.
На фото:
Полковник Фёдор Григорьевич Двирник с дочерью Светланой 9 мая 2020 года. Фото из архива Петра Чалого.

Источник: газета «Коммуна» | № 46 (26994) | Вторник, 23 июня 2020 года
Вложения
Двирниг Федор Григорьевич.jpg
grm3
Сообщения: 2922
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#8

Сообщение grm3 »

Воспоминания воронежца, который вёл дневник с первых дней войны

Пётр Яковлевич Опрышко участвовал в боях за Воронеж ещё в Гражданскую войну. Когда началась Великая Отечественная, он был майором и узнал, что фашистская Германия напала на Советский Союз уже ночью 21 июня. Пётр Яковлевич прошёл всю войну и участвовал во взятии Берлина. «Коммуна» публикует отрывки из его дневника, который он вёл с первых дней войны.

21 июня 1941 года я работал в штабе допоздна. Вернувшись домой, уже собрался ложиться, но наружная дверь коридора хлопнула, и кто-то быстро взбежал на второй этаж. Ко мне постучал связной: «Товарищ майор, вас срочно вызывают в штаб!». «Опять не повезло с выходными», – подумал я и стал надевать рабочее обмундирование. Сказал жене, что, вероятно, учебная тревога, и ушёл. В военном городке было всё в движении – спешили командиры в штаб, бежали связные, урчали машины, звякали двери в складских помещениях.

Помощник командира дивизии полковник Сальков ушёл к генералу выяснять, в чём дело. Мы ждали его несколько часов. Все командиры вначале оживлённо обменивались мнениями, но к рассвету как-то умолкли и беспокойно поглядывали на дверь. Наконец появился генерал при всех своих орденах с красным конвертом в руке. Он был бледен, и нам всем стало понятно, что это значит.

- Товарищи командиры! Войска фашистской Германии перешли границу нашей Родины. Это война! Приказываю. Командирам штаба немедленно выехать в части; поднять по тревоге все войска дивизии. Начальнику штаба дивизии привести в боевую готовность все средства ПВО. Начальнику артиллерии прикрыть мост через реку Нарев. Дивизионному инженеру – подготовить мост к взрыву.

Я бегом спустился вниз, у подъезда меня уже ждала машина. Утро стояло светлое, тихое. Вдруг послышался гул, какой-то надрывный, незнакомый. Подняв лицо к небу, я увидел, как подсвеченные солнцем плыли самолёты с чёрными крестами под крыльями. Моя машина двинулась по шоссе к западу. Раздался сильный взрыв: это фашистские самолёты бомбили парк танков одного из полков нашей дивизии.

Фашистские лётчики не щадили никого

Инженерно-сапёрный батальон квартировался в казармах вблизи моста через реку Нарев, что на шоссе Белосток – Варшава. Я вызвал дежурного и приказал поднять батальон по тревоге. Нам предстояло взорвать деревянный мост через реку Нарев. Сапёры приступили к минированию моста, а я уехал в штаб корпуса получить наряд на всё необходимое имущество. Мчался по шоссе, и уже везде лежали сгоревшие машины и убитые люди, в основном беженцы с приграничных районов.

Впереди виднелась ещё дымившаяся автомашина и, подъезжая ближе, я заметил вокруг неё какие-то обгоревшие поленья. Мурашки пошли по всему телу: это лежали дети. Видимо, эвакуировался детский сад. При налёте «юнкерсы» подожгли машину. Детей выхватывали из горящего авто и пытались спасти, но фашистские пилоты расстреливали бегущих и поливали их напалмом. Спасать тут уже было некого.

Я свернул на полевую дорогу и направился туда, где находился штаб корпуса. На пути лежала девушка, объятая пламенем, значит, недавно «юнкерсы» бомбили и здесь. Я взял наряды на получение боевого имущества и выехал в штаб дивизии. Возвращаясь через наш военный городок, на дороге встретил жену с двумя малышами. Сыну было 7 лет, а дочке 5 лет. Жена со слезами на глазах сказала, что почти все уехали, а ей не дали ещё машину и дадут ли – не знаю…
В штабе почти ничего не было известно о противнике и о том, где его наступающие части, какова обстановка. Бомбили с воздуха нас непрерывно, уничтожили базу горючего. Было ранено несколько наших офицеров, а начальник связи дивизии в ночь на 26 июня застрелился, узнав, что его беременная жена с тремя детишками погибли при бомбёжке.

«Нас хотят предать!»

На третий или четвёртый день войны дивизия начала отход к востоку от Белостока. Мне было приказано обеспечить переправу через реку. Разведка донесла, что мост не может пропустить танки Т-34. Река не глубока, но её дно и берега настолько илистые, что танк обязательно увязнет. Мы старались найти брод. Навстречу нам шёл крестьянин из ближайшей деревни. Спросили его: «Дедушка, не знаете, где можно перейти реку?»

- Как не знать! Есть только одно место. Этот брод сделали ещё в 1915 году, когда была война. Там по всей ширине реки набросан мелкий камень.

Брод шириной до 10 метров действительно нашёлся. Обозначив его и оставив маяки, я возвратился к мосту и стал регулировать движение. К мосту подошли три танка. Регулировщик указал им путь в обход моста через брод. Однако танкисты не подчинились указаниям и двинулись на мост. Боец дал выстрел вверх, команда регулировщиков кинулась к мосту, поспешил туда и я.

Один танк уже проскочил через мост, а второй дошёл до половины моста и остановился – мотор заглох. Я приказал задержать первый танк и забуксировать остановившийся. Естественно, произошла задержка, и тут вышел к мосту один майор и начал кричать: «Это измена! Нас хотят предать!» Начался шум. Выхватив наган, я кинулся к этому майору, скомандовал: «Взять этого провокатора!» Но капитан мгновенно исчез в толпе. Танк стащили с моста, движение восстановилось. В том, что это был провокатор – немецкий шпион, не было сомнений. Однако заниматься его поимкой было некогда.

Все танки форсировали реку вброд, а я вернулся к мосту. Весь день 27 июня я находился у него, подвергаясь воздушным атакам с воздуха. Мост мы покинули к вечеру 28 июня, а предварительно его подожгли…

В ТЕМУ

О чём писала «Коммуна» накануне войны?

Главной темой всех номеров «Коммуны» с 3 по 8 июня 1941 года стала подписка на заём третьей сталинской пятилетки. Кто у кого брал взаймы, спросите вы? Советское государство – у своих граждан: для «выполнения задач хозяйственно-культурного строительства, усиления госрезервов и дальнейшего укрепления оборонной мощи Советского Союза».

Постановление Советского правительства о выпуске займа на общую сумму 9,5 млрд рублей и сроком на 20 лет было подписано товарищем Сталиным 2 июня. А уже на следующий день «Коммуна» публикует массу репортажей о том, как жители Воронежа, Верхней Хавы, Бутурлиновки и Липецка (он тогда тоже входил в состав нашей области) «горячо приветствуют новый заём». Некоторые наши земляки в порыве энтузиазма отдавали взаймы государству целый месячный заработок!

А вот что сказал на собрании преподавателей и студентов химфака ВГУ профессор Лихошерстов: «Наше мудрое правительство вовремя разгадало коварные происки капиталистов, любящих загребать жар чужими руками, и потому Советский Союз не втянут в орбиту мировой войны. Всем нам понятно, что это стало возможным лишь благодаря колоссальной мощи советской державы. Отдавая свои средства взаймы государству, мы знаем, на что они идут. Понятно поэтому, что каждый новый выпуск советского займа наш народ встречает глубоким одобрением».

На газетных страницах часто мелькали слова «мобилизация», «призывные комиссии» и т. д. Но речь шла вовсе не о военных делах. В СССР в ту пору создавались государственные трудовые резервы для промышленности – полугодичные школы ФЗО (фабрично-заводского обучения). Учеников 16–17 лет туда набирали в порядке мобилизации. Каждый колхоз был обязан ежегодно выделять для учёбы по 2 человека. Горсоветы тоже получали подобную разнарядку. Выпускники этих школ обязаны были отработать на предприятиях 4 года, причём их могли направить в любой уголок страны. А если во время учёбы они, не дай бог, нарушали дисциплину или вовсе пытались самовольно уйти из школы – им грозило заключение в трудовую колонию на срок до одного года. И вот теперь «Коммуна» напоминала о начале очередного призыва в ФЗО.

А 8 июня на первой полосе главной областной газеты было опубликовано открытое письмо членов сельхозартели имени III Интернационала Воробьёвского района ко всем воронежским колхозникам. «Поставленная 18-й Всесоюзной конференцией ВКП(б) задача – собрать в 1941 году 7 миллиардов 900 миллионов пудов зерна – вдохновила нас на новые стахановские дела. На повседневную заботу партии, правительства и любимого вождя народов товарища Сталина о процветании нашего социалистического сельского хозяйства ответим чётким проведением уборки урожая 1941 года. Не дадим погибнуть в поле ни одному колоску».
03.jpg
Опрышко.jpg
Фото из семейного архива Петра Опрышко.
Павел БОГОСЛОВСКИЙ, Вадим ЧУГУНОВ, Коммуна, 8 июня 2021 года
Аватара пользователя
Red Cat
Сообщения: 2294
Зарегистрирован: 07.12.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#9

Сообщение Red Cat »

grm3 писал(а): 08 июн 2021, 19:24 и поливали их напалмом.
В 1941 слова напалм, имхо, еще не было.
grm3 писал(а): 08 июн 2021, 19:24 самовольно уйти из школы – им грозило заключение в трудовую колонию на срок до одного года.
да уж...
grm3 писал(а): 08 июн 2021, 19:24 Отдавая свои средства взаймы государству
имхо, так и не вернуло государство...
grm3 писал(а): 08 июн 2021, 19:24 Естественно, произошла задержка, и тут вышел к мосту один майор и начал кричать: «Это измена! Нас хотят предать!» Начался шум. Выхватив наган, я кинулся к этому майору, скомандовал: «Взять этого провокатора!» Но капитан мгновенно исчез в толпе.
Откуда взялся капитан? :ag: Шпиен шпалу успел сорвать?
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9583
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#10

Сообщение Sergey »

Кусок жести, из которой бойцы Воронежского истребительного батальона делали ложки, Германия, 1942-1944г.
Вложения
3745021.jpg
Аватара пользователя
Natalia
Сообщения: 5089
Зарегистрирован: 17.11.2016
Откуда: Воронеж

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#11

Сообщение Natalia »

Они штурмовали Берлин. Ветераны Хохольского р-на Воронежской области:

Изображение

Снимок в полном размере - по ссылке
grm3
Сообщения: 2922
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#12

Сообщение grm3 »

Участники Великой Отечественной войны из Верхнемамонского района
Коммуна, 1984 год
Вложения
9 мая - звезда Гаррибальди.jpg
Аватара пользователя
Red Cat
Сообщения: 2294
Зарегистрирован: 07.12.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#13

Сообщение Red Cat »

Удивило, как он после возвращения домой не сел. Залез в инет, если не врут, то все таки сел...

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования
«академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования» курсы повышения квалификации педагогов «гражданско-патриотическое воспитание»

РЕФЕРАТ Мы помним, мы гордимся!

Ноздрачева Элина Викторовна,
преподаватель общих гуманитарных
и социально-экономических дисциплин
ГБПОУ ВО «Павловский техникум»

Сергей Николаевич Сорокин родился 11 сентября 1921 года в селе Лозовое Верхнемамонского района Воронежской области в многодетной семье. В 3 года остался без отца. С 6 лет работал пастухом, с 13-ти – прицепщиком. В 14 лет прошел обучение в Русско-Журавской МТС и вплоть до призыва в армию работал механизатором. В армию был призван в 1940 году, служил в Брестской крепости в г. Пружаны. На фронте находился с самого начала войны в составе 112-й мотострелковой дивизии. Под Вязьмой младший лейтенант Сорокин попал в окружение, но прорвался к своим. Вторично попал в окружение на белгородском направлении, попал в плен. В августе 1942 года под Гомелем был сформирован эшелон военнопленных, которых вывезли в Италию в концлагерь, расположенный в окрестностях Вероны. Благодаря общительности советского военнопленного Григория Пристанскова удалось связаться с местными партизанами. В конце августа 1943 года Сорокин, Пристансков и еще 10 военнопленных совершили побег. Местные жители всячески помогали им, и в ноябре 1943 года они вошли в состав группы «Либеро», действовавшей в провинции Равенна. В декабре того же года была официально создана 8-я гарибальдийская бригада в Романье. Сорокину поручили командование русско-славянской ротой. Рота Сорокина совершала частые налеты на гитлеровцев и итальянских фашистов. 23 февраля 1943 года отряды 8-й бригады заняли Галеату, центр долины Биденте, и захватили казарму полиции и карабинеров. Один из фашистов бросил гранату в толпу. Сорокин пытался отбросить ее ногой, но граната взорвалась и тяжело его ранила. За эту боевую операцию Сергей Сорокин был представлен к награде «Звезда Гарибальди».

За голову Сорокина фашисты обещали 50 тысяч лир и несколько раз сообщали, что он якобы казнен. После войны С.Сорокин вернулся домой и до 1953 года работал в колхозе. В середине 1953 года был арестован как агент английской разведки и осужден. Не смирившись с несправедливостью, жена С.Сорокина добилась приема у Маленкова, и после почти двух лет заключения Сорокин был реабилитирован и вернулся домой, где до самой пенсии работал бригадиром тракторно-полеводческой бригады. В 1966 году в составе делегации советского комитета ветеранов С.Н.Сорокин прибыл в Италию, где 1 октября в Риме ему была вручена высшая партизанская награда Италии – Звезда Гарибальди. В 1988 году С.Н.Сорокин был в Италии на открытии памятника своему другу и соратнику по борьбе Г.Пристанскову. С.Н.Сорокин награжден многими боевыми наградами Советского Союза и Италии. Он является почетным гражданином Флоренции.
В тексте, имхо, явно ошибка "23 февраля 1943 года отряды" наверное 1944.

Интересно, чего это до него эмгебуха докопалась, аж в 1953, уже Сталин лежал, правда пока в Мавзолее, и Берия арестован был (а некоторые считают, что уже к праотцам отправился). Странно.

На подвиге народа и памяти народа он тоже есть, правда дата рождения не совпадает. У него даже есть книга воспоминаний "Звезда Гарибальди" но я ее по быстрому не нашел.
5_839300.jpg
d5c545d00546427290567130ab043922_crop.jpg
фото с памяти народа

Виден "25 лет победы в Великой Отечественной войне", так как в 1985 получил Орден Отечественной войны, возможно еще есть награды.
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9583
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#14

Сообщение Sergey »

Статья В.Васильева и Л. Суслова "Самолет летит на запад" из одной из воронежских газет, 1970-е
b45.jpg
b46.jpg
grm3
Сообщения: 2922
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#15

Сообщение grm3 »

В Воронеже на 98-м году скончался ветеран Великой Отечественной войны Семён Рудин. О кончине стало известно в субботу, 20 ноября.

Губернатор Александр Гусев выразил соболезнования родным и близким ветерана:

– С уходом каждого творца Великой Победы 1945 года превращается в вечность частица судьбоносной истории нашей страны. Умом понимаешь, что смена поколений неизбежна, но сердце всегда сжимается, когда этот мир покидает представитель легендарного поколения. Семён Моисеевич прожил долгую славную жизнь, которая была полна испытаний и радостей, ратного героизма и самоотверженного труда. Его духовное завещание всем нам – любить Родину и поступать по чести. Выражаю сочувствие родственникам Семёна Моисеевича. Воронежцы скорбят вместе с вами.

Слова соболезнования также выразил мэр Вадим Кстенин:

– Ушёл из жизни замечательный человек, труженик, ветеран Великой Отечественной войны, участвовавший в уникальной операции Советских войск по преодолению пустыни Гоби и Хинганского хребта. Семён Моисеевич навсегда останется для всех нас примером чести, стойкости, самоотверженности, верности долгу и любви к Родине. Выражаю искрение соболезнования родным и близким Семёна Рудина.

Семен Рудин родился 27 ноября 1923 года в Павлограде Днепропетровской области. В августе 1941 года Семёна Рудина призвали на фронт. Он служил в сапёрном батальоне, в составе пехоты прошел от Днепра до Сталинграда. Войну закончил на Дальнем Востоке в 1945 году. Семён Моисеевич участвовал в уникальной операции советских войск по преодолению пустыни Гоби и Хинганского хребта. В результате Красная Армия сумела освободить Южный Сахалин и Курильские острова.

ТВ-губерния, 20.11.2021 г.
Аватара пользователя
Red Cat
Сообщения: 2294
Зарегистрирован: 07.12.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#16

Сообщение Red Cat »

Семён Моисеевич Рудин родился 27 ноября 1923 года в городе Павлограде Днепропетровской области УССР. До начала Великой Отечественной войны окончил десятилетнюю школу и собирался поступать в Одесское пехотное училище им. Ворошилова, но война изменила его планы.23 июня 1941 года 17-летний Семён Рудин без повестки добровольно пришёл в военкомат города Павлоград, где его назначили писарем и поручили оформлять списки на вновь формировавшиеся маршевые роты.

1 августа 1941 года был официально призван в армию и зачислен в состав 16 –ого отдельного строительно-сапёрного батальона Юго-Западного фронта. В городе Осипенко, ныне Бердянск, на берегу Азовского моря новобранцев зачислили в сапёрно-строительный батальон, где обучали минировать дороги, строить укрепления, рыть окопы и блиндажи.

Боевое крещение Семён Рудин получил в сентябре 1941 года на станции Красноград: на границе между Днепропетровской и Харьковской областями.

Далее был переведен в 262-ую стрелковую отдельную бригаду командиром отделения разведывательной роты, где получил звание ефрейтор и выполнял обязанности комсорга роты.

В августе 1942 года Семён Рудин окончил трехмесячную полковую школу, получил звание старшего сержанта и был назначен комсоргом стрелкового батальона.

Весной 1944 года Семён Моисеевич поступил на курсы политсостава Дальневосточного фронта, по окончании которых получил звание младший лейтенант и направление в город Ворошилов, ныне Уссурийск. Там и получил известие об окончании ВОВ. Но для него война не окончилась: Семен Моисеевич прошел всю Русско – Японскую войну. Будучи комсоргом 208-ого стрелкового полка 187-ой стрелковой дивизии 5-ой ударной армии 1-ого Дальневосточного фронта. Непосредственно принимал участие в двух боях: взятие и уничтожение дота на высоте Гроп между городами Гродеково и Пограничным.

Второй бой продолжался двое суток на Тайпенлинском перевале недалеко от города Гирин.

За участие в Русско-Японской войне С.М. Рудин имеет боевые награды:

Орден Красной Звезды,

2 Ордена Отечественной войны II степени,

Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Медаль «За победу над Японией»

С.М. Рудин является почётным ветераном Воронежской области.
fond21.ru/75-fil-mov-75-letiyu-velikoj-pobedy/rudin-semen-moiseevich/
В начале 1942 года Семена Моисеевича и его однополчан отправили на Дальний Восток. Полгода он проучился в Хабаровске на курсах политсостава Дальневосточного фронта. После их окончания его назначили комсоргом стрелкового батальона 208-го стрелкового полка 187-й стрелковой дивизии 5-й ударной армии I Дальневосточного фронта.
riavrn.ru/news/nikto-ne-krichal-ura-voronezhskij-veteran--o-hlebe-so-ldom-sne-na-hodu-i-tihoj-atake/

Перебросили на Дальний Восток, имхо, большая вероятность из за этого остался живой. Плюс политработник все таки.
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9583
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#17

Сообщение Sergey »

Группа красноармейцев. В нижнем ряду второй слева - Семен Никифорович Переверткин (1905-1961) - уроженец с. Анна Бобровского уезда Воронежской губ., впоследствии - участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1945), генерал-полковник. Май 1925 г.
3779969.jpg

Военнослужащие советской армии в Берлине. На переднем плане - Семен Никифорович Переверткин (1905-1961) - уроженец с. Анна Бобровского уезда Воронежской губ., генерал-майор, командир 79 стрелкового корпуса в составе 3 ударной армии 1 Белорусского фронта, Герой Советского Союза (1945)
3779959.jpg

Советские офицеры на руинах захваченного Берлина. В нижнем ряду пятый слева - Семен Никифорович Переверткин (1905-1961) - генерал-майор, командир 79 стрелкового корпуса в составе 3 ударной армии 1 Белорусского фронта, Герой Советского Союза (1945)
3779949.jpg

Генералы Семен Никифорович Переверткин (1905-1961) и Василий Митрофанович Шатилов (1902-1995) среди офицеров в захваченном Берлине
3779991.jpg

Семен Никифорович Переверткин (1905-1961) - уроженец с. Анна Бобровского уезда Воронежской губ., участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1945), генерал-полковник
3779984.jpg

Могила Семена Никифоровича Переверткина (1905-1961) - уроженца с. Анна Бобровского уезда Воронежской губ., генерал-полковника, участника Великой Отечественной войны, Героя Советского Союза (1945), на Новодевичьем кладбище Москвы
3779961.jpg
grm3
Сообщения: 2922
Зарегистрирован: 17.11.2016

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#18

Сообщение grm3 »

Sergey писал(а): 23 ноя 2021, 08:56 Советские офицеры на руинах захваченного Берлина. В нижнем ряду пятый слева - Семен Никифорович Переверткин (1905-1961)
- Семен Никифровоич отличился в Берлинской операции при прорыве обороны противника и уличных боях в городе. Части корпуса Переверткина первыми ворвались в центр Берлина и штурмом взяли здание рейхстага.
Погиб в авиакатастрофе при исполнении служебных обязанностей. В Воронеже и Анне (1962) названы улицы, в Воронеже в 1958 году установлена информационная доска (ул. Переверткина, 58).
Аватара пользователя
Natalia
Сообщения: 5089
Зарегистрирован: 17.11.2016
Откуда: Воронеж

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#19

Сообщение Natalia »

Валерий Николаевич Нижегородцев (1924-1943) - уроженец г. Воронежа, рядовой 159 стрелковой бригады в составе 28 армии Южного фронта, погиб в феврале 1943 г. в боях за г. Ростов-на Дону, начало 1940-х
Вложения
3780360.jpg
Аватара пользователя
Sergey
Администратор
Сообщения: 9583
Зарегистрирован: 16.11.2016
Откуда: Воронеж
Контактная информация:

Воронежцы в Великой Отечественной войне

#20

Сообщение Sergey »

Павел Кондратьевич Шайкин (1914-1989) - уроженец с. Никольское Воронежской губ., участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1945), 1960-1970-е гг.
Вложения
3780336.jpg
Ответить