Образование названий

Старый Воронеж
Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 1913
Регистрация: 16.11.2016

Образование названий

#1

Сообщение Sergey » 08 авг 2017, 17:57

Кто давал имена улицам и площадям?
Цитата:
Длительный процесс образования и смены топонимов Воронежа был постепенным путем перехода от стихийных, неузаконенных наименований к названиям регламентированным, введенным официальными решениями и постановлениями. Этот процесс отражал все более усложнявшуюся организацию общества, развитие и рост города.

До реконструкции города по регулярному плану названия были народными. Их не присваивали, не закрепляли «сверху». Из разговорной речи горожан складывались топонимы, отражавшие, как правило, местные географические, этнографические или иные особенности улиц. К названиям «дорегулярного» периода относятся: «Девицкая улица» (по улице шла дорога в сторону села и реки Девица), «Стрелецкий лог» (место, где жили стрельцы), «Базарная гора».

В последней четверти XVIII века одновременно с введением регулярной планировки потребовалось привести к единой норме названия старых улиц и обозначить новые магистрали. Названия этого периода носят смешанный характер. В основном использовались прежние народные топонимы, лишь зафиксированные местными властями и составителями планов. Появились и топонимы, созданные при участии официальных органов. Бывали случаи, когда несколько расположенных рядом улиц не имели характерных отличий, и тогда нумеровали одинаковые названия или к наименованиям добавляли определения типа: «Большая», «Малая», «Средняя», «Нижняя», «Верхняя». Тогда же искусственно ввели такие топонимы, как Дворянские линии (улицы), Мещанская и Публичная улицы. Кроме того, частично переделывали, систематизировали старые народные названия: например, прежняя Девицкая улица стала Большой Девицкой, а вновь проложенная параллельная улица – Малой, или 2-й Девицкой.

Однако все привнесенные «сверху» названия не были прочно закреплены официальными постановлениями. И если какое-либо «казенное» наименование не приживалось, местные жители давали улице второе имя, которое беспрепятственно проникало в административные документы и зачастую вытесняло первое. Иногда в XIX столетии одна и та же улица носила несколько названий, среди которых встречались и «казенные», и стихийные. Народные имена были «гибкими»: с одной стороны, они оттачивались годами и приобретали наиболее удобную для запоминания и произношения форму, с другой – максимально соответствовали местным признакам улицы, и если случалось, что старый признак исчезал, то вводилось новое название. Например, Тулиновская улица стала называться Вигелевской после смены владельца самого примечательного здания.

Важно учесть, что процесс подобной перемены названий в XIX столетии был постепенным; проходил не один год, пока новое имя проникало в официальные документы, справочники. В некоторых случаях архивные материалы и планы города фиксировали топонимы уже после того, как первопричина, заложенная в происхождении наименования, исчезала.

К концу XIX – началу XX века относится появление в Воронеже твердо узаконенных изменений в топонимии. Городская дума выносит решения о переименовании улицы Лесных дворов (Лесной) в Кольцовскую, 3-й Дворянской – в Никитинскую, 2-й Острогожской – в Романовскую; Чижовский волостной сход переименовывает пригородную Большую Чижовскую улицу в Большую Петровскую. Так с чествования памяти поэтов А.В. Кольцова и И.С. Никитина и представителей царской династии начинается увековечивание на карте города фамилий, имен в административном порядке.
Кроме того, во второй половине XIX столетия становится нормой полицейская нумерация домов. Распоряжением полицмейстера (1862 г.) ее вводят отдельно для каждой улицы; усадьбы нумеруют по порядку, принимая за начало улицы или переулка тот участок, который ближе к главной улице города – Большой Дворянской. (А прежде существовала только «сквозная» нумерация в каждой части города, при этом «городская табель» не учитывала ни улиц, ни их направлений). Так в документах полицейских частей закрепляются вполне определенные названия улиц. Наконец, в середине 1870-х годов городская управа вывешивает на улицах таблички с названиями, а затем по просьбе полицмейстера обновляет «налички с нумерными знаками на домах обывателей в таком порядке, чтобы нумерация шла отдельно по улицам и на одной стороне были четные, а на другой стороне нечетные нумера».
Но влияние стихийного словообразования в топонимии еще остается значительным. Случаи официального вмешательства в названия улиц и площадей в конце XIX – начале XX века единичны. Более того, некоторые из новых официальных имен не приживаются или приживаются плохо. «Романовская улица» так и не укоренилась в городе, а старое название «Большая Чижовская» оказалось настолько популярным, что на полных правах продолжало употребляться одновременно с новым «Большая Петровская» даже в советское время.

Тем не менее, практика административных, насильственных переименований в дореволюционное время уже была.
С грамматической точки зрения, подавляющее большинство дореволюционных названий имели форму прилагательного, в том числе и те, что происходили от фамилий (притяжательные прилагательные). Существительные родительного падежа в наименованиях встречались чрезвычайно редко (ул. Лесных дворов), да и эта улица в просторечии именовалась Лесной.

Новый период в образовании топонимов наступает с 1917 года. После Февральской революции в Воронеже появляется первое название-символ: «улица Свободы». После Октябрьского переворота на город обрушиваются массовые административные переименования: взамен старых топонимов теперь требуются названия, символизирующие победу революции, новую жизнь. Разумеется, горсовет не мог оставить в центре города такие чуждые для него названия, как, например, Большая Дворянская или Жандармская гора. Но ничем нельзя оправдать упразднение таких исторически ценных и не имевших ничего враждебного коммунистическим идеям названий, как Большая Девицкая. Массовые переименования приобретают особенно широкий размах с конца 1920-х по начало 1940-х годов. С 1930-х годов заметен обязательный контроль за образованием новых топонимов со стороны партийных органов, вводится практика совместных решений горкома ВКП(б) и горсовета. Наряду с появлением некоторых удачных названий все больше просматривается формальный, аппаратный подход к наименованию улиц и площадей. Увлечение частыми переименованиями приводит к словесной путанице, к несоответствию смысла названий местным признакам улиц, традициям и желаниям горожан.

по материалам электронного издания П.Попова "Энциклопедия Воронежских улиц"

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 1913
Регистрация: 16.11.2016

Образование названий

#2

Сообщение Sergey » 08 авг 2017, 18:00

О чем могут рассказать старые названия?
Цитата:
Планировка, география наиболее важных дорог и слобод

Пожалуй, в историческом отношении наиболее ценны те топонимы, которые свидетельствуют об этапах застройки всего города, включают названия дорог общегородского значения, имена городских и пригородных слобод.

Границы городской территории Воронежа обозначали улицы Пограничная, Граничная, Пограничный переулок. Названия улиц «Валовая», «Старо-Валовая», хотя и объяснялись конкретными сооружениями – земляными валами, насыпанными по краю города, – но имели более широкое значение, отражали историческую географию Воронежа в различные периоды его застройки и реконструкции.

Основные направления выезда из города в XVII–XIX веках – на Москву, в сторону Девицы, на Острогожск – были зафиксированы в наименованиях Московских, Девицких и Острогожских улиц. Здесь необходимо различать улицы, непосредственно совпадавшие с направлениями дорог (Старо-Московская, Ново-Московская, Большая Девицкая) и улицы-«спутники», которые примыкали к основным дорогам либо проходили параллельно им (Мало-Московская, Средне-Московская, 2-я Девицкая и т.д.).

Ряд прошлых топонимов связан с названиями географических районов города, слобод (Беломестные, Троицкие, Гусиновские, Стрелецкие улицы и, конечно, Большая Чижовская).

В пригородах появлялись топонимы, которые сообщали о внутренней структуре слобод: улица Большая, или Большак – главная улица Придачи; Ново-Слободская улица и Ново-Слободские переулки – элементы нового района слободы Чижовки.
Некоторые названия дублировались (Девицкие улицы в городе – более поздний Девицкий выезд на Чижовке, Острогожские улицы в городе и на Придаче).

Здания и сооружения

Многие названия были связаны с примечательными или характерными сооружениями. Так, на Острожном бугре стояла тюрьма, в Мельничном переулке – мельница, в Бондарном переулке – бондарная фабрика.

Семинарская гора, Яхтклубовский переулок, Банные улицы… Во всех этих именах оживает прошлая история городской застройки.
Многочисленная группа топонимов отражала местонахождение приходских церквей и монастырей. Чаще в наименованиях улиц повторялось название церкви (Введенская, Воскресенская, Вознесенская), реже встречалось указание на вид церкви – в этом случае культовое сооружение было уникальным, единственным: Соборная гора наименована по главному городскому собору, Кирочная улица – по лютеранской кирхе.

Функциональное назначение улицы (площади)

Топонимы этой группы могут служить источниками для изучения истории прежнего городского быта.
Названия рыночных площадей сообщали о виде торговли: Хлебная, Щепная, Мясная, Старо-Конная, Ново-Конная, Сенная. На улице Лесных дворов находились дворы, в которых складировали бревна. В Воронеже были также площади Старый Бег и Новый Бег, улица Грузовая.

Сословия, занятия, ремесла местных жителей

С сословиями горожан нас знакомят официальные названия Дворянских улиц и Мещанской улицы.
На место поселения рабочих суконных фабрик указывают сохранившиеся топонимы «Левая Суконовка», «Правая Суконовка». Солдатский переулок проходит там, где в XVIII веке селились солдаты. Некоторые названия связаны со служителями религиозного культа (улица Певченская, Монашкина гора).
Названия Беломестных и Стрелецких улиц, уже приведенные в первой группе топонимов, сообщают еще и о социальных слоях населения, существовавших в XVI–XVII веках. В слободе Чижовке косвенно указывали на прежние военные профессии улицы Пушкарские, Конно-Стрелецкие, Пеше-Стрелецкие (они сформировались в начале ХХ века, когда пушкари и стрельцы уже ушли в небытие).

Источником для получения информации о прошлой хозяйственной деятельности человека могут служить топонимы, происшедшие от названий заводов, фабрик и других промышленных предприятий (уже упоминавшиеся Бондарный, Мельничный переулки, а также Кузнецкие улицы, Свечной переулок и т.п.).

Фамилии местных жителей

Это одна из самых обширных групп топонимов. В самом городе доля «фамильных» наименований была не очень велика (около 17 % в начале ХХ века), в некоторых же пригородах она значительно выше (например, на Чижовке около 50 % в тот же период). В чем причины такой разницы?

Топонимы, произошедшие от фамилий и имен, можно разделить на те, которые обозначали фамилию владельца значительного, заметного сооружения, ориентира (крупного жилого дома, промышленного заведения) и те, что были связаны с фамилией первопоселенца улицы либо несли фамилию многих жителей улицы.

Первый тип «фамильных» топонимов характерен для города, второй – для пригородных слобод, где на улице часто не было примечательных зданий, но могли стоять дома нескольких родственников, представителей одной и той же фамилии. Разумеется, и в слободах улицы часто называли по фамилии тех крестьян, чьи дома служили ориентиром, однако здесь реже использовали величину, уникальность зданий – главным было их местоположение (на углу улиц, на возвышенности и т.д.).

Рельеф местности, природные условия

В старой прибрежной полосе Воронежа, где дома разбросаны по холмам, оврагам и лощинам, встречались интересные природно-географические топонимы. Порой они просты, порой с трудом расшифровываются из-за специфических и забытых географических терминов. Это – Луговая и Логовая улицы, Лоск и Лосковая улица, Чернавский лог и Чернавские улицы, а также Щемиловка, Чечёры. Изредка топонимия вбирала в себя названия растений (Терновая поляна, Терновые улицы).

Наименования этой группы возникали и в пригородных слободах и селах (улицы Полевые, Поляна, Песковатка).

Для холмистой воронежской местности были характерны смешанные топонимы, включавшие в себя указание как на рельеф, так и на иной признак, например, на церковь (Покровская гора). Слова-приставки «съезд», «спуск» сообщали и о наклонной местности, и о назначении улиц (Успенский съезд, Богословский спуск).

Внешний, искусственно созданный вид улицы

Топонимы этого признака малочисленны. Например, Большая Садовая улица была обсажена рядами деревьев. Название Узенького переулка на Придаче обусловлено не природными условиями, а искусственной планировкой.
Более часто встречались названия, в которых только слова-приставки (Большая …, Малая ….) указывали на внешний вид улиц.

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 1913
Регистрация: 16.11.2016

Образование названий

#3

Сообщение Sergey » 08 авг 2017, 18:01

Как определить исчезнувшие названия?
Цитата:
При работе над этой книгой были использованы разнообразные первоисточники: старые планы и чертежи Воронежа, архивные документы, дореволюционные и советские газеты и справочники, воспоминания старожилов.

Планы хороши тем, что позволяют увидеть моментальный «снимок» целого города, со всей его планировкой и многими названиями улиц. Однако у них есть и недостаток: тот, кто чертил планы, часто не знал разговорных, народных топонимов и употреблял общепринятые «канцелярские», а иногда и просто ошибался (например, много неточностей на очень подробном печатном плане 1910 года). Недостающие нам названия выявляются при знакомстве с архивными фондами: часто это не только «официоз», но и письма, заявления горожан, подшитые к делам. Уж сами-то жители улицы вряд ли ошибались в ее названии!

Серьезные источники – решения городских властей о переименовании улиц и площадей. По этим документам можно определить и даты смены названий, и прошлые топонимы. Однако при поиске подобных материалов нам пришлось столкнуться со значительными трудностями: в архивных фондах горисполкома и облисполкома почти не сохранилось решений о переименованиях, осуществленных в 30-х – начале 40-х годов XX века. Тогда как именно на этот период приходятся большие изменения в топонимии Воронежа.

В познании народных, обиходных названий, а иногда и в уточнении официальных автору очень помогли старожилы, которых пришлось длительное время разыскивать и опрашивать. Всего в период с 1984 по 1991 год были опрошены более 300 человек в возрасте от 60 до 100 лет, причем достоверными считались только те воспоминания, которые нашли подтверждение хотя бы в косвенных архивных и печатных источниках либо многократно повторялись из уст разных рассказчиков.

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 1913
Регистрация: 16.11.2016

Образование названий

#4

Сообщение Sergey » 08 авг 2017, 18:02

Советские названия
Цитата:
Первое массовое переименование улиц Воронежа приходится на лето и осень 1918 года. Его произвел городской cовет рабочих и красноармейских депутатов во главе с председателем М.С. Богуславским. Решающую роль в этом составе Совета играли не коренные воронежцы, а приезжие революционеры, у которых напрочь отсутствовало чувство жалости к старинным воронежским названиям. Самые существенные и многочисленные замены названий произошли в соответствии с постановлением Совета, принятым 27 августа.

В новых именах 1918 года отразился дух коренных перемен в жизни страны. Более 20 основных и несколько второстепенных улиц и площадей получили названия в честь теоретиков марксизма и революционеров (улицы Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Плеханова, Чернышевского), деятелей культуры (улицы Помяловского, Максима Горького, Комиссаржевской), революционных дат (улицы 27 Февраля, 26 Октября, 11 Мая). Появились проспект Революции и проспект Солнце Свободы, улицы Пролетарская, Крестьянская, Коммунаров, Бедноты, площади III Интернационала, Парижской Коммуны. Затем еще несколько улиц города были переименованы в начале двадцатых годов.

На несколько послереволюционных лет (конец 1910-х – первая половина 1920-х годов) пришелся пик первых переименований в пригородах Воронежа. Наибольшим большевистским пафосом отличались новые топонимы Троицкой слободы, образованные в 1923 году: улицы Октябрьской революции, Обороны революции, Героев революции, Пролетарской диктатуры и другие.

Большие изменения в местной топонимии произошли в 1928 году, после образования Центрально-Черноземной области. Именно тогда усилилось идеологическое воздействие на горсовет (состав которого лояльно относился к исконно воронежскому быту) со стороны нового, приезжего областного партийного и советского руководства. Судя по архивным материалам, за составление длинного списка переименований улиц был ответственен помощник заведующего городским коммунальным отделом И.Е. Полтанов: ему пришлось дважды делать соответствующий доклад в горсовете. Сначала список был заслушан и утвержден коммунально-жилищной секцией горсовета (председатель – инженер Г.М. Козлов), после чего поступил на рассмотрение президиума горсовета (председатель – И.Г. Попойников) и был окончательно утвержден в доработанном виде. Выражаясь языком документа того времени, заменены названия, связанные «с религиозными обрядностями, фамилиями купечества и дореволюционных деятелей». Топонимы, повторявшие названия церквей, были сочтены религиозными и подлежали искоренению. В перечне новых названий, введенных постановлением горсовета от 30 ноября 1928 года, главное место отведено именам участников революционного движения и советских деятелей (улицы Батуринская, Веры Фигнер, Герцена, Желябова, Каляева, Крупской, Томского, Сталина, Цюрупы, Декабристов, переулки Бауманский, Бестужевский и т.д.). Присутствуют фамилии некоторых знаменитых деятелей культуры (улицы Льва Толстого, Достоевского) и советские символы, понятия, праздничные даты (улицы Трудовые, Освобождения труда, Первомайская, Гора Металлистов, переулки Рабкоровские, Кооперативный, Коллективный). Местные признаки отразились в таких топонимах, как Ремесленная гора, Ветеринарная улица. Коммунальные работники сделали первые попытки упорядочить названия: ликвидировали безымянные переулки, а некоторые второстепенные улицы включили в состав более крупных. Тогда же на карте города впервые появились советские краеведческие названия, посвященные очень давней истории: Фабричный переулок – место, где в XVIII–XIX веках находились суконные фабрики, Севастьяновский съезд и улица Дзиньковского, названные в память о воронежцах ХVII века. Дело в том, что к составлению списка переименований привлекли сотрудников губернского музея во главе с его директором Н.В. Валукинским.

Тогда же, в 1928 году, И.Г. Попойников подписал решение горсовета, согласно которому на всех улицах (даже на окраинных) устанавливали единообразные аншлаги, рассчитанные на подсветку электричеством, где указывали и номера домов, и названия улиц (а ведь сегодня таких указателей город не имеет).

Начиная с 1918 года в названиях широко использовались имена существительные в родительном падеже (особенно фамилии). Но в первые годы Советской власти еще были сильны прежние традиции: некоторые топонимы изначально присваивались в форме притяжательного прилагательного (Бестужевский переулок, Севастьяновский съезд), другие в течение небольшого срока переделывались на старый манер («улица Плеханова» преобразовалась в «Плехановскую»). Случались разночтения в документах (улица Чернышевского – Чернышевская). В дальнейшем появление новых притяжательных прилагательных становится все более редким.

После того, как в 1920-х годах к Воронежу были присоединены правобережные пригороды, на городской территории обнаружились одноименные улицы. Упразднение одинаковых названий было проведено в начале 1930-х годов.

О следующем массовом переименовании сообщалось в газете «Коммуна» в начале 1936 года. Вновь ликвидировались двойные топонимы – главным образом, на Левобережье, но отчасти и в центре города, а заодно шла борьба с некоторыми «чуждыми» именами в бывших слободах. Одновременно давали названия новым улицам. Всего в 1936 году появились 84 новых топонима. В 1940 году волна переименований докатилась до большинства нетронутых прежде уголков Чижовки.

В течение 30-х и начала 40-х годов выходили и другие решения горсовета и горисполкома. Среди всех новых названий этого периода выделяются: отмечающие значительные события в жизни страны (ул. Челюскинцев, Бессарабская, 17 Сентября, 5 Декабря); сообщающие о деятелях государства, науки, культуры или военных героях (ул. Кирова, Павлова, Карпинского, Серова, Хользунова); вобравшие сведения о местных особенностях улиц (Беговая, Клиническая). Чрезмерно представлена в довоенных наименованиях география городов, рек и озер СССР, исторически не связанных с Воронежским краем (Ангарский, Алтайский, Байкальский, Енисейский, Ленский переулки и другие), тем более, что многие из этих «чужих» имен приходили на смену старинным воронежским.

Время 30-х годов наложило еще один характерный отпечаток на городскую топонимию. Руководители Воронежа и области, не обладая излишней скромностью, ходили по улицам, названным своими именами (Варейкиса, Рябинина, Касиванова), но прошло лишь несколько лет – и эти люди оказались расстрелянными, а их фамилии изъятыми с карты города как фамилии «врагов народа». В тридцатых годах упразднялись и другие наименования, посвященные советским государственным деятелям, попавшим в опалу (улицы Томского, Бухарина, переулок Зиновьева). Еще раньше, в 1928 году, была переименована улица Троцкого.

В нашу книгу включены и жаргонные, простонародные названия, которые свидетельствовали о временах насильственной коллективизации. Спасаясь бегством из сел и деревень, направляясь в город в поисках заработка, крестьяне самовольно устраивали на окраинах Воронежа улицы, состоявшие из примитивных, неблагоустроенных времянок (Нахаловка, Самовольная, Тряпочный поселок).

Важное влияние на топонимию всей страны оказал указ Президиума Верховного Совета СССР от 11 сентября 1957 года, направленный на преодоление последствий культа личности. Он, в частности, запрещал прижизненно увековечивать имя любого человека в названиях улиц. В Воронеже были переименованы улицы Буденного, Ворошилова, Шолохова, Байдукова, Водопьянова, Громова и другие.

Самое крупное в истории Воронежа переименование улиц было осуществлено в 1962 году. Решениями исполкома горсовета от 15 января и 27 августа, подписанными председателем Н.В. Бельским, заменены 193 названия – в основном двойные, похожие, неблагозвучные. Весьма удачно, на наш взгляд, были подобраны названия-заменители – красивые, удобные, сообщавшие о местных признаках (улицы Арсенальная, Озерная, Театральная), часто похожие по смыслу или звучанию на упраздненные имена (переулок Тимуровцев вместо 2-го Детского переулка, переулок Здоровья – вместо 2-го Клинического, улица Орудийная – вместо 3-й Пушкарской, Моховая – вместо Лесной и т.д.). Многие из вновь введенных наименований украсили город, будучи приятными, возвышенно-романтическими, ласкающими слух (Просторная, Утренняя улицы, Теплый, Благодатный, Спокойный, Приветливый переулки, Ясный проезд, Соколиный тупик). К недостаткам переименований 1962 года следует отнести чрезмерное стремление ко вмешательству в городскую топонимию, которое привело к исчезновению нескольких исторических имен (Гамовская, Никольская улицы, Колдаевский переулок) и попросту курьезным переименованиям (упразднялись названия улиц Зубриловской, Логвиновской, Солодовникова, будто бы носивших имена купцов или кулаков, хотя на самом деле это имена революционеров).

В конце 1960-х и в 1970-х годах усиленно зазвучала тема Великой Отечественной войны. Магистралям нового Северного района, на территории которого в 1942–1943 годах проходили сильные бои, и многим другим улицам присвоили имена военачальников, героев, другие патриотические наименования. К сожалению, явно неудачными оказались названия, включающие номера воинских подразделений (улицы 45-й, 206-й, 232-й, 303-й стрелковых дивизий, 60-й армии и т.д.). Несмотря на вполне понятные благородные цели, которым призваны служить подобные топонимы, они крайне неудобны для произношения, запоминания и вызывают нарекания многих горожан.

По моему мнению, нельзя признать удачными и наименования набережных, введенные в 70-х и 80-х годах. Путаницу создали те имена, что присвоены не прибрежным улицам (дорогам, бульварам), а просто участкам берега водохранилища – порой незастроенным, порой включающим в себя улицы с другими названиями.

Невзирая ни на что, отрадным явлением этого времени было создание в 1974 году при горисполкоме Комиссии по наименованию и переименованию площадей и улиц города, куда вошли некоторые представители общественности, научные работники, краеведы.

Sergey
Аватара пользователя
Администратор
Сообщений: 1913
Регистрация: 16.11.2016

Образование названий

#5

Сообщение Sergey » 08 авг 2017, 18:03

Настоящее и будущее воронежской топонимии
Цитата:
Сегодня наименованием улиц занимается Комиссия по культурному наследию. Она образована на базе прежней Комиссии в 1990 году и проводит свои заседания при управлении культуры администрации города. Круг консультантов расширен. В Комиссию входят работники управления культуры, представители архитектурных служб, творческих союзов, госинспекции охраны историко-культурного наследия, ученые вузов, краеведы. Председателем Комиссии является начальник управления культуры И.П. Чухнов, заслуженный работник культуры России. На заседаниях всегда царит творческая и деловая атмосфера, теперь здесь обсуждаются не только названия улиц, но и многие другие вопросы, касающиеся исторической памяти, установки мемориальных досок и памятников.

Решение Комиссии считается рекомендательным. Чтобы наименование или переименование улицы состоялось, необходимо постановление главы администрации города. Как правило, в последние годы решения Комиссии готовятся тщательно и поэтому без труда утверждаются администрацией.
В конце XX века подход к образованию новых топонимов явно изменился. Видна тенденция отказа от политических и неудобных по форме военных названий. Вновь наблюдалось появление красивых топонимов-символов: достаточно посмотреть на перечень романтических имен, придуманных в 1993 году для окраинных улиц Советского района (см. статью «Улица Вешних вод»). Делаются попытки приблизиться к местным признакам улицы, к обозначению района, где она проходит (улица Междуреченская в поселке Шилово, улица Песчаный лог и др.). А среди фамилий в 90-е годы преобладали фамилии деятелей культуры и ученых.

В те годы, когда страна переживала бум гласности, и даже чуть раньше был поднят, но не решен вопрос о возрождении названий исторических улиц. Началось с того, что в середине 1980-х годов областная газета «Молодой коммунар» призвала воронежцев к обсуждению проблем местной топонимии. Впоследствии эту тему продолжили «Коммуна» и другие газеты. С 1986 года стали частыми заседания Комиссии. В прессе были напечатаны проекты переименований, подготовленные членами Комиссии, а также многочисленные письма-отклики читателей. Горожане высказывали самые разнообразные, порой совершенно противоположные мнения о том, какими должны быть имена улиц и площадей. Лишь в одном взгляды большинства совпали: необходимо возвратить, реставрировать исторически ценные топонимы, незаслуженно упраздненные в предыдущие десятилетия. Эту идею поддержали около 80 % откликнувшихся воронежцев. В 1987 году общественная комиссия приняла научно обоснованное решение о восстановлении нескольких исторических, в большинстве своем народных, наименований. Однако в дальнейшем этот проект не был утвержден консервативным руководством горисполкома.
Ныне стало проблематичным финансирование переименований. Но слухи о якобы многомиллионных затратах сильно преувеличены. Порой специальные денежные отчисления и вовсе не нужны. Изношенные аншлаги с названиями улиц должны обновляться в любом случае. Изменения же в справочниках и на бланках учреждений должны появляться не сразу, а через несколько лет, опять-таки в случае переиздания книг, оформления очередных заказов на бланки. По тем же причинам экономически выгоднее заменить сразу большое число топонимов, не осуществляя переименования порциями.
Однако еще большим препятствием стали ожидаемые трудности, с которыми столкнутся владельцы частных домов и приватизированных квартир при оформлении документов. Юридические процедуры усложнились, законодательство несовершенно. Хотя Воронеж был в числе первых российских городов, где началась подготовка к реставрации исторических названий, в результате он сильно отстал не только от Москвы и Санкт-Петербурга, но и от Тамбова, Тулы, Ельца, Усмани и других провинциальных городов, где население уже успело привыкнуть к новым табличкам с дореволюционными наименованиями.
В 2001 году Комиссия по культурному наследию выступила с новой инициативой, приняла компромиссное и наиболее приемлемое в сложившейся ситуации решение: ввести для 14 улиц систему двойных названий – и современных, и исторических, указывать их одновременно на табличках. И этот проект обрел силу 19 февраля 2002 года постановлением главы города А.Я. Ковалева. В постановлении употреблена формулировка: «Восстановить наравне с существующими исторические названия следующим улицам…». В перечень включены, во-первых, самые центральные улицы Воронежа; во-вторых, несколько улиц, которые в прошлом имели наиболее ценные исторические имена. Это проспект Революции, улицы Плехановская, Ф. Энгельса, К. Маркса, Севастьяновский съезд, Сакко и Ванцетти, 9 Января, 25 Октября, 20-летия Октября, 20-летия ВЛКСМ, Ленина, Освобождения труда, Орджоникидзе и С. Перовской. Ни перепрописки, ни другой замены документов жильцов и учреждений не устраивается. Возможно, эксперимент закончится тем, что в будущем для одних улиц оставят только старинные названия, а для других – привычные современные.

Подчеркну, что возвращение к старинным названиям следует понимать не как политическую серию переименований, а как реставрацию в том смысле, в котором это слово употребляется по отношению к памятникам истории и архитектуры. Только исконное, устоявшееся в течение 100–400 лет назад название, и никакое другое должно занять свое прежнее место на улице. Таков повсеместный подход к топонимике в исторических городах.

О реставрации, причем выборочной, с указанием конкретных топонимов, уместно вести речь и во время социологических опросов. И нет смысла узнавать у населения, хочет ли оно переименования улиц вообще, как это было сделано во время одного из недавних опросов. Я не сомневаюсь, что воронежцы никогда не захотят поменять названия поголовно всех центральных улиц. Уже целые поколения горожан выросли с нынешними топонимами, привыкли к ним. Зачем же расставаться с такими удачными названиями, как Студенческая или Пушкинская, за которыми не стоят дореволюционные имена, требующие реставрации? Но ужасно, если бы мы навсегда свыклись с исключительно идеологическими и неудобными названиями, данными вместо прекрасных, звучных (Большая Чижовская – 20-летия Октября, Воскресенская – Орджоникидзе…).

В статьях об улицах я старался избегать частых оценок топонимов, но в начале книги все же выскажу свою точку зрения о всех воронежских улицах в целом – и древних, и не древних. Слишком многие из них имеют политизированные и военизированные названия, тогда как горожанам ближе и понятнее пусть даже простые и неброские имена (Крутая, Садовая, Песчаная, Верхняя), но привязанные к нашей среде обитания. И еще – о фамильных названиях… Российские топонимисты все настойчивее указывают, что увековечивание памяти о людях в названиях улиц некорректно уже само по себе. Во-первых, новые фамильные названия (имеющие, в отличие от старых, форму родительного падежа) ломают устоявшуюся топонимическую систему города, вносят в нее исключительно искусственные элементы. Неудобные топонимы обыгрываются обиходной речью («живу на Лизюках», «поставил машину на Комиссаржевскую», – говорят воронежцы об улицах Генерала Лизюкова и Комиссаржевской). Еще хуже обстоят дела с труднопроизносимыми и неблагозвучными фамилиями, и вместо почестей, необходимых героям названий, создается противоположный эффект. Для обитателей улицы ее название – не памятник, а прежде всего элемент повседневного быта. Быт же всегда стремятся сделать удобным, комфортным. Во-вторых, с каждым новым поколением в городе будут появляться новые достойные люди, и где найти для каждого такое же достойное место, если не переименовывать бесконечно старые улицы или не изыскивать одни окраины? В-третьих, в большинстве своем фамильные топонимы понятны лишь ограниченному кругу горожан. Конечно, это не относится к таким фамилиям, как Пушкин или Бунин. Но рядовой воронежец не скажет вам, в честь кого названы улицы Копыловой или Чернышова, Люлина или Виноградова, Бахметьева или Полякова, Дзиньковского или Севастьяновский съезд – не помогают ни памятные доски, ни материалы, публикуемые в прессе, ни слова-приставки к названиям («генерала», «летчика»), которые еще больше усложняют речь и в конце концов отпадают. Нам придется учитывать все это, продолжая увековечивать фамилии местного значения.

…Конечно, было бы заманчиво, как в фантастическом фильме, воспользоваться машиной времени и перенестись в далекое будущее. Какими названиями окружат себя воронежцы, сохранят ли нынешние топонимы? И как изменят облик улиц?.. Но нам суждено жить в настоящем. Поэтому хочется еще раз призвать вас любить свои улицы, их историю и названия такими, как они есть.


Вернуться в «Воронеж»



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость