Газета Коммуна

Воронежские книги, газеты, журналы, карты, планы, схемы, краеведческая литература
Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 2876
Регистрация: 16.11.2016

Газета Коммуна

#1

Сообщение Sergey » 17 май 2017, 18:33

Воронежская газета Коммуна
Цитата:
Датой основания газеты «Коммуна» принято считать 20 мая 1917 года, когда очередной номер газеты «Воронежский рабочий» вышел как печатный орган большевиков. Газета «Воронежский рабочий» начала выходить с 1 апреля 1917 года как орган Воронежского объединенного комитета РСДРП.

Первым редактором «Воронежского рабочего» был Николай Кардашов (его именем названа улица в областном центре.

До октября 1919 года газета выходила под разными названиями: «Путь жизни», «Воронежская правда», «Известия Воронежского Губисполкома».

25 октября 1919 года, на следующий день после освобождения города конницей под командованием Семена Михайловича Буденного и соединениями 8-й армии, газета вышла под названием «Воронежская коммуна». Редактором нового издания стал Андрей Шестаков (псевдоним – Никодимов). Ответственным секретарем был писатель Август Явич. На редакторском посту Андрея Шестакова сменил Михаил Лызлов (псевдоним – Михаил Вельский). Затем редакцию возглавил Георгий (Юрий) Литвин-Молотов (настоящая фамилия – Литвинов).

В 1920-е годы в «Коммуне» работали Георгий Плетнев, Николай Стальский, Николай Задонский, известный поэт Серебряного века Владимир Нарбут, Михаил Лызлов, Петр Прудковский, Андрей Платонов.

В 1928 году была образована Центрально-Черноземная область РСФСР, включавшая территории нынешних Воронежской, Липецкой, Белгородской, Орловской, Курской, Пензенской и Тамбовской областей. Для нового региона страны главной газетой стала «Воронежская коммуна», переименованная в «Коммуну». О популярности «Коммуны» свидетельствует её тираж в 1932 году – 150 тысяч экземпляров.

В 30-е годы на страницах «Коммуны» активно выступали журналисты Александр Котов, Исай Штейман, Борис Дальний, Михаил Морев, Борис Дьяков, Петр Прудковский, Алексей Шубин, Клавдия Каледина, Михаил Аметистов, Федор Волохов, Лев Райскин. Во время ссылки в Воронеж в середине 30-х с «Коммуной» сотрудничал поэт Осип Мандельштам, а его жена, Надежда Мандельштам, была корреспондентом отдела писем «Коммуны».

Издание «Коммуны» не прекращалось и в годы Великой Отечественной войны. Во время оккупации города газета печаталась в селе Анна и в городе Борисоглебске.

С газетой сотрудничали многие известные писатели и журналисты – Александр Твардовский, Александр Корнейчук, Ванда Василевская, Евгений Долматовский, Александр Безыменский.

После войны в «коммуновский» коллектив влились фронтовики-журналисты – Михаил Домогацких, Николай Коноплин, Владимир Евтушенко, Борис Стукалин.

С 50-х по 80-е годы на страницах «Коммуны» печатались Михаил Булавин, Михаил Аметистов, Максим Подобедов, Иван Сидельников, Александр Гридчин, Федор Волохов, Василий Журавский, Лев Райскин, Михаил Морев, Исай Штейман, Леонид Скорнецкий, Иван Михалев, Петр Скаков, Михаил Литвинов, Алексей Тюрин, Иван Скопин, Николай Гамов, Лев Суслов, Юрий Поспеловский, Михаил Тимошечкин, Федор Сурин, Борис Подкопаев, Михаил Евстратов, Александр Козьмин, Сергей Погребенченко, Лев Суслов, Илья Марголин, Эмма Носырева, Олег Шевченко, Александр Симонов, Рудольф Ходеев, Иван Добринский, Иван Васильев, Владимир Юрьев, Анатолий Морозов, Петр Дуваров, Сергей Жданов, Владимир Котенко, Владимир Майоров, Петр Чалый, Вячеслав Лободов, Валерий Журавлев, Алексей Павлов, Борис Ваулин, Виктор Силин, Сергей Жданов, Вадим Кордов, Олег Столяров, Светлана Власова.

Советский период истории «Коммуны» завершается 1990 годом, когда редакция газеты вышла из состава издательства Воронежского областного комитета КПСС. С 1994 года «Коммуна» – независимое издание. Главным редактором газеты стал Виталий Жихарев.

«Коммуна» награждена орденом Трудового Красного Знамени (1967г.). Она входит в «Золотой фонд прессы России» по итогам 2006, 2007 и 2010-2016 годов. Имя газеты «Коммуна» носят пик на Памире и цементный завод в п. Подгорный Воронежской области.

С 1996 года выходили дочерние издания – «Воронежская неделя», «Коммуна плюс». Редакция «Коммуны» выступает в роли издающей организации. Среди выпущенных книг хорошо известны: «Это нашей истории строки…» (1997), «Время действия – наше время» (2000), мемуары А. Морозова «Война у моего дома» (2000) и В. Панина «Дорога в кино» (2001) и другие. С 2002 г. в серии «Библиотека газеты “Коммуна”» выходят книги, написанные преимущественно авторами «Коммуны». Большой общественный резонанс получил литературно-художественный и публицистический журнал «Кольцовский сквер».

С 2010 года по настоящее время газету возглавляет Виктор Руденко.


Из воспоминаний А. Е. Явича о начале издания газеты «Воронежская коммуна», октябрь 1919 г.
Цитата:
...Сначала газета выходила на двух полосах, на грубой и толстой бумаге, потом стала выходить на четырех, а иногда и на шести полосах. Мы с Андреем Васильевичем дневали и ночевали в редакции. Мы не только много писали, но и корректировали и вместе с метранпажами Столяровым и Чесноковым выпускали газету, частенько с изрядным опозданием. За ночную работу нам полагалась добавочная четвертушка хлеба, которую мы запивали пустым кипятком. Мы отогревали застывшие руки на абажуре настольной лампы и спали на столах, подложив под голову кипу старых газет. Красноватые нити электрической лампочки горели вполнакала и тепла давали еще меньше, чем света.

Мы писали всё — статьи, фельетоны, отчеты. Шестаков подписывал — Никодимов, а я — по-разному, чаще — Семен Пеший. Этот псевдоним надолго закрепился за мной...

Севастьянова Т. М. Первые большевистские газеты в Воронеже. Воронеж, 1959, с. 76, 77—78.

А.Е.Явич — ответственный секретарь газеты «Воронежская коммуна», А.В.Шестаков — первый редактор газеты «Воронежская коммуна»

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 2876
Регистрация: 16.11.2016

Газета Коммуна

#2

Сообщение Sergey » 17 май 2017, 18:42

Цитата:
Из избача – в газетчики

Сегодня у «Коммуны» очередная «негромкая» дата – 97 лет назад вышел в свет первый её номер. И хотя есть книга «Летописцы из «Коммуны», в которой подробно рассказывается о людях, делавших нашу газету, о тех, уже далёких временах, о больших и малых событиях, сопутствующих им, но история нашего печатного издания столь велика, что постоянно находятся какие-то новые мало или совсем неизвестные страницы в судьбах журналистов«коммуновцев». Сегодня как раз мы и знакомим читателей с такой судьбой.

Алексей Кондратенко


Он проработал в «Коммуне» около четырёх десятилетий, но, в отличие от многих коллег, не написал ни одной книги, не оставил крупных журнальных публикаций. По всей видимости, он так и остался однолюбом, преданным только ей одной – завтрашней газете, выпуск каждого номера которой всегда требует стольких нервов и энергии, творчества, внимания. Ей, газете, он отдал все свои силы и умения, оставшись непревзойдённым литературным редактором и организатором.

А ведь в младые годы вряд ли кто мог предсказать обычному рабочему парнишке с Луганщины такое будущее.

1-min.jpg


Фёдор Шаталов родился в 1900 году на Кадиевском руднике (ныне город Стаханов) в семье недавнего выходца из Елецкого уезда Орловской губернии Фёдора Шаталова. С малых лет Шаталов-младший (отца призвали в армию на фронт Первой мировой) работал рассыльным, а затем конторщиком на угольном складе. Когда вернулся отец, приняли решение перебраться на исконную родину - в село Большие Извалы.

Будущий журналист так вспоминал о том времени: «Летом 1920 года я организовал в селе первую комсомольскую ячейку. Тогда же по предложению фракции большевиков меня на волостном съезде Советов избрали в волостной Совет и в президиум волисполкома, а затем и заведующим отделом народного образования. В этой должности я проработал до марта 1923 года. Затем – снова в комсомоле. Заведовал политпросветотделом Елецкого укома комсомола. А когда партия проводила в жизнь лозунг «Лицом к деревне», меня послали в дальнее село Елецкого уезда, где одновременно заведовал политпросветом и был избачом».

Избачом он был в Каменке, здесь же возглавил волостной политпросвет. Вернувшись в 1925 году в Елец, как знаток сельской жизни был приглашён на работу в уездную газету «Набат». В «целях экономии» уже в следующем году редакцию закрыли.

Вступивший в партию Фёдор Шаталов работал заведующим сектором информации уездного комитета ВКП(б), секретарём Долгоруковского волостного парткомитета. Но журналистика уже становится его судьбой – с конца 1927 года он приходит корреспондентом в «Орловскую правду», а когда, в соответствии с новым административным делением, в августе 1928 года было принято решение о начале издания в Ельце крупной окружной газеты «Красное знамя», Фёдор Фёдорович получил в редакции должность заведующего крестьянским отделом. Тогда же он породнился с семьёй елецкого сапожника Николая Скуфьина (по преданию, предки Скуфьиных были выходцы из Болгарии) – женой Шаталова стала дочь мастера-обувщика Татьяна.

В последующем Фёдор Шаталов был ещё редактором газеты «Знамя Ленина» в Солнцеве (ныне Курская область), а с 1932 года его жизнь оказалась навсегда связана с Воронежем – здесь он трудился в «Коммуне».

Правда, оказывались в его редакционной биографии два значительных перерыва.

Первый – когда заместителя заведующего отделом партийной жизни «Коммуны» Фёдора Фёдоровича Шаталова направили в Москву на полугодовую стажировку в центральную газету «Правда». После стажировки хорошо показавший себя журналист получил пост собственного корреспондента «Правды» по Воронежской и Курской областям. В силу разных причин полтора года спустя он попросился обратно в «Коммуну» - приняли с радостью, а вскоре назначили его заместителем редактора.

Незадолго до войны руководство Воронежского горкома партии пригласило Шаталова на ключевую должность заведующего главным - организационным отделом (в «партийные» времена организаторский талант ценился исключительно высоко). Но, как и в «Правде», ему не суждено было сделать здесь карьеру – в сорок первом он ушёл на фронт.

На Карельском фронте был майором, инспектором политотдела 19-й армии. Его ратная доблесть отмечена орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны 2-й степени. Правда, орденоносца дома никто не ждал – брак с Татьяной распался ещё в предвоенные годы.

Как рассказала автору приёмная дочь Шаталова Людмила Ивановна Андриевская, сразу после демобилизации Фёдор Фёдорович приехал в Елец, к родителям бывшей супруги. Здесь в то время нашла приют и её овдовевшая сестра Мария, муж которой партийный работник, батальонный комиссар Иван Носов погиб на войне. Вскоре Фёдор Шаталов и Мария Носова поженились, вернулись в Воронеж.

Шаталов был бессменным заместителем нескольких редакторов «Коммуны» вплоть до 1969 года.

Борис Стукалин, возглавлявший главную воронежскую газету во второй половине 1950-х годов, а затем работавший министром печати СССР, вспоминал:

«Этот небольшого роста, светловолосый, малоразговорчивый, тихий человек был не очень заметен в редакции. На еженедельных совещаниях и ежедневных летучках выступал редко, всё больше сидел у себя в кабинете и что-то кропал бисерным почерком. Но вот проходила неделя-другая, и на редакторском столе появлялись постановочная статья, а то и целая полоса материалов на актуальную тему. Готовились они тщательно, главное – без лишнего шума и, казалось, без особых усилий. Его «сюрпризы», как правило, становились наиболее заметными, «гвоздевыми» в газете. И еще одна особенность: он без устали накапливал информацию об области, экономике, кадрах и щедро делился ею с коллегами.

Малозаметным Федор Федорович оставался только тогда, когда редактор был на месте. Во время редакторских отпусков и командировок преображался: становился необыкновенно активным. Его можно было видеть то в одном, то в другом отделе. Успевал побывать и на обкомовских совещаниях, переговорить с районами, встретиться с авторами. В эти дни газета выходила и вовремя, и на хорошем уровне. Фёдор Фёдорович не боялся взять на себя ответственность за самые острые, проблемные материалы».

Умер Фёдор Фёдорович Шаталов в начале 1970-х годов.

Источник: газета «Коммуна» № 68 (26284), 20.05.2014г.

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 2876
Регистрация: 16.11.2016

Газета Коммуна

#3

Сообщение Sergey » 17 май 2017, 18:57

Цитата:
Даёшь столетие!

Сегодня воронежской областной газете «Коммуна» исполняется 99 лет, а с завтрашнего дня мы начнём отсчёт дней, приближающих нас к вековому юбилею. Такого насыщенного исторического прошлого нет ни у одного издания региона. Несколько поколений журналистов вели и ведут каждодневную хронику жизни Воронежской области и всей страны. Так что если полистать подшивку «Коммуны» за разные годы, то в ней предстанет достаточно целостная картина событий, происходивших и на воронежской земле, и далеко за её пределами.

Виктор Руденко, главный редактор газеты «Коммуна»


А всё началось 7 мая (20 мая по новому стилю) 1917 года, когда вышел в свет первый номер газеты «Воронежский рабочий» Российской социал-демократической рабочей партии. В этом, теперь уже раритетном, четырехстраничном номере рассказывается о том, что социал-демократы не идут на поводу у Временного правительства, и у них по-прежнему отношение «к войне в целом остаётся отрицательным». Говорится о прошедшем Пятом собрании Воронежской организации РСДРП, о солдатском митинге во дворе мастерских в Отрожке, на котором ораторы призывали «вести упорную организационную работу для подготовления перехода власти в руки революционной демократии». Повествуется о том, что у рабочих сапожно-механического цеха и прачечных мастерских организованы профессиональные союзы.

За 99 лет своего существования газете не раз приходилось менять имя. Называлась она и «Путь жизни», и «Воронежская правда», и «Известия Воронежского губисполкома», и «Воронежская коммуна». Названия менялись, чтобы не рисковать в годы Гражданской войны жизнями журналистов. Когда читательская аудитория заметно расширилась за счёт крестьянства, газета стала называться «Путь жизни».

А когда в 1928 году на карте СССР вместо Воронежской и ряда других появилась Центрально-Черноземная область, то слово «воронежская» из названия пришлось убрать, оставив только «Коммуна». С тех пор своё имя мы не меняли, хотя в годы ельцинского режима испытали жёсткий, агрессивный прессинг власти, которая требовала изменить название газеты. Но коллектив редакции выстоял, не сдался и имя родной газеты сохранил.

Вообще-то, слово «коммуна» происходит от латинского communis, что в переводе означает «общий». Поэтому и в название «Коммуны» мы вкладываем такие понятия, как общность, единение, нацеленное на добрые дела и поступки людей. Старались и стараемся писать искренне, образно, понятно, с уверенностью, что только сообща можно сделать жизнь лучше. Выбираем темы, которые волнуют большинство читателей.

В «коммуновской» гвардии летописцев первенство принадлежит классику мировой литературы Андрею Платонову. Без малого пять лет отдал он журналистским будням. Если собрать воедино написанное и опубликованное им на страницах «Коммуны» – статьи, корреспонденции, заметки, рецензии, отчёты, рассказы и стихи, наберётся увесистый том.

И путь, проторенный Андреем Платоновым в большую литературу, потом повторили многие из коллег, оставив заметный след в отечественной словесности. Среди них – писатели Николай Задонский, Владимир Кораблинов, Михаил Домогацких, Алексей Шубин, Владимир Евтушенко, Владимир Котенко, Павел Кустов, Пётр Чалый, Олег Шевченко…

Но журналистика – это не только факты, пусть и значительные и общезначимые, выхваченные из потока будней и литературно изложенные. Журналистика – это прежде всего Позиция – активная, целенаправленная, отстаивающая и защищающая людей. Борьба с мздоимством, самодурством и самоуправством, произволом чиновников и равнодушием людей. И здесь нынешние сотрудники газеты остаются верны традициям своих предшественников. Читатели «Коммуны» без труда назовут фамилии журналистов и постоянных авторов, чьи острые полемические публикации уже в наши дни вызывают живейший отклик и поддержку воронежцев.

А сколько социально значимых инициатив на счету журналистов «Коммуны»! От рейдов качества на предприятиях и создания корреспондентских пунктов на строящихся гигантах промышленного производства в 20-е, 30-е, 50-е годы до экспедиции в 1967 году альпинистов-первопроходцев на Памир (кстати, одна из вершин «Крыши мира» носит имя «Коммуны) и проведения творческих фестивалей и конкурсов.

В давнем письме читательницы газеты, сохранившемся в архиве редакции, открылся удивительный факт. Оказывается, в конце 20-х – начале 30-х годов прошлого века журналисты «Коммуны» проводили на проспекте Революции факельные шествия в поддержку рабочих капиталистических стран, борющихся за свои права. Были, оказывается, и такие акции.

Человек созидающий, не важно – в производственной сфере или духовной, врач, стоящий у операционного стола, учитель, воин, идущий на ратный подвиг, – были и есть главные герои «Коммуны». Мы стремимся понять, проанализировать происходящее в мире политики и экономики, управления и сферы производства.

От чего мы ушли, каковы перспективы и что нам всем ждать от дня завтрашнего? Вопросы непростые и ответить на них однозначно не всегда представляется возможным. Но искать на них ответы необходимо, и здесь слово «коммуна» вновь нацеливает нас на совместный поиск.

Предстоящий год векового юбилея газеты, отсчёт которого мы начнём с завтрашнего дня, накладывает на нас большую ответственность. И прежде всего мы хотели бы расширить читательскую аудиторию, вместе с вами продолжить рассказ о замечательных людях, земляках, коими богата земля воронежская, об их славных делах.

И последнее, что хотелось бы сказать сегодня. В 1967 году, когда отмечалось 50-летие «Коммуны», журналисты подготовили спецвыпуск, открывала который передовая статья «Даёшь столетие!». Немного романтичная, немного ироничная. Есть там и такая фраза: «Перелистаем страницы «Коммуны». Всё на виду. Каждая черточка в её характере, каждая строчечка, будь она самая неприметная, каждая точечка, если даже по недосмотру корректора она и поставлена не на положенном месте».

И вот прошло с тех пор 49 лет, теперь нам 99, и мы выходим на прямую к вековому юбилею. А всё остается на виду: и каждая чёрточка, и каждая строчечка… Иначе и быть не может, ибо лучшие вековые традиции живут и сохраняются в «Коммуне».

Источник: газета «Коммуна», №40 (26580) | Пятница, 20 мая 2016 года

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 2876
Регистрация: 16.11.2016

Газета Коммуна

#4

Сообщение Sergey » 17 май 2017, 19:14

Ханаан Копелиович - фоторепортер "Коммуны" с 1928 по 1946г.:
Вложения
0_1b4a99_93df60b2_orig.jpg

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 2876
Регистрация: 16.11.2016

Газета Коммуна

#5

Сообщение Sergey » 18 май 2017, 15:32

Статья Л.Сурковой про фотокорреспондента М.К. Евстратова:
Цитата:
"Мы не виделись сто лет, но, услышав в телефонной трубке нарочито старческий, с кхеканьем голос, узнала сразу:

- Кузьмич, ты?

Он рассмеялся и забалагурил. А мне тотчас вспомнилась любимая Кузьмичом сцена из кинофильма «Золушка»: «Алле, алле, привратники! Привратники сказочного королевства, вы меня слышите?» – «Слышим, Ваше Величество!» – «Выезжала ли из ворот нашего королевства девушка в одной туфельке?» – «Сколько туфелек на ней было?» – «Одна, одна!» – «Блондинка или брюнетка?» – «Блондинка, блондинка!» – «А сколько ей лет?» – «Примерно 16». – «Хорошенькая?» – «Очень». – «Ага, понимаем. Нет, не выезжала, никто не выезжал». – «Зачем же вы так подробно расспрашивали меня, болваны?»

Этот диалог Кузьмич передавал уморительно и эмоционально. Запомнился он ему, как и весь фильм, неспроста: во время прохождения службы Кузьмич за некую «шалость» угодил с несколькими приятелями на «губу» на остров Эзель. Полгода служивым от скуки приходилось смотреть два фильма: «Тахир и Зухра» и «Золушка». Кузьмич вспоминал: «Мы тогда киномеханика специально просили: «Всё кино не крути, а найди сцену с королём и привратниками». Оттого и запомнил её».

Фотокорреспондент Михаил Кузьмич Евстратов – явление уникальное. Умён, ироничен, житейски мудр и прозорлив. Прежде всего, конечно, он был профессионал высокого класса. Работал быстро, чётко, мог мгновенно снять напряжение (во время фотографирования люди зачастую бывают скованны). Мне довелось десяток раз готовить материал для «Коммуны» вместе с Кузьмичом, и я видела, как легко он снимал: сразу входил в контакт с «объектом» съёмки, не заставлял становиться в позу, просто выбирал нужный момент, «отщёлкивал» кадры, благодарил, да ещё шуточку отпускал.

Работы его были безупречны. Недаром Михаилу Кузьмичу доверяли ответственные съёмки. Тогдашний редактор «Коммуны» Владимир Евтушенко в качестве делегата уехал в столицу на XXIV Съезд КПСС и вскоре вызвал в Москву Михаила Евстратова. Сколько же интересных снимков привёз оттуда Кузьмич! Долго возился с огромной массой фотографий. Каждому члену делегации оформил фотоальбом.

Рассказывал, каких усилий стоило уговорить наших селяан сфотографироваться с поэтом Расулом Гамзатовым: «Это же известный поэт, а они смотрят на него недоуменно: «Ну и что с того?» Инертный народ наш».

На съёмки Кузьмич не шёл, а мчался, его и не догонишь. Быстро садился в машину – свою или служебную – и ехал на задание. То посевная кампания, то уборочная, то агитпоезда, то всевозможные смотры-конкурсы, декады литературы и искусства. И везде нужно поспеть. Евстратову приходилось встречаться с учёными и студентами, рабочими заводов и тружениками села, артистами и библиотекарями, учителями и фронтовиками. Всегда старался приукрасить даже краткие подписи к снимкам.

Принёс как-то фото троих механизаторов. Ребята – прямо киноактёры, не подумаешь, что колхозники. Говорит: «Изобрази-ка текст поцветистее. Им будет приятно. Нельзя таким красавцам обычные слова штамповать».

Работа и семья – две страсти были у Михаила Кузьмича. Семья – это супруга Мария Гавриловна и дочери – Людмила и Светлана.

А его жизненный путь начался в многодетной семье.

Родился Михаил Евстратов 20 июля 1926 года в селе Красная Долина Советского района Курской области. У Кузьмы Епифановича и Евдокии Илларионовны было двенадцать детей. В живых осталось пятеро: дочери Мария, Лидия, Александра и сыновья Николай и Михаил (Николай погиб во время войны).

Сёстры все стали учителями. В печально известном тридцать седьмом отца посадили, а в 1939 году отправили на поселение в Казахстан. Михаил, чтобы помочь родным в трудное время, научился многому – чинил обувь, умел шить, ремонтировать. Так собрал по «кусочкам» швейную машину, и она долго служила семье.

В сорок четвёртом году окончил семилетку, но ни в какие учебные заведения его не брали как сына репрессированного. В том же сорок четвёртом был призван в армию. Службу начинал на авиабазе в Ладоге. В сорок пятом Михаил стал курсантом военно-морского авиационно-технического училища. С сорок пятого по сорок седьмой кроме учёбы принимает участие в разведывательных вылетах. По окончании училища Евстратов – в ставе группы спецназа по аэрофоторазведке восьмого воздушного Балтийского флота.

Во время одного из разведывательных вылетов получил сильнейшую травму – был ослеплён прожекторами. Полгода лечился, зрение частично вернулось, но из военно-морского госпиталя вышел с «белым» военным билетом.

Тогда же открываются окружные газеты, и Евстратов попадает в одну из них – «Сталинский сокол» – в Ленинграде. Работа фотокора пришлась по душе и определила профессиональный путь Михаила Кузьмича.

От знакомых узнал, что в Воронеже появится скоро место фотожурналиста в областной газете. Это то, что нужно – любимая работа и от родных мест рукой подать. И Евстратов приезжает в Воронеж. Немного поработал в фотоателье «Светопись». А в сентябре пятьдесят первого приказом редактора Алексея Шапошника Михаила Евстратова зачисляют в штат «Коммуны» на должность фотокорреспондента.

…После нашего последнего телефонного разговора смерть Михаила была для меня как гром среди ясного неба. Беседовали мы тогда долго, шутили, смеялись, вспоминали… Кузьмич будто хотел выговориться напоследок. Повторял какие-то свои байки. А былей и небылиц он знал великое множество. Трагикомические ситуации, коим он был свидетель (либо сочинил), мог в нужный момент ввернуть в разговоре.
Людмила СУРКОВА

И не только рассказами потчевал нас Кузьмич. Полистаешь «Коммуну» тех лет – и видишь, какие нужные сведения содержали выступления Михаила Евстратова на исторические темы. Под рубриками «Любопытная старина», «Страницы прошлого», «Это интересно» выходили публикации краеведческого характера. Используя уникальные архивные материалы, Евстратов сообщал читателям немало фактов, сведений минувших времен.
«Из летописи воронежского края» узнаем: «В этом году (1380. – Л.С.) великий хан Мамай стоял на Воронеже (реке), кочуя во мнозе сил».

О походе Мамая донесли великому князю Дмитрию Ивановичу. Решено было «послать окружников стеречи за татарами и под орду ехать, языка добывать и истину уведать мамаева хотения».

Неизвестный автор повести, нужно полагать – участник битвы, в своей книге «О побоище Великого князя Дмитрия Ивановича на Дону с Мамаем» писал: «И бысть сеча зла и велика, и брань крепка, труск велик зело, яко же от началу мира сеча не была такова… Прольяша кровь аки дождева туча обоих - русских сынов и поганых…»

В «Воронежской «швальне» Евстратов рассказывает о первой швейной мастерской, появившейся в Воронеже в 1702 году по указу Петра: «Чтоб платье в Воронеже шили отменно, не заочно и чтобы сидело оно не мешковато, а в самую пору по фигуре и кто горбит, чтобы тот горб не виделся, а кто на плечи разницу имеет, чтоб та разница от людей сокрыта была…»

Заключительные строки указа предупреждали: «А кто хлеб свой напрасно ест и работу свою не оправдывает, того сечь нещадно батогами и розгами, донде же из него лень и благодушие не изыдут». Кузьмич последние слова часто цитировал, смеясь, если в газету приходили с жалобой на испорченные в швейном ателье костюм, либо платье. С интересом читаешь «Судьбу петровского цейхауза», «Тайну золотой кареты», «Воронежские верфи»…

А вот в рубрике «С юмором о прошлом» – «Самобеглая коляска в Воронеже».

«По улице Большой Московской, громыхая на ухабинах, ехали в церковь Веретенниковы. Старик сидел сзади, занятый мыслями о святом таинстве покоения.

- Стой, остановись, куда тебя черти несут? – прижав к себе рукоять тормоза, изо всех сил закричал не своим голосом Сергей Митрофанович, увидев автомобиль Клочкова, выскочивший с улицы Пятницкой. – Остановись, тормози.

Клочков с перепугу бросил баранку. Руки его тянулись к чему-то невидимому, ощупывали ветровое стекло, что-то ловили в воздухе. Он искал вожжи. Сергей Митрофанович от страху закрыл глаза, положился на волю божью.

Старик еле успел перекреститься, как машины столкнулись. Моторы заглохли, и сразу стало тихо. Клочков ощупал ноги, потом голову – все цело. Спрыгнул с машины и упал. Перед завтраком выпитый штоф водки за Пресвятую Богородицу дал о себе знать. Веретенников с ссадиной на лбу тряс батюшку за плечи в надежде вывести его из состояния шока.

Это была первая автомобильная авария в Воронеже. Она произошла 15 августа 1906 года, когда в городе было два автомобиля – у купца Веретенникова и миллионера Клочкова».

Через неделю после публикации «Самобеглой коляски» Михаил Кузьмич рассказал мне:

«Представляешь, приходит бабушка – божий одуванчик, родственница Веретенникова, говорит – что-то вы моего предка в неприглядном виде изобразили: и жаден, и хитер. А он был хороший. И аварии самой не было».

Я ответил ей: «Верю вам, что он был хороший человек, а плохо о вашем предке думал миллионер Клочков, а не я». В общем, долго с ней говорили, она ушла довольная».

Михаил Евстратов и Владимир Майоров.
Находчивость и природный юмор выручали Кузьмича в любой ситуации.

Как-то поехал он на один из заводов: предстояла важная съемка. Вахтер, взглянув на удостоверение, сказал, как отрезал: «Не пройдете. Оно же у вас просроченное. Продлить надо». – «Велика беда! Давайте, я сейчас его продлю», - и достает авторучку. Вахтер в ужасе: «Да вы что?!» Кузьмич нашелся: «Тогда передайте Вадиму Николаевичу (В.Н.Игнатов – первый секретарь обкома партии в 1975 году. – Л.С. ), что вы меня не пустили». – «Нет, нет! Проходите, пожалуйста!».

Между прочим, Кузьмич начальство особо не жаловал. Узнав однажды, что высокопоставленный чиновник, выйдя на пенсию, вскоре угодил под машину (не насмерть, правда), глубокомысленно заметил: «Иначе и быть не могло: он же не знает, как улицу переходить. На «Волге» только и ездил».

Когда Кузьмич уезжал в командировки, в редакции становилось непривычно тихо – не хватало его присутствия. Бывало, откроет он дверь чьего-нибудь кабинета и прямо с порога скажет: «Отдохните, а то перетрудитесь, оплачивай вам потом бюллетень».

За тридцать пять лет работы в «Коммуне» Михаил Кузьмич опубликовал десятки материалов и тысячи фотоснимков. Писал и снимал он с душой. Это касалось в том числе и военной темы.

Передо мной – две газетные вырезки: «Расплата» и «Тому, кто стоял насмерть». Используя материалы партархива Воронежского обкома КПСС, Михаил Кузьмич рассказал о героических подвигах в селе Вязноватовка Нижнедевицкого района.

В первом очерке переживший смерть Яков Евсеевич Доровских, как некогда Иван Сусанин, завел в непроходимые болота немецкий полк дальнобойной артиллерии. Так расплатился крестьянин с врагами за гибель и горе своих односельчан.

Второй очерк посвящен младшему лейтенанту Николаю Загорскому, который в июле сорок второго после гибели своих товарищей-артиллеристов несколько часов один держал участок на курском направлении, продолжая посылать снаряд за снарядом в стан врага. Даже немцы оценили его мужество, позволив жителям Вязноватовки с почестями похоронить героя-комсомольца.

Спустя годы на трассе Воронеж – Курск, на 71-м километре, была установлена пятиметровая бронзовая фигура Николая Загорского со снарядом в руках. Рассказав о подвиге красноармейца, Михаил Кузьмич сообщил через газету, когда состоится открытие памятника.

Евстратов не раз выступал и в жанре фотофельетона, откликаясь на острые проблемы нашей жизни. Михаил Кузьмич любил повторять: «У меня дел на сто пятьдесят лет». Понимал, что столько отпущено на земле ему не будет, и спешил за стремительно мчащиеся годы (в молодости мы не замечаем, как быстро летит время) успеть многое. Жил с большой творческой отдачей, насыщенно. Постоянно кому-то звонил, договаривался, шёл, ехал, встречался… Его мобильности можно было только позавидовать.

Интересны у Кузьмича были разносторонние.

Вот большой, размером с ученическую тетрадь, членский билет номер 2152, выданный Всесоюзным обществом по распространению политических и научных знаний Евстратову Михаилу Кузьмичу…

Вот набор почтовых карточек с видами Воронежа, выполненные М.Евстратовым. Воронежцы и гости увидели их в 1958 году, когда они вышли. Весь тираж в 4720 экземпляров разошёлся мгновенно…

Вот фотоальбом «Воронеж (памятники истории и культуры города Воронежа»), вышедший в 1974 году. И фотооткрытки, и альбом выпущены издательством «Коммуна». На обложке фотоальбома – рисованный памятник И.Никитину (работа художника М.Ахунова), текст А.Поповой. В альбоме – и старинные дома города, и памятники.

Единственной невостребованной осталась большая работа Кузьмича для музея села Краснолипье Репьевского района Воронежской области . Началась перестроечная чехарда, и заказчику фотоэкспонаты не потребовались.

…Если на этаже редакции царило оживление, слышались смех и чей-то громкий голос, значит, Кузьмич на месте, и к нему кто-то пришёл. С Мишей всегда было интересно: начитанный, любивший литературу, он цитировал то Салтыкова-Щедрина, то своего любимого Михаила Булгакова. «Мастера и Маргариту» он знал едва ли не наизусть.

У Михаила Евстратова можно было встретить художников Григория Гончарова и Масабиха Ахунова, собственного корреспондента «Советской России» Александра Пятунина, фотокорреспондента АПН Валентина Кожевникова, эрудита и книголюба Вадима Мезенцева, поэта Павла Касаткина.

Бывал здесь и добрый старый знакомый Иван Петрович, который (со слов Кузьмича) говорил исключительно по-книжному. «Двадцать пять лет служил на подводной лодке, вот и забыл простую разговорную речь», - с улыбкой как-то заметил о нем Евстратов. И это оказалось правдой: однажды я встретила Ивана Петровича в трамвае, говорю ему: «Как вы загорели хорошо», а он в ответ: «Я только что прибыл из сельской местности…»

Кузьмич по-доброму относился к людям, мог дать совет, помочь делом…

«Коммуновцы» постоянно шли к заведующему отделом фотоиллюстраций (так именовалась должность Евстратова): кто – за снимком, кто – проявить пленки, напечатать фотографии (лаборатория была открыта всегда), кто – просто пообщаться. Частенько здесь околачивались Юрий Рачинский, Фёдор Сурин, Иван Добринский, Олег Шевченко, Борис Подкопаев…

И ещё об одной страсти непременно нужно сказать, о большой любви Михаила Евстратова к кошкам. Я не встречала человека, тем более – мужчины, который бы так трепетно относился к животным. Кошек он холил, кормил, разговаривал с ними.

Как-то пришла я к Тамаре Ивановне Карповой, сидим, разговариваем. Вдруг звонок в дверь. Вваливаются Евстратов и Пятунин. Кузьмич увидел кошку, схватил её на руки и начал… целовать! «Кеша, любимая!..» В другой раз сообщил с грустью, что пропал его сиамский кот. Через некоторое время узнаю, что у нашего подъезда в Березовой роще, где я жила, приблудился сиамский кот: залез в кусты, мяукает, ни к кому не идёт. Сказала о нём Кузьмичу. Он тотчас вскочил в машину и уехал за котом. Потом рассказал, как стал звать кота именем своего пропавшего любимца. И кот… вышел к нему.

На другой день ко мне пришла жительница соседнего дома, спрашивает: «Это ваш сослуживец забрал кота? Как мне увидеть этого человека?» Кузьмич потом так передавал ту встречу: «Является какая-то тётка, спрашивает: «Это вы взяли кота? Отвечаю: «Я!» – «А он меня недавно покусал».– «Какое совпадение! Да он и нас всех перекусал!» – «А что же делать?» – «Как что? Лечиться! Мы всей семьёй делаем уколы». Тётка потопталась и молча ушла. А оказалась вот что: эта женщина недавно отправилась в магазин, на дороге ей попался кот, она и пнула его ногой. Просто так! Спустя сутки кот подстерёг её и укусил за ногу».

Коты и кошки у Кузьмича жили и дома в Воронеже, и на даче в Костёнках. О своих четвероногих любимцах он мог рассказывать часами. Уважал тех, кто водил кошек. Но и хозяйство не было у Кузьмича запущено: он всё умел наладить своими руками и делал это с удовольствием. Так, из старой стиральной машины оборудовал соковыжималку. Изрядно повеселил родных и знакомых тем, что электрический утюг переделал в… радио. Рукодельный был человек!

Недавно, перебирая свой архив, отыскала рукопись неоконченного рассказа Михаила Кузьмича и вспомнила, как советовала ему издать сочинения, а он ответил: «Зачем? Пишу просто под настроение. Основная моя работа – фотография…»

А в обнаруженной мной юмореске есть такая фраза: «Слов не жалей! В наше время они необходимы и чаще важнее, чем само дело». Как это созвучно нынешним дням!

Дочь Михаила Кузьмича, Светлана, передала мне вместе с бумагами отца стихотворение поэта Павла Касаткина, которое очень полюбилось её отцу, особенно строки:

Будут зимы, будут вёсны…
Но скажу по существу:
Отвезут меня под сосны
Приобщиться к большинству.

Михаил Кузьмич Евстратов похоронен на Юго-Западном кладбище Воронежа, здесь как раз есть сосны. Покоится на этом погосте и Тамара Ивановна Карпова. Два близких мне человека, мои друзья и коллеги, которых всегда помню и люблю.

Источник: «Воронежская неделя», № 49 (2034), 07.12.11г.

grm3
Сообщений: 598
Регистрация: 17.11.2016

Газета Коммуна

#6

Сообщение grm3 » 18 май 2017, 16:17

За что я люблю «Коммуну»

Откровенно

В газету меня ввела Эмма Моисеевна Носырева, работавшая тогда, кажется, в отделе культуры. Её и считаю своей крёстной мамой в журналистике.

Людмила Романова, театровед

Поначалу отношения не очень складывались. Я обиделась, что мою первую рецензию переписали сухим казенным языком, не согласовав со мной. И довольно долго в «Коммуну» не ходила, сотрудничая с «Молодым коммунаром», где работали бойкие молодые ребята, которые были мне ближе по духу.

Но прошло время. Не помню точно, когда и по какому случаю вновь принесла в «Коммуну» свои работы и познакомилась с тогдашним завотделом культуры Виктором Силиным. С тех пор, вот уж лет тридцать, мы сотрудничаем.

Виктор Владимирович уважительно и бережно относится к автору, тактичен в оценках, мы вместе обсуждаем темы будущих работ. Он умеет пробудить интерес к той или иной проблеме, и многие мои рецензии и творческие портреты родились с его подсказки. Но больше всего я благодарна ему за идею писать мои воспоминания, первые главы которых были напечатаны в журнале «Кольцовский сквер» – приложении к «Коммуне», который, увы, нынче не выходит из-за финансовых трудностей.

В годы перестройки многие авторы отошли от «Коммуны», потому что она была органом обкома партии и стала считаться реакционной. Будучи человеком, далеким от политики и борьбы всяческих партий, я все эти годы оставалась верна своей газете.

Разумеется, сотрудничаю и с другими изданиями, которых сейчас много, но главная моя газета – «Коммуна». Мне нравится, что она не меняет названия в угоду конъюнктурной моде, хотя давно уже не является чьим-либо органом. Горжусь тем, что сотрудничаю в газете, где когда-то работал великий писатель Андрей Платонов и которая в эти дни отмечает столетний юбилей.

С праздником, любимая газета! Успехов и процветания!
Источник: газета «Коммуна», № 39 (26683) | Вторник, 19 мая 2017 года |

grm3
Сообщений: 598
Регистрация: 17.11.2016

Газета Коммуна

#7

Сообщение grm3 » 18 май 2017, 16:21

Из помнящих родство
Личное

Нынешний год преподнёс два значимых в моей жизни юбилея: 50-летие первого выпуска заочников-журналистов ВГУ и 100-летие (только подумать!) газеты «Коммуна», претерпевшей на своём веку всякое, но не уронившей достоинства. Мы ценим её за это.

Эмиль Абросимов, член Союза журналистов России

с.Верхний Мамон
Оба юбилея, кстати, взаимосвязаны.

Начну с alma mater. В году 1961-м Воронежский госуниверситет рискнул готовить журналистские кадры. На филфаке. Абитуриенты – разновозрастной, разночинный люд. В их рядах и те, кого бурной рабселькоровской волной уже прибило к порогам редакций. И меня в том числе.

Учебный процесс – от сессии до сессии – особо не напрягал, да и отношение преподавателей к нам было по-родительски снисходительным – чего уж там, вдруг да первый блин комом пойдет. А он, этот учебный процесс, им спать спокойно не давал. Ведь первоначально даже кафедры журналистики не имелось.

И на лекциях, и на практических занятиях мы благодарно ловили мягкий сочувствующий взгляд незабвенного Георгия Владимировича Антюхина. С предельным напряжением прививал нам чутье к слову (стилистика и литературное редактирование) доцент Борис Кривенко, а доцент Валентина Ситенко – знания истории отечественной журналистики.

Легко сходился со студентами преподаватель Лев Кройчик. Как популярный конферансье со зрителем. Для заочников – сотрудников райгазет он вообще был свой человек, так как три года сам играл эту нелегкую роль. Лев Ефремович, честь ему и хвала, и поныне на боевом посту. Профессор. А детище первопроходцев – заочное отделение журналистики выросло в солидный самостоятельный факультет.

И тут пора сказать о «Коммуне», творческий потенциал, материально-техническая база которой использовались во имя науки на полную катушку. Именно в вузовских аудиториях мы впервые встретились лицом к лицу с теми, кто делал самую авторитетную газету в Воронежской области.

Борис Подкопаев, Федор Сурин, Сергей Погребенченко, Владимир Соломатин, Светлана Власова – каждый на своем участке высокого класса мастера, и им было чему учить новоявленных студентов. А когда к ним подключались сотрудники, чьи материалы на газетной полосе служили эталоном, Александр Козьмин, Владимир Петропавловский, Иван Добринский, то занятия превращались в поистине творческую лабораторию.

Продуктивными оказывались походы непосредственно под крышу издательства «Коммуна». Лекции лекциями, но совсем другое вломиться в тесный кабинет мэтра журналистики, почувствовать ту самую рабочую атмосферу, что витала в нем, отследить вместе с наставниками процесс выпуска газеты и окончательно определится с выбором дела всей своей жизни.

Можно долго рассказывать, насколько благотворное влияние оказывала «Коммуна» на наше профессиональное становление. Да и по завершении учебы те, кто хотел, не прерывали связь с ней.

Редакция, надо отдать ей должное, очень плотно работала с читателями, всячески привлекала их к участию в газете. Я сам не раз попадал в нештатные корреспонденты. Помню, настойчивый Иван Сухочев, заведовавший отделом партийной жизни, ежеквартально присылал мне тематику по своему отделу, и этой тематики хватило бы на сотню журналистов. Кое-что мной исправно делалось.

Однажды подготовил я письмо о районных газетчиках. Ко Дню печати. Получаю праздничную «Коммуну», а там – ни строки. Вышло так потому, что подвела почта. Каким же было удивление, когда ровно через год на странице газеты «С Днем печати, дорогие друзья!» я увидел свое сочинение. Целым и невредимым. Под заголовком «Ларчик открывался не просто». А сберег его, ценя творческий запал нештатного автора, заместитель редактора Иван Киросиров.

Долгие годы сотрудничества с «Коммуной» убедили меня, что работали и работают в ней не только настоящие профи. Им дорого такое понятие, как журналистская общность, проявляющаяся прежде всего в отношении к коллегам из низовых звеньев СМИ.

Недавно это подтвердил симпатичный мне и по творчеству, и по человеческим качествам многолетний собкор «Коммуны» и писатель Петр Чалый. Я получил от него в подарок книгу «На заставе богатырской» с доброй подписью автора «В память о Россоши». Оказалось, у нас с ним одна память – наш наставник Михаил Тимошечкин. В 60-е годы прошлого века он трудился собкором, а я – организатором районного радиовещания. Михаил Федорович предложил сообща подготовить статью в «Коммуну». И у нас все получилось. Да и не могло быть иначе. Дорогого стоили его ненавязчивые подсказки, его шутливые реплики по поводу «нескольких строчек в газете». Он был открытым для общения, как для закромов богатое на урожай поле.

И поныне храню книжечку Тимошечкина с его стихами и таким вот напутствием:
Эмилю-Емельяну
С признанием слова:
Эмиль, не будь Иваном,
Не помнящим родства.
Вскоре я отправился колесить по Воронежской области, пока не осел в Верхнем Мамоне. А Михаил Федорович стал опекать недавнего студента Петра Чалого. С таким же отеческим усердием. А через четыре десятка лет он вновь меня порадовал. Своей книгой избранного «За бруствером великого былого». Короче, Тимошечкин не только наставлял «не быть Иваном, не помнящим родства». Он сам был верен этому постулату. Следую его примеру. Я – помнящий родство. С юбилеем, «Коммуна»!

Источник: газета «Коммуна», № 39 (26683) | Вторник, 19 мая 2017 года |

grm3
Сообщений: 598
Регистрация: 17.11.2016

Газета Коммуна

#8

Сообщение grm3 » 19 май 2017, 08:38

С именем Андрея Платонова

Виктор Руденко, главный редактор «Коммуны»

Что в имени нашем
В разные исторические периоды газета имела разные названия. А началась история современной «Коммуны» 20 мая 1917 года, когда вышел в свет первый номер большевистского «Воронежского рабочего». Под таким названием она просуществовала до 11 августа, а потом стала называться «Путь жизни». Затем в её биографии были названия «Воронежская правда», «Известия Воронежского губисполкома», «Воронежская коммуна» и, наконец, «Коммуна».

Почему так происходило? В период Гражданской войны газета меняла название, чтобы отвести опасность от своих сотрудников. Далее – менялась политическая ситуация в стране, а вместе с ней и задачи, стоящие перед газетой. Она становилась всё более массовой, распространяла своё влияние не только на городских трудящихся, но и на крестьянство.

Буквально недавно в подшивке «Воронежской коммуны» за 1924 год удалось обнаружить заметку «К «Известиям» возврата нет», подписанную псевдонимом Боб, под которым скрывался репортер Борис Бобылёв. Вот что он писал по поводу очередной смены газетного названия: «Когда «Воронежские известия» были переименованы в «Воронежскую коммуну», многие скрежетали зубами. Ещё бы! Первый заголовок не мог испортить настроения буржуа, не хлестал по уху обывателя, ни к чему их не обязывал, тогда как второй кричал им прямо в лицо: «Будем бороться на территории Воронежской губернии за коммуну, будем строить новую жизнь на началах трудового сотрудничества…».

Думаю, что для нас, нынешних журналистов, в этих словах главным остаётся не политическая составляющая (хотя на тот момент она главенствовала), а строительство новой жизни «на началах трудового сотрудничества». Да, собственно, этим тезисом «коммуновцы» руководствовались все сто лет.

Закладывались основы нашей газетной практики первым редактором Николаем Николаевичем Кардашовым, профессиональным революционером, членом комитета большевиков, человеком высочайшей культуры и огромных знаний.

Так уж сложилось, что далеко не все имена журналистов, начинавших нашу газету, хорошо известны широкой читающей публике. Одни – такие как Август Явич, Михаил Лызлов, Владимир Нарбут, Алексей Моисеев, Николай Задонский – всегда были на слуху. Про других же почему-то забывали. Но для нас, продолжателей их дела, важен каждый. Поэтому хочу напомнить, что в «Пути жизни», а руководил тогда газетой Алексей Сергеевич Моисеев, принимал непосредственное участие будущий заместитель Наркомфина М.Альский. В «Воронежской коммуне» военным корреспондентом служил Иван Врачев, а также работали Губин и Давыдов. В «Известиях Воронежского губисполкома», кроме С.Ермана, М.Лызлова, А.Шестакова, В.Нарбута, в редакцию приходили на работу Н.Олекевич, Сандомирский, Маркушевич, Константин Еремеев.

О последнем скажу подробней. Когда с конца июня – начала июля 1919 года обострилась обстановка на Южном фронте, и Воронеж мог быть захвачен мамонтовцами, в срочном порядке создали Воронежский укрепленный район. Председателем Совета обороны ЦК РКП (б) назначили старого большевика Константина Степановича Еремеева. И в это же время начинают выходить «Известия Совета обороны Воронежского укрепленного района», в издании которых непосредственное участие принимает К.С.Еремеев. Именно при нем начал своё сотрудничество с газетой Андрей Платонов.

Теперь, собственно, о том, как появилось название – «Воронежская коммуна».

В 1939 году бывший редактор, а на ту пору известный учёный-историк, член-корреспондент Академии наук СССР Андрей Васильевич Шестаков прислал в редакцию свои воспоминания. В них, в частности, отмечалось: «В поезде, подъезжая к Воронежу, Л.М.Каганович (на тот момент он член Особого губернского организационного бюро – В.Р.) предложил мне быть редактором новой воронежской газеты. Задумались над её названием. «Известия» звучали как-то официально.

Л.М.Каганович говорил о боевой коммунистической партийной газете, которая могла бы играть большую организующую и руководящую роль во всей политической жизни губернии… Он предложил назвать газету – «Коммуна»… Все согласились, что «Воронежская коммуна» очень подходящее название для боевой партийной и советской газеты».

И далее Андрей Васильевич Шестаков вспоминал: «Надо было быстро ориентироваться в том, что произошло в городе за время власти белых. На машине мне удалось объехать все важнейшие места сражений, пожаров… В том же доме №21 по проспекту Революции, где размещались «Известия», были собраны наборщики, печатники, пришёл кое-кто из журналистов, работа закипела. Наутро «Воронежская коммуна» извещала прежде всего о том, что «мы вернулись»…

Газета довольно быстро начинает пополняться талантливыми журналистскими кадрами. На её страницах появляются репортажи и очерки Николая Задонского, Павла Кустова, Михаила Бахметьева, Бориса Бобылева, рисунки Натальи Бессарабовой.
Газетчик Андрей Платонов
Андрей Платонов, будущий классик мировой литературы, не чурался никакой газетной работы, не делил её на престижную и черновую и делал всё, что требовалось на тот момент: писал передовые статьи и заметки, рецензии, статьи экономические и так называемые постановочные, стихи и рассказы. А ещё отвечал на письма читателей. Из «Красной деревни», где он заведовал литературным отделом (газета издавалась с 4 марта 1920 года по 6 марта 1921-го), а затем из «Воронежской коммуны» шли лаконичные, но ёмкие, а главное, точные ответы на читательские заметки, корреспонденции, стихи или прозу, на изобретения местных Кулибиных, на критику в адрес самого Платонова, с позицией которого далеко не всегда соглашались подписчики газеты.

Он бережно подходил к редакционной почте, щадил самолюбие пишущих и не становился в позу мэтра. «Пишите искренней, живыми крепкими словами», – наставлял Платонов товарища Михайлова из Новохоперского уезда. «Зачем такое слово из сухой глины: кумир – и к чему фокусы в поэзии?», – адресует он К.Силаеву из Воронежа. «Статья «Нельзя медлить» не подошла, – отвечает Платонов товарищу Хачопуло из Воронежа. – Уж слишком старо, избито и много таких словечек: ликвидировать, территориальное и т.п. Пишите проще, откликаясь на запросы и нужды деревни».

Сам же Андрей Платонов, когда вместе со всей журналистской братией во главе с редактором Георгием Литвиным-Молотовым влился в состав «Воронежской коммуны» и заведовал научно-техническим и крестьянским отделами (на этот счёт сохранилась анкета, заполненная рукой Андрея Платонова, от 26 марта 1926 года, где прямо сказано: «…с августа 1919 по сентябрь 1923 в «Красной деревне», «Известиях укрепленного района», «Воронежской коммуне» и «Нашей газете» – воронежских советских органах печати… был заведующ(им) отделами литературы, научно-техническим и крестьянским»), то много, со знанием дела писал о необходимости в кратчайший срок восстановить промышленность, о гидромелиорации, об электрификации… Стоит только посмотреть научное издание собрания сочинений Андрея Платонова, и убедиться в том, как много было написано и опубликовано в «Воронежской коммуне» его глубоких статей на эти темы.

Впоследствии его друзья-коллеги по «Воронежской коммуне» Николай Задонский, Август Явич, Борис Бобылев, Георгий Плетнев, которые сами станут известными писателями и публицистами, отмечали: уже в ту начальную пору в Платонове проявлялись недюжинные способности. «С момента работы в «Воронежской коммуне»… Платонов рос как газетчик, а затем и как писатель, при сильной поддержке ЛитвинаМолотова. Георгий Захарович защищал Андрея от ортодоксальных критиков (а их было немало)…», – писал публицист Борис Бобылев, начинавший в нашей газете, когда она ещё называлась «Известия Воронежского губисполкома».
Время перемен
Время быстро менялось, а вместе с ним и те задачи, которые приходилось решать в стране и в губернии. И журналисты здесь были не на последнем счету. На страницах «Воронежской коммуны» появляется удивительно яркий, написанный свежо, что называется, в образах и лицах, цикл очерков Павла Кустова (впоследствии он станет известным поэтом), озаглавленный «С котомкой пешком по Воронежской губернии», городские зарисовки нравов Михаила Бахметьева. Много сообщений о культурной жизни, о борьбе с неграмотностью. Особая статья приложения журналистских сил – борьба с беспризорностью. И попытки осмыслить произошедшее, уже ставшее хотя и недавней, но историей: революционные события, Гражданскую войну и нэп. С подачи редактора Михаила Лызлова «Воронежская коммуна» печатает роман Дмитрия Стонова «Своею собственной рукой» из эпохи Гражданской войны.
Время быстро менялось, а вместе с ним и те задачи, которые приходилось решать в стране и в губернии. И журналисты здесь были не на последнем счету.
Казалось бы, все имена редакторов «Коммуны» известны наперечет. И никаких неожиданностей здесь ждать не приходилось. Ан нет, при внимательном изучении всей подшивки за все 100 лет в Государственном архиве Воронежской области вскрылся неожиданный факт: оказывается, в списке редакторов пропущена ещё одна фамилия – П.Загорулько. Он возглавлял нашу газету с 10 мая 1938-го по 29 ноября 1939 года. Кто скрывается за этой фамилией, что он был за человек – предстоит только выяснить.

В тридцатые годы в «Коммуне» трудится целая плеяда настоящих спецов в журналистике: Борис Дьяков, Михаил Морев, Пётр Прудковский, Иосиф Черейский, Алексей Шубин, Борис Дальний, Николай Садковой, Владимир Докукин, Александр Котов, Клавдия Каледина, Владимир Егин, Татьяна Мурдасова, Исай Штейман… В этот же период в отдел писем «Коммуны» приходит на работу Надежда Мандельштам, а сам Осип Эмильевич ездит от «Коммуны» в командировку в Калач. Этому способствовал тогдашний редактор Сергей Васильевич Елозо.

Кстати, судьба оказалась жестокой и немилосердной к Сергею Елозо и его предшественнику Александру Шверу, к заведующему промышленным отделом Александру Котову, к Клавдии Калединой, Борису Дьяковичу, Иосифу Черейскому, ко многим «коммуновцам» той поры. Обвиненные «врагами народа», одни ушли в ссылку на десять лет, другие, как Швер, Елозо, Котов, были расстреляны.

Борис Дьяков – первый очеркист «Коммуны» той поры, прошедший через сталинские застенки, остался несломленным и профессии не изменил. После он напишет много книг о пережитом, а пока в «Коммуне» ему нет равных. Он наравне с большой группой столичных мэтров пера стал участником знаменитого Каракумского автопробега. «Обуты» машины были в воронежскую резину.

Годы огненные, военные
Исай Штейман пришёл в «Коммуну» ещё до войны. Много и интересно писал о театре, музыке, народной песне и ремеслах. Но когда грянула Великая Отечественная, он стал рассказывать о том, как тыл, воронежское село трудились для Победы.

Вообще заметно поредели ряды «коммуновцев» в годы войны. В дивизионные газеты ушли служить (воевать!) Пётр Прудковский, Алексей Шубин, Григорий Рыжманов, Борис Песков, Александр Сулейманов, фронтовым журналистом стал капитан Михаил Аметистов. А вот ответственный секретарь «Коммуны» Фёдор Федорович Синельников ушел сражаться на фронт и погиб в январе 1944 года. Майор Синельников был заместителем командира по политчасти 133-го гвардейского стрелкового полка 68-й гвардейской стрелковой дивизии.

Те же, кто остался в военное лихолетье в «Коммуне», работали за двоих, за троих в прямом смысле слова. Газету делали редактор Семен Петрович Догадаев, его заместитель Алексей Петрович Шапошник, ответственный секретарь Михаил Николаевич Морев, военный корреспондент Василий Пчелин, собственный корреспондент Николай Задонский, совсем ещё молодой и начинающий Василий Журавский, фотокор Ханаан Копелиович.

По мере того, как гитлеровцы неуклонно приближались к Воронежу, встал вопрос о необходимости эвакуировать редакцию «Коммуны» сначала в Анну, а затем в Борисоглебск. Полиграфическая база районных газет, конечно, не отвечала требованиям областной газеты. Поэтому пришлось сменить формат газеты, сократить число выходов. Но «Коммуна» по-прежнему оставалась на передовой сражений за Победу! Журналисты «Коммуны» имели возможность регулярно выезжать на фронт, в только что освобожденные от фашистов населенные пункты Воронежской области. И оттуда писали яркие страстные статьи и корреспонденции. Настоящими публицистами проявили себя Василий Пчелин, Алексей Шапошник, Семен Догадаев, Василий Журавский.

Кстати, последний из названных вскоре перейдет работать в «Правду». Он стал журналистом-международником, как таковыми станут Вадим Некрасов (он работал в Англии, Канаде, Дании, Швейцарии), Михаил Домогацких (Китай и Юго-Восточная Азия). Из кресла ответственного секретаря «Коммуны» Константин Гусев перейдет в «Правду» сначала корреспондентом, а потом редактором отдела. Редактором отдела писем станет Ульян Жуковин. И ещё один «коммуновец» получит удостоверение «правдиста» – Борис Стукалин. Его назначат первым заместителем главного редактора «Правды».
Приходили, как в дом родной
Послевоенный период подарил нам новые имена талантливых журналистов. Это в первую очередь, конечно, тогдашние редакторы Всеволод Климов, Борис Стукалин, Владимир Евтушенко.

Владимир Яковлевич установил своеобразный рекорд пребывания на посту главного – без малого четверть века. Сам много и плодотворно пишущий, он сумел создать свою команду по принципу: журналист – это и литератор. Членами Союза писателей СССР тогда являлись: Владимир Евтушенко, предыдущий редактор Всеволод Климов, собственный корреспондент Пётр Чалый, заведующий сельхозотделом Олег Шевченко, фельетонист Владимир Котенко. Номера «Коммуны» с сатирическими заметками и фельетонами последнего шли на ура, у газетных киосков по субботам, когда традиционно на страницах нашего издания появлялся «субботний фельетон», выстраивалась очередь за «Коммуной». Вообще, во все периоды газета имела своих крепких фельетонистов и сатириков. Это и Август Явич, и Георгий Плетнев, и Пётр Андреев, и Фёдор Сурин, и Федор Животягин…

Авторами газеты в разное время были классики детской литературы Самуил Маршак и Корней Чуковский, композиторы Арам Хачатурян и Константин Массалитинов, певица Мария Мордасова, писатель Гавриил Троепольский… А на редакционных «четвергах» делились своими творческими планами, рассказывали о себе писатели Чингиз Айтматов и Сергей Смирнов, поэт Егор Исаев, актриса Татьяна Доронина, актёр Василий Лановой… На основе этих встреч рождались интервью, и наши читатели имели возможность встретиться с теми, кто был первым и ведущим в то время в искусстве и литературе.

Но всегда и во все времена главной фигурой нашего журналистского интереса был и остается человек созидающий, неважно, в какой сфере он прикладывает свои силы и умение: в духовной ли, в производственной или в социальной.
Проверка переменами
Особый период в жизни «Коммуны» – время с начала 90-х. Издание газеты «Коммуна» на протяжении последних трех десятилетий – с одной стороны, это, так уж получается, эксперимент по выживаемости редакции региональной общественно-политической газеты в сложных экономических условиях, с другой – пример гражданской журналистики.

В 90-е годы прошлого века и ныне редакция газеты «Коммуна» регулярно участвует во всероссийских медийных форумах, многократно присутствовала во Всероссийском выставочном центре в рамках проходивших там международных выставок «Пресса». На всех этих форумах «Коммуна» получала признание в виде главных и почётных призов.

Во всем этом видится признание верности традициям, заложенным поколениями «коммуновцев» в предвоенные и послевоенные годы, когда газета участвовала во Всесоюзных выставках на ВДНХ, а её заслуги в 1967 году были отмечены орденом Трудового Красного Знамени. «Коммуна» ежегодно признаётся лауреатом премии «Золотой фонд прессы» России (с момента учреждения этого знака общественного признания – с 2007 года).

Чем мы гордимся, особо подчеркну, так это своими читателями. Таких верных и преданных читателей, мы уверены, нет больше ни у кого.

Какие мысли посещают голову главного редактора в канун столетия газеты?

Думы не о том, что было в прошлом, не о давних заслугах наших предшественников, а о том, что нас ждет впереди и как к будущему подготовиться? Газета должна жить и развиваться, вступая во второй век своей жизни, находить ответы на вызовы времени. Обязана оставаться советчиком, другом, помощником для читателя. Меняться сама и готовить к этому своих читателей, используя в своих интересах новые технологии. Вот об этом и болит голова.

Строить прогнозы в современном мире – дело безнадежное: мир меняется с поразительной быстротой, но я уверен, что и в завтрашнем мире найдется место печатной газете, человеку читающему.

…Когда иду по проспекту Революции и прохожу мимо памятника журналисту и писателю Андрею Платонову, то невольно вспоминаю его фразу, адресованную одному из читателей нашей газеты: «Сильнее живите – лучше будете писать».

Мы стараемся, Андрей Платонович!

На «коммуновском» празднике в филармонии предстала вся история
старейшей региональной газеты. Фото Натальи Коньшиной.

Мы, нынешнее поколение «коммуновцев», двинулись в следующее столетие!
Первый ряд (слева направо): Сергей Саввин, Валерий Казанов, Тамара Гашимова, Сергей Дорохов,
Борис Ваулин, Нина Михайлова, Любовь Дикарева, Наталья Столповская; второй ряд: Альберт Битюцкий,
Анна Фирсова, Александр Карецкий, Виктор Руденко, Елена Гудкова, Виктор Силин; третий ряд: Наталья Коньшина,
Оксана Боева, Анатолий Хрусталёв, Галина Рохмин, Виталий Черников, Михаил Вязовой, Светлана Воробьёва,
Алексей Соловьёв, Елена Зеликова, Алексей Пивовар. Фото Михаила Вязового.

Источник: газета «Коммуна», № 39 (26683) | Вторник, 19 мая 2017 года
2-min.jpg
3-min.jpg

Red Cat
Аватара пользователя
Сообщений: 494
Регистрация: 07.12.2016

Газета Коммуна

#9

Сообщение Red Cat » 20 май 2017, 09:44

Сообщение от grm3:Источник цитаты В годы перестройки многие авторы отошли от «Коммуны», потому что она была органом обкома партии и стала считаться реакционной.

Вот это хорошо запомнил, более демократическим считался Воронежский курьер, хотя и он потом распался на просто Воронежский курьер и кажется Независимый курьер.

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 2876
Регистрация: 16.11.2016

Газета Коммуна

#10

Сообщение Sergey » 24 май 2017, 13:02

М.Вязовой, наборный цех типографии "Коммуна". Легендарные линотипы, 1989г.:
4-min.jpg


Михаил Евстратов на высоте:
5-min.jpg

MikeS
Сообщений: 1
Регистрация: 03.11.2017

Газета Коммуна

#11

Сообщение MikeS » 04 ноя 2017, 02:22

Уважаемый Sergey!

С удовольствием прочитал Ваши сообщения о истории газеты "Коммуна".

В интернете встречаются упоминания о сотрудниках редакции. В частности, В военное время в «Коммуне» работали Алексей Шапошник, Иван Скопин, Нина Важнова, Семен Догадаев, Петр Скаков, Николай Задонский, Федор Волохов.
Источник: газета «Воронежская неделя» № 27 (2168), 02.07.2014г.

Мне очень интересна судьба Нины Важновой.
В 1943 году в документе Важнова Нина Леонидовна указана как "представитель редакции областной газеты "Коммуна"".
Очень надеюсь на Ваш форум, редакция газеты (писал и редактору и журналисту), к сожалению, не отвечает.
Можно ли установить годы работы Н.Л. Важновой в редакции газеты?

На сайте Воронежской областной универсальной научной библиотеки
имени И. С. Никитина
выложены архивы номеров газеты "Коммуна" (для просмотра требуется регистрация).

Natalia
Аватара пользователя
Сообщений: 742
Регистрация: 17.11.2016

Газета Коммуна

#12

Сообщение Natalia » 06 ноя 2017, 21:00

Сообщение от MikeS:Источник цитаты Мне очень интересна судьба Нины Важновой.
В 1943 году в документе Важнова Нина Леонидовна указана как "представитель редакции областной газеты "Коммуна"".
Очень надеюсь на Ваш форум, редакция газеты (писал и редактору и журналисту), к сожалению, не отвечает.
Можно ли установить годы работы Н.Л. Важновой в редакции газеты?

В "Коммуне" 1941-43 гг. встречаются статьи Нины Важновой, то есть, в этот период она точно работала в редакции, в том числе в качестве специального корреспондента. Но для уточнения периода, конечно, нужно обращаться еще раз в саму редакцию, там должен быть архив, да и статья в "Воронежской неделе", указанная Вами, тоже написана на основе каких-то сохранившихся документов и воспоминаний кого-то. Лучше обратиться лично в саму редакцию и поговорить.
Несколько попавшихся статей Нины Важновой ( 20.11.1941, 19.06.1942, 06.06.1943):
20.11.1941.jpg
19.06.1942.jpg
06.06.1943.jpg

grm3
Сообщений: 598
Регистрация: 17.11.2016

Газета Коммуна

#13

Сообщение grm3 » 10 ноя 2017, 08:24

Воронежская «Коммуна»: из века в век переходя
Круг чтения

В мае нынешнего года воронежская областная газета «Коммуна» отметила столетие со дня первого выпуска. Торжества в зале филармонии, собравшие журналистов разных поколений, политиков, чиновников и десятки преданных читателей, стали значимым общественным событием. Венчает же юбилейный год газеты выход в свет большого тома «Век «Коммуны», или 101 очерк про жизнь».

Александр КОРОБАНОВ

г. Воронеж
Составители – Виктор Силин и Виталий Черников – задались непростой целью представить каждый год, прожитый редакцией, всего одним материалом, да так, чтобы корреспонденции, очерки, путевые заметки, политические или экономические обзоры оказались репрезентативны времени. И это им удалось.

«Коммуна» явлена во всем блеске имен, делавших славу издания, славу отечественной журналистики. В этом плане газете и читателям повезло. Первые годы ее существования освящены именем Андрея Платонова. И не только. Август Явич, Михаил Бахметьев, Андрей Новиков, Борис Дьяков, Николай Коноплин, Николай Задонский, Владимир Кораблинов (список не исчерпывающий) добавили свои страницы в русскую прозу ХХ века. В большую отечественную и международную журналистику шагнули Михаил Домогацких, Василий Журавский, Алексей Воротников, Владислав Аникеев, Олег Шевченко. Нисколько не уступали им в умении остановить и осмыслить мгновения быстротекущей жизни и «рядовые пера».

Невозможно удержаться от искушения и не процитировать или дать в коротком пересказе то, о чем сообщала «Коммуна» в давнопрошедшие годы.

Весна 1917-го, межвременье от Февраля до Октября. 20 мая орган воронежского комитета РСДРП «Воронежский рабочий» (таково первоначальное название издания) в первом номере сообщает: «Ежедневно с 6-7 час. вечера и до поздней ночи возле Народного дома (бывшая губернаторская резиденция на Большой Дворянской была превращена в Дом народных организаций. – А.К.) стоит толпа людей, не имевших счастья проникнуть внутрь дома. Здесь загораются страстные споры на темы о текущем моменте. Вся масса распадается на несколько групп и кружков, с оратором в каждом из них, и напоминает большой клуб под открытым небом. Чуть ли не каждый может высказать свое мнение и выслушать десяток-другой других суждений… Солдат храбро и мужественно отстаивает немедленный мир… Напуганный обыватель истерически вопит:

– Да ты, батенька, проповедуешь идеи Ленина!

– Помилуйте, сударь, – спокойно отвечает солдат, – я даже не знаю, кто такой Ленин и впервые о нем слышу».

Эта сценка, подсмотренная первым редактором «Коммуны» Николаем Кардашовым, много говорит уму и сердцу.

18 ноября 1918-го. Аркадий Савин в репортаже «На Воронежском фронте» фиксирует начало страшной братоубийственной войны. «Возле громко и зычно разговаривающего красноармейца сгруппировалась небольшая толпа из военных и частной публики… Он с Дона, из ротных. Отец его, богатый станичник, сражался в ротах красновских банд против своего родного сына. «Я не сын его, – заявляет с гневным огоньком в глазах красноармеец. – Я не задумываясь мог бы застрелить его…»

1922 год. Гражданская война на исходе. О ее последствиях пишет Николай Григорьев в горестных заметках «На вокзале. Как умирают люди»: «Пятого апреля на вокзале я видел кошмарную картину. В третьем классе на полу лежали несколько человек, умирающих от голода, среди которых был и ребенок…»

1923 год. Андрей Новиков, тридцатипятилетний журналист, с удивлением всматривается в сценки, порожденные НЭПом. Главка «По кафересторанам» большого репортажа «Лики Воронежа»: «У Белова (один из рестораторов. – А.К.) – посолиднее, с верным расчетом: днем – на семейную публику, вечером – «на людей нашего времени»… Официанты вежливы. Говорят: «Что прикажете…с…с…с… Вечером – солидные люди с любительницами (любительница – особый род «порядочных проституток. Выражение воронежское) в заранее заказанных кабинетах…»
Приметы другого рода отыскивают Андрей Платонов, представленный серьезной статьей 1924 года «О работе по электрификации сельского хозяйства в Воронежской губернии», и Петр Прудковский в очерковых зарисовках 1928 года «По колхозам».

Год большого перелома представлен репортажем Бориса Дальнего «На процессе убийц Горожанкиной», одна из частей которого имеет говорящее название «Месть дворянских последышей».

Иные времена – иные интонации.

В 1933-м страна следит за участниками автопробега Москва – Кара-Кумы – Москва. Установленная в Воронеже у Кольцовского сквера витрина никого не оставляет равнодушным. Потому, что маршрут обратного пути пролегает через Воронеж, а еще от того, что проверку проходит «обувь» автомобилей. Шины пяти автомобилей изготовили из каучука воронежского производства. В большой группе столичных репортеров есть и спецкор «Коммуны» Борис Дьяков, путевые очерки которого публикует газета.

А в этом заголовке – «В Боброве пригрели врагов», в таких вот строчках «…гнусная банда, пробравшаяся на руководящие посты областных организаций, вредила нашему животноводству…» безошибочно узнаются роковые 1937–1938-й…

Впрочем, остановим цитирование. И грозные годы Великой Отечественной, и восстановление области, и развал девяностых ХХ века, и время опамятования – всё это отложилось на газетных страницах и ныне «упрятано» под обложку книги.

Спора нет, «Коммуна» прежних лет призывала пролетариев всех стран к единству, исполняла роль коллективного пропагандиста и агитатора. Но на ее страницах эпоха говорит своим голосом. Когда погружаешься в те начальные публикации «Коммуны», поражает какая-то распахнутость авторов жизни – «времени больших ожиданий», по слову Паустовского. Идеологическая «приправа» будет примешиваться к статьям позднее. Но и это не сделает издание кривым зеркалом времени. Устоит оно и в лихие девяностые.

Хотя попытки лишить «Коммуну» названия, а значит, и лица, предпринимались. В конце восьмидесятых – начале девяностых годов минувшего века не столько даже тогдашние воронежские власти, сколько «революцией призванные и мобилизованные» общественники лихорадочно, с каким-то маниакальным упорством, стирали следы прошедшей эпохи, объявив себя единственными властителями дум. Как признается в предисловии к книге нынешний главный редактор Виктор Руденко, в 1992 году коллективу пришлось испытать сильный прессинг. И только благодаря читательской поддержке удалось отстоять имя газеты.

Что это? Консерватизм, нежелание перемен? Скорее, постоянство традиции, обеспечивающей устойчивость социума в эпохи смут и перемен. Гавриил Троепольский, наш выдающийся прозаик, по этому поводу говорил так: «Всю жизнь читаю «Коммуну». Почему? Потому что газета здравого смысла».

Гавриил Троепольский, наш выдающийся прозаик, по этому поводу говорил так: «Всю жизнь читаю «Коммуну». Почему? Потому что газета здравого смысла».
Как не вспомнить поучительную историю другого воронежского издания, практически ровесника «Коммуны». В те же девяностые «Молодой коммунар», издававшийся в Воронеже с 1918 года, скоропалительно переименовали в безликое «Утро». Редакция, впрочем, довольно скоро опамятовалась, вернулась к проверенному временем названию. Однако прежнего доверия у воронежцев не снискала. В этих судорожных метаниях, конечно, тоже знак времени. Только читатели этого не простили. Не дожив до своего столетия три года, «Коммунар» прекратил существование и обеднил палитру старейших изданий региона…

Кстати, своим названием «Коммуна» обязана… Лазарю Кагановичу. «Воронежский рабочий» сравнительно быстро был переименован в «Путь жизни», затем в «Воронежскую правду» и наконец стал «Известиями Воронежского губисполкома». Виктор Руденко со слов одного из мемуаристов рассказывает о том, как возвращавшийся в Воронеж член Особого губернского организационного бюро Лазарь Каганович в поезде разговорился со своими собеседниками. Сообща решили, что «Известия» звучат официально. И тогда Каганович предложил назвать боевую коммунистическую партийную газету, которая могла бы играть большую организующую и руководящую роль в политической жизни губернии, «Коммуной». Название прижилось и давно уже не имеет никаких политических коннотаций.

Остается сказать, что каждую из републикаций, помещенных в книгу «Век «Коммуны», сопровождает краткая биографическая справка с портретами (за редкими исключениями) авторов. Судьбы многих журналистов довоенного поколения переломаны годами репрессий…

Стоит добавить, что многочисленные иллюстрации принадлежат замечательному живописцу, Заслуженному художнику России Владимиру Шпаковскому. Да пожалеть о том, что тираж изданий подобного рода ныне редко превышают тысячную отметку. А тираж «Века «Коммуны» и вовсе пятьсот экземпляров...


Источник: газета «Коммуна» | №89 (26733) | Пятница, 10 ноября 2017 года
Вложения
ВекКомм.jpg


Вернуться в «Воронежская краеведческая литература»



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей