Воронежский государственный университет

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#21

Сообщение grm3 » 11 май 2018, 08:04

100 лет ВГУ: События и Судьбы

Война. Хроника текущих событий

1944 год

11 октября университет погрузился на пароход в Елабуге. В Липецк мы прибыли 7 ноября. Сразу же состоялось заседание Совета университета, на котором было решено, что ВГУ будет работать в двух точках: химфак и первый курс биологов — в Воронеже, все остальные факультеты — в Липецке.

Воронежский филиал занял два помещения, сохранившихся на прежней усадьбе университета: пристройку к спецхимлаборатории (12 комнат) и нижние этажи глазной клиники (5 комнат).

Профессорско-преподавательский состав и студенчество поселились в полуразрушенных жилых помещениях на территории усадьбы.

Университет в Липецке разместился в помещениях, предоставленных Новолипецким металлургическим заводом: одно четырехэтажное здание из 32 квартир под студенческое общежитие; 15 двух- и трехкомнатных квартир для преподавательского состава в стандартных жилых домах; барак для организации столовой;13 классных комнат для занятий в 4-й средней школе (школа работала в первую смену, мы – с двух часов дня).

Всего в Липецк и Воронеж прибыло из Елабуги лишь 107 студентов, в том числе 8 первокурсников.

Из воспоминаний И.А.Руцкого.

• • • • •
Осенью 1944 г. университет полностью вернулся в Воронеж. Разместились в красном корпусе на проспекте Революции — до войны это было здание пединститута. 3-й и 4-й этажи заняли факультеты и администрация, 1-й и 2-й еще надо было восстанавливать. Вместе со студентами участвовали в этих работах и военнопленные.

Снова холодные аудитории, снова отсутствие книг и тетрадей. Ящики из-под снарядов вместо столов и стульев. Но мы не унывали — фронт продвигался на запад. Люди, хлебнувшие столько горя, хотели хоть на время отрешиться от забот войны, хотели отдохнуть. И вот после занятий мы выносили ящики и устраивали вечера. Пели, танцевали. Именно тогда появился в университете хор и возродился драмколлектив под руководством Анатолия Ивановича Пальмина.
Из воспоминаний А.М. Мелёшиной.

• • • • •
Быт в университетском общежитии (когда мы уже вернулись в Воронеж) был суровым. Сами соорудили под руководством Ани Волковой плиту в своей комнате, на которой готовили нехитрую еду — фасолевый суп, кисель из сиропа с сахарином.

В феврале сорок пятого нам выдали клетчатые кофты американского происхождения — желтые, синеватые, фиолетовые, зеленоватые. На кого не поглядишь — все клетчатые: биологи, геологи, географы.
Из воспоминаний А.В. Аброськиной.


• • • • •
Из приказа № 116 ректора ВГУ от 17 августа 1944 года В соответствии с решением Воронежского горсовета об обязательной для всех трудящихся города Воронежа ежемесячной отработке 10 часов на восстановительных работах приказываю: 1. Установить для университета еженедельные дни вторник и пятницу с 16 до 20 ч. 30 мин. для 10-часовой отработки сотрудниками и студентами ВГУ на восстановительных работах.
Ректор ВГУ Глистенко.

• • • • •
1944/45 учебный год университет начал как единое целое. Число студентов на 15 октября 1944 года составило 839 человек.

• • • • •
После реэвакуации университета в Липецк и Воронеж в него возвратились многие из прежних профессоров: Б.М. Козо-Полянский, И.И. Барабаш-Никифоров, М.А. Левитская, К.И.Миротворцев и др. Студенческий коллектив уже на 15 ноября составлял 484 человека.

В 1944 г. после окончания Казахского университета им. С.М. Кирова я был направлен на работу в ВГУ. Стал ассистентом на кафедре неорганической химии у Александра Павловича Палкина. Воронеж лежал в развалинах. Химфак располагался на первом этаже трехэтажного здания. Второй и третий этажи были разрушены, и после занятий студенты и преподаватели работали на их восстановлении. Мебели не было. Электричество отсутствовало. Опыты и исследования проводили на примусах и керосинках.

Жил я с семьей в том же здании: выделили мне маленькую двенадцатиметровую комнатку. В этом было свое удобство: по вечерам, когда факультет затихал, я мог, так сказать, не отрываясь от домашнего очага, заниматься экспериментом. Правда, досаждали крысы. С наступлением темноты они бесцеремонно шныряли по всему корпусу. Но на них привыкли не обращать внимания.
Из воспоминаний Я.А.Угая.

На фото:
Профессор А.П.Палкин на восстановительных работах.

Источник: газета «Коммуна» | №35 (26782) | Пятница, 11 мая 2018 года
Вложения
ПалкинПрофессор.jpg

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#22

Сообщение grm3 » 18 май 2018, 08:09

Война. Хроника текущих событий

1945 год
А.Аброськина. С нетерпением ждем победы. И, наконец, в ночь с 8 на 9 мая Левитан объявил об окончании войны.

Мы торжествовали! Вскочили с коек, начали обнимать друг друга, целовать. Слезы на глазах. Аня Никонова, пятикурсница геологического факультета, жившая с нами, открыла зал (она была завклубом), и начались танцы. А когда рассвело, мы вышли на проспект Революции. Тополя уже зеленели ранней листвой.

По проспекту шли тысячи счастливых людей. Незнакомые, мы поздравляли друг друга! Мы гуляли по городу и думали о будущем!

А в 9 часов утра в актовом зале ВГУ состоялся митинг. Зал был полон. После митинга никому не хотелось расходиться. Начались танцы. Помню, как я играла на пианино, а Сергей Несторович Бенклиев отплясывал лезгинку.
Из воспоминаний А.В.Аброськиной.

Спасение библиотеки
Какова была судьба книг, оставленных в горящем Воронеже? Тут-то и начинается приключенческий сюжет. Летом 1943 года в Елабугу из Воронежа пришло сенсационное сообщение первого секретаря Центрального райкома партии Борисенко: комендант университета, призванный в армию, проходил с частью через Курск и вдруг обнаружил там книги со штампами библиотеки ВГУ.

Как воронежские книги там очутились? В Третьем рейхе было специальное Министерство Восточных земель, которое занималось грабежом оккупированных территорий.

Гитлеровцы сразу сообразили, что воронежские библиотеки – бесценное богатство. В отчете уполномоченного зондерштаба «Библиотеки» от 5 января 1943 года упоминается, что в Киеве находится 7500 старопечатных книг из Воронежа. Особую ценность представляли издания XVI-XVIII вв. и начала XIX в., в том числе 400 особо редких старых русских книг преимущественно исторического, географического и религиозного содержания.

Вскоре штурмбанфюрер Г. Антон рапортовал в Берлин, что в Воронеже «обнаружены достойные внимания книжные фонды, которые были спасены вермахтом и отправлены в Курск». Там производился отбор наиболее ценных изданий. Возглавлявший работы некий доктор Б. Сколуаде 14 декабря 1942 года докладывал в главную рабочую группу «Украина», что отделом пропаганды отбираются и обрабатываются следующие категории книг из воронежских собраний: 1) все книги со штемпелем университета Дерпта; 2) все старые издания; 3) все русские журналы; 4) все русские книги по искусству, истории, этнографии, рисованию. Не пренебрегали фашисты и беллетристикой.

В Воронежском обкоме ВКП(б) я получила командировочные документы. А как попасть в только что освобожденный соседний город? Железнодорожное сообщение Воронежа с Курском еще не было восстановлено. Военный комендант выдал разрешение передвигаться вместе с воинскими частями: «Добирались мы до Курска 7 дней. Со мной была студентка-пятикурсница Паша Хахалаева. С помощью курских комсомольцев мы собрали книги и сложили в отведенную нам «коробку» разрушенного здания. Но в этот приезд вывезти библиотеку нам не удалось. Вскоре начались главные бои на Курской дуге. И мы с Пашей ушли пешком из города».

Вернуть книги в Воронеж удалось лишь в следующем, 1944 году.

Огромную, неоценимую помощь оказал заместитель начальника эвакогоспиталя Матвеев, который, вняв моим слезным просьбам, выделил 100 бойцов глазного отделения и четыре грузовика. Но университет не мог выслать наряд на бензин. Я снова обратилась к Матвееву, и он дал бензин. И тогда мы срочно отгрузили четыре вагона.

Через три недели университету было отправлено еще три вагона книг.

В 1944 году с Курском распрощались, но операция по спасению книг на этом не завершилась.

Часть воронежских книг из Курска дошла до Киева, а оттуда – до Берлина.

Так, в августе 1945 года в монастыре Австрийской Каринтии британские военные обнаружили 82 ящика с 6954 «ценными старопечатными изданиями из Воронежа», как сказано в акте. Захваченный британцами в плен Готлиб Ней пояснил, что «книги из Воронежа рассортированы, наиболее ценные закаталогизированны». Они предназначались для Центральной библиотеки Высшей школы.

Вторая часть эпопеи по спасению книг развернулась уже в Воронеже. Оккупанты перед отступлением взорвали главный корпус университета. Было уничтожено и частично вывезено в Германию всё оборудование кафедр, кабинетов и лабораторий многих факультетов, полностью разрушены и уничтожены фонды университетской библиотеки общим количеством до полумиллиона книг. Был сожжен биологический корпус ВГУ, в котором находилась личная библиотека и научный архив профессора К.К. Сент-Иллера.

Частично было взорвано и разрушено здание химической лаборатории, где имелась своя библиотека. Вуз – это не только здания, но педагоги и библиотека. В 1944 году места для спасенных книг в ВГУ не было. Пришлось использовать подвалы. Подземные помещения, и без того сырые, нередко заливало водой. Книги приходилось срочно переносить из одного подвала в другой, раскладывать и сушить.

Привезенная из Курска литература сразу вернула университетской библиотеке былую славу: фонды теперь были хорошо (по меркам того сурового времени) укомплектованы по разным отраслям знаний. Значительная часть отечественных и иностранных изданий, украшающих сегодня коллекцию отдела редких книг библиотеки, – оттуда, из Курска...

Из воспоминаний С.П.Оникиенко.
На фото: В библиотеке ВГУ студенты подбирают учебную литературу.
Аброськина.jpg
ВГУУчЛит18.jpg


Источник: газета «Коммуна» |№37 (26784) | Пятница, 18 мая 2018 года

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#23

Сообщение grm3 » 08 июн 2018, 08:29

100 лет ВГУ: События и Судьбы

Война. Хроника текущих событий

1943 год

Богачева Ирина
Ирина Богачёва в перевязочной. Сказать откровенно, крови я боялась. Ещё в школе мне дурно делалось, когда на моих глазах делали перевязку. И когда в университете занималась на курсах, на практике в больнице едва сознание не теряла. Но на войне человек быстро меняется. И хотя я поначалу стремилась заниматься только регистрацией раненых, вскоре удалось преодолеть свои страхи.
Помню первую встречу с ранеными. В ноябре сорок первого в селе Ольшаны вместе с санитаром Серёжей Черноусовым и медсестрой Клавой Шмитько мы были оставлены для встречи раненых.

Бой был тяжёлый (часть отступала). Обстановка потребовала напряжения всех наших сил. Мы перевязывали бойцов, как могли облегчали их страдания. Но когда на моих глазах умер тяжелораненый красноармеец, я никак не могла с этим смириться. На всю жизнь запомнила его имя — Иван Паневин, 1921 г. рождения.

А потом освоилась. И под руководством нашего хирурга Михаила Степановича Лебедева стала овладевать обязанностями хирургической сестры. И если было нужно, вставала к хирургическому столу и ассистировала. Но привыкнуть к смерти я так и не смогла.

Из воспоминаний И.Е.Богачевой.

• • • • •
В первые дни войны я вместе со своей подружкой Марусей Забелиной записалась на курсы медсестёр, организованные в университете. Как и все слушательницы курсов, мы до середины августа усиленно занимались, а по ночам дежурили в госпитале, ухаживали за ранеными.

А потом — Воронежский добровольческий коммунистический полк, тяжёлые бои под Сумами. Начальник полковой санчасти А. Трущенко и все мы работали дни и ночи, не зная ни сна, ни отдыха. Когда Трущенко выезжал на передовую, он брал кого-нибудь из нас. Среди тех, кто попал в полковую санчасть, было немало вчерашних студентов университета — Ира Богачева, Клава Шмитько, Ольга Серкина, Ольга Александрова и др.

Начались тяжёлые дни отступления. Особенно жутко было ночами. Дороги развезло от грязи. С трудом вытаскивая ноги, мы шли на Восток, а впереди уже слышалась стрельба и время от времени вспыхивали немецкие ракеты.

Когда нам было очень уж тяжело, Олечка Серкина рассказывала что-нибудь из прочитанного (а может быть, и придуманного), чтобы мы не засыпали на ходу.

Потом нам сказали, что Олечка погибла. Какова же была моя радость, когда уже после войны я встретила её на какой-то конференции. А тогда, в дни отступления, она была нашим негласным комиссаром. И я до сих пор вижу её красивой, хрупкой девушкой в гимнастёрке и шинели с пышными каштановыми волосами.
Из воспоминаний Л.М. Савельевой (Бухалиной).

• • • • •
В июле 1942г. в бою у деревни Николаевки я была ранена. Лежу в госпитале и получаю письмо от бывших друзей: оказывается, в тот же день была ранена и моя подруга Маруся Забелина. Ранение было тяжелое — в спину осколком снаряда. Впоследствии, в сорок пятом, я получила от Маруси письмо с просьбой выслать ей справку об окончании II курса геофака университета. Я справку выслала. Но на следующие письма Маруся мне не ответила.

Молчал и сельсовет, куда я неоднократно обращалась с запросами.

После ранения мне повезло — я возвратилась в свою часть. Получила назначение санинструктором в разведроту. К этому времени наш полк был преобразован во 2-ю гвардейскую мотомеханизированную бригаду.

Разведчики произвели на меня большое впечатление, хотя на фронте я уже не была новичком. За те несколько месяцев, что я провела в роте, я сроднилась с этими веселыми, никогда не унывающими людьми. В составе разведроты участвовала в боях в районе станицы Боковской.

В последних числах декабря шли бои в районе станицы Верхне-Обливской. Совсем недалеко находилась станция Чернышково, где я родилась, но мне там побывать не удалось.

Новый 1943 г. встретили под Верхне-Обливской. Ночью в землянке отметили встречу, а утром пошли в атаку, форсировали какую-то речку и закрепились на окраине села. Приказ наши подразделения выполнили, но потери были очень велики — у нас из 76 человек осталось 14.
Из воспоминаний Л.М.Савельевой (Бухалиной).



• • • • •
С первых дней войны я рвался на фронт, но горком ВЛКСМ не отпускал меня. И только 4 августа сорок первого года оставшуюся в университете группу юношей-студентов вызвали в райвоенкомат и направили в разные военные училища. Алексей Бычек (физик), Олег Хостник (геолог) и я были зачислены на курсы усовершенствования комсостава при Тамбовском артиллерийском училище, где обучались до 15 апреля 1942 года.

В феврале сорок второго нам присвоили звания «военный техник II ранга» и оставили в числе лучших курсантов для подготовки из нас начальников артиллерийского снабжения артполков. В начале апреля нас выпускают в тех же званиях и направляют в Действующую армию: Олег попал на Волховский фронт, Алексей — на Южный. Меня направили на Крымский фронт.

Когда мы расставались, Алексей сказал:

— Встретимся на Унтер ден Линден в Берлине!

Но это не удалось: Алексей погиб в Норвегии в лагере смерти, Олег – под Харьковом.
Из воспоминаний М.Ф.Напалково.

На фото: Ирина Богачева в перевязочной
Студентки биофака ВГУ – офицеры Советской Армии.

БогачеваИрина22.jpg
СтуденткиБиофака.jpg


Источник: газета «Коммуна» | №43 (26790) | Пятница, 8 июня 2018 года

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#24

Сообщение grm3 » 22 июн 2018, 12:49

100 лет ВГУ: События и Судьбы

Война. Хроника текущих событий

1943 г.
Наступило лето 1943 года. Наша 175-я Уральская стрелковая дивизия, входившая в состав 70-й армии Центрального фронта, занимала позиции на рубеже реки Свея в районе Верхнего Любота Курской области. Мы усиленно готовились к предстоящим боям.

Будучи начальником штаба 2-го дивизиона артиллерийского полка, я иногда подменял командира дивизиона на наблюдательном и командном пунктах. И вот 5 июля разведчик мне докладывает, что перед передним краем нашей пехоты просматривается какая-то деревня, не обозначенная на карте. Я посмотрел в стереотрубу. «Дома» передвигались.

Стало ясно — это движущиеся танки и самоходки. Приказал открыть огонь зажигательными и бронебойными снарядами. Подбили и подожгли несколько танков. Остальные повернули назад.

За бои на Курской дуге я получил орден Отечественной воины II степени. А на погонах появилась третья маленькая звездочка.

Из воспоминаний С.И.Машкина.

1944 г.

Обстановка на нашем участке обороны менялась быстро, ожидались танковые бои, что заставило командование усилить противотанковую оборону.

Так я, человек с «неполным высшим образованием»... командовал 45-миллиметровым орудием, предназначенным не только для борьбы с танками, но и с огневыми точками противника.


Преимущество этой легкой пушки было в ее маневренности. Она легко меняла позиции с помощью орудийного расчета, чаще всего сопровождая атаку пехоты, как говорилось в боевом уставе, «колесами». Потери при этом были большие. Поэтому нашу «сорокапятку» бойцы со своеобразным фронтовым юмором именовали «Прощай, Родина».

После того как один за другим вышли из строя по ранению присылаемые к нам из училищ командиры взводов, молоденькие необстрелянные лейтенанты, командир батальона, обращаясь ко мне, сказал: «Ты у меня, старший сержант, везучий. Назначаю тебя командиром взвода». В этой должности я и двинулся после Курского сражения по направлению на Киев. Каждый день мы проводили в наступательных боях и в целом успешно. Бои были трудными, но настрой у нас был боевой, победный. Мы чувствовали, что в этой тяжелой войне, столь неудачно для нас начавшейся, приходит и на нашу улицу праздник.

Тогда, летом и осенью 1943-го, я впервые узнал, что значит спать на ходу. Передислоцировались после боев, как правило, ночью. Ухватишься за ствол пушки, идешь и спишь. Очнешься от толчка (уперся грудью в ствол) – значит остановка. Двинулись – снова дремлешь на ходу. Нормального отдыха почти не было.

Мы двигались к Днепру. В конце сентября 1943 года мы вышли к нему, километрах в восемнадцати севернее Киева, напротив Лютежа. Потом было форсирование Днепра с немалыми, надо сказать, потерями. Но в результате нам удалось закрепиться на захваченном пехотой плацдарме, окопав наши пушки на самом гребне днепровских круч. Напротив были (метрах в восьмистах) села Новые Петровцы и Малые Петровцы, где «засели» на заранее подготовленных позициях немцы. Личный состав взвода к этому времени «обновился» больше чем наполовину, но я еще держался.

Смерть на войне подстерегает человека не только в бою. Помню, однажды вечером, сидя в окопе, когда стрельба изо всех видов оружия затихла, я решил спуститься с кручи, чтобы набрать воды в свою фляжку из многочисленных воронок от бомб и снарядов. А когда вернулся, то на месте своего окопа увидел тоже воронку, затянутую дымом: мина начисто разворотила окоп. Повезло еще раз на той самой смертельной грани.

Утром 5 ноября заиграли наши «катюши». Артподготовка длилась больше часа. Приняли участие в ней и мы, «сорокапяточники». Все небо заволокло дымом. Вступила в дело и наша авиация. Чувствовалось, что наступление было хорошо подготовлено. В ночь с 5 на 6 ноября мы вступили в Киев. Любопытно, что следовавшая за нами пушка подорвалась на мине; мы как-то проскочили. Под утро Киев был освобожден полностью. Наша 180-я стрелковая дивизия получила наименование Киевской.

После взятия Киева наша часть двинулась по направлению к Белой Церкви. 2 января 1944 года мы остановились перед селом Лосятин. Село вытянуто в одну длинную линию. Впереди поле. Перед полем овраг. Гитлеровцы отлично использовали возможности местности, установив пулеметы на направлении наших атак. Чуть высунешься – косят из пулеметов. И все же на одном фланге, пробившись к оврагу, нашим удалось потеснить врага. На другом же фланге атаки по-прежнему захлебывались. Вызывает меня комбат: «Мешают эти сволочные пулеметы, приказываю подавить!» Выкатили свои пушки под прикрытие одной из избенок. Подкопали окопы, укрепили бруствер в них. Подготовились к дуэли. Как только один из пулеметов открыл огонь, мы по нему снарядами. Первые выстрелы – недолет.

Корректирую огонь, залп – перелет. Это уже хорошо: взяли пулемет в «вилку». Следующий залп должен накрыть цель. Но и пулеметчик времени не терял, полоснул длинной очередью. Сильно ударило в левую руку – достал-таки. Но мои ребята не подкачали, накрыли зловредный пулемет. Пехота рванула вперед, пользуясь моментом. Меня же отправили в медсанбат. Ребята утешали: «Повезло. Всего-то в руку. Несколько сантиметров выше или ниже, было бы в живот, а то и в сердце, что в обоих случаях могло плохо кончиться».

А потом много чего было: госпиталь, возвращение в строй, трудное, но победное шествие по Румынии, Венгрии, Чехословакии, Австрии.
Из воспоминаний Б.Т.Удодова.

• • • • •

Мне было поручено организовать переправу боеприпасов. Задача чрезвычайно ответственная: ничто так не беспокоило бойцов, как доставка снарядов. Начались изнурительные бои за удержание Керченского плацдарма.

Три месяца войска Отдельной Приморской армии на клочке крымской земли площадью в 64 кв. км, простреливаемом вдоль и поперек, стояли насмерть. Не хватало боеприпасов, но люди не теряли мужества.

Помню, в ночь на 8 марта 1944 года нам было зачитано обращение Военного совета Отдельной Приморской армии, где говорилось, что противник переходит в решительное наступление с задачей сбросить нас в Керченский пролив. Нам приказали — выстоять. Ведем земляные работы, углубляя траншеи. Мне приказано доставлять боеприпасы с пристаней Керчи. Подъезды к ним — сплошная раскисшая глина. Налеты, бомбежки. Все понимали: снаряды — наша жизнь.

А в это время 4-й Украинский фронт перешел в наступление и форсировал Сиваш, угрожая отрезать фашистские войска на Керченском полуострове. 11 апреля 1944 года пошли в наступление и мы под Керчью. Утром этого дня я был тяжело ранен в голову, и мне, к сожалению, не пришлось участвовать в последующих боях.
Из воспоминаний М.Ф.Напалкова.
1945 год.
На фото:

Борис Удодов
Источник: газета «Коммуна» | №47 (26794) | Пятница, 22 июня 2018 года
Вложения
UdudovBoris.jpg

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#25

Сообщение grm3 » 04 июл 2018, 21:43

В Госдуме открылась выставка, посвящённая 100-летию Воронежского госуниверситета

Коммуна, 03.07.2018

Открытие выставки «100-летие Воронежского государственного университета» состоялось третьего июля в Государственной Думе ФС РФ.

Представлены инновационные и научные разработки ученых ВГУ, награды университета за участие в областных и всероссийских студенческих мероприятиях, уникальные архивные документы, фотографии, информационные материалы о работе вуза.

Перед гостями выступили руководитель Департамента образования, науки и молодежной политики Воронежской области Олег Мосолов, ректор ВГУ, вице-президент Российского Союза ректоров Дмитрий Ендовицкий, профессор физического факультета ВГУ, действительный член РАЕН Эвелина Домашевская.

В открытии выставки также приняли участие депутаты Государственной Думы ФС РФ от Воронежской области, руководитель фракции политической партии ЛДПР Владимир Жириновский и другие.

Экспозиция будет работать до шестого июля, информирует Управление по взаимодействию со СМИ и административной работе облправительства.



Воронежский государственный университет – один из ведущих классических университетов России, чья история тесно связана с Юрьевским (Дерптским) университетом, открытым в 1802 году по указу императора Александра I в Тарту и в 1918 году в соответствии с постановлением Большой государственной комиссии «перевезённым» в город Воронеж. События Первой мировой и Великой Отечественной войн – эвакуация, разрушение учебных корпусов, разграбление книг – проверили жизнеспособность университета, сумевшего сохранить и приумножить научно-образовательный потенциал в ситуации острых потрясений.

На протяжении всей своей истории ВГУ динамично развивается: открываются новые специальности и направления подготовки, успешно сочетающие традиции классического фундаментального образования и современные технологии, учитывающие глобальные изменения, происходящие в нашей стране. За почти сто лет своего существования Воронежский государственный университет подготовил более 120 тысяч специалистов. Среди выпускников ВГУ, которые работают в 90 странах мира, – Нобелевские лауреаты, президенты зарубежных стран, министры, дипломаты, лауреаты государственных премий СССР и Российской Федерации, академики, деятели науки и культуры.

Сегодня в состав ВГУ входят 18 факультетов, 1 филиал, 16 научно-исследовательских лабораторий, 10 учебно-научно-производственных центров, Зональная научная библиотека, содержащая более 3-х миллионов единиц хранения. Вуз имеет свой заповедник «Галичья гора» – это одна из уникальных природных зон Центральной России, единственный заповедник в Европе, принадлежащий вузу.
Вложения
ВГУВыстГосДум111.jpg

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#26

Сообщение grm3 » 06 июл 2018, 11:51

100 лет ВГУ: События и Судьбы

В памяти навсегда

1942

29 января 1942 г. … Сегодня стреляли. Я представил себе вместо бумажного фашиста настоящего и с наслаждением всаживал в него пулю за пулей. Упражнение выполнил на «отлично» – все пули сидели в мишени. Как видите, я, несмотря на очки, гожусь кое на что.

Послезавтра будем принимать клятву на верность Родине и народу — военную присягу. Я выйду к столу и буду говорить перед строем: «Торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным бойцом...

Клянусь до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской Родине и рабоче-крестьянскому правительству... и как воин Рабоче-Крестьянской Красной Армии я клянусь защищать свою Родину мужественно и умело, с достоинством и честью, не щадя и самой жизни для достижения полной победы над врагами...».

Потом подпишу присягу и стану настоящим воином Красной Армии.

Виктор.

5 февраля 1942 г. Можете поздравить меня с принятием военной присяги. Теперь я самый настоящий боец Красной Армии. Вот! Значит то, чего я так хотел и добивался свершилось.

Виктор.

23 февраля 1942 г. Я вскочил сегодня ещё до подъёма и сразу бросился к репродуктору — ведь сегодня должны быть какие-нибудь особенные известия. И вот я услышал то самое, особенное, которого ждал, – Приказ народного комиссара обороны... Огромное впечатление произвела на меня вторая часть приказа. Вот это, действительно, интернационализм и гуманизм. Тут есть о чём подумать.

Ведь сколько ярости, гнева, мести скопилось в сердце, что при одном только слове «немец» сжимаются кулаки.

Вот только сейчас мы пришли из кино. Там, в журнале, мы видели, что немцы сделали с Ростовом. От живого народа остался труп, мёртвые разрушенные дома, улицы. И этот труп города завален трупами советских людей — тысячи мёртвых: замученных, повешенных, расстрелянных — устлали улицы. Нет сил, чтобы смотреть на всё это спокойно. Яростная ненависть наполняет душу, нет, не только душу – всё моё существо — душу и тело.

Яростная ненависть к гитлеровскому отребью, принесшему в нашу страну кровь, слёзы, разорение, разрушение.

Никто из фашистской мрази, залезшей на нашу землю, не должен уйти от расплаты, а цена их преступления одна — смерть.

Но всю нацию обвинять в этом нельзя. Очень многие немцы ненавидят Гитлера и многое отдали бы за его уничтожение. И преступления Гитлера нельзя сваливать на всю нацию, и нельзя приговор, произнесённый над Гитлером, произносить над всем народом.

Виктор.

Из писем Виктора Михайловича Проторчина,
студента III курса физмата ВГУ, погибшего в мае 1942г. в боях на Керченском полуострове.



• • • • •
Выпускник геофака 1941 года, Николай Евдокимов погиб в ноябре 1943 -го при форсировании Днепра в районе Киева и похоронен у деревни Выползово. Был Евдокимов тогда командиром взвода 107-й стрелковой дивизии.

Судьба Николая была нелёгкой. После окончания курсов Военной академии химзащиты в июле 1943 г. в звании лейтенанта Евдокимов был назначен начальником химслужбы танковой бригады. Под Харьковом бригада была окружена и рассеяна. Николай пробрался на родину в село Беседино Курской области. Но тут его выдал предатель, и Евдокимова арестовали, а затем отправили в лагерь для военнопленных. До лагеря гитлеровцы своего пленника не довезли: он бежал и вновь вернулся домой.

А после освобождения села частями Красной Армии Николай пришёл в штаб 60-й армии и получил направление в 107-й запасной полк. Оттуда Евдокимова направили в штрафбат. Как было сказано впоследствии в характеристике, подписанной командующих фронтом К.К.Рокоссовским, Н.И. Евдокимов лично убил в боях одиннадцать фашистов. В связи с этим он был досрочно освобождён от прохождения службы в штрафном батальоне. Штаб 60-й армии направил Евдокимова в 107-ю стрелковую дивизию на должность командира взвода.

О дальнейшей судьбе бывшего нашего студента я уже сказал выше. Мне всё это известно потому, что мы вместе учились в Военной академии химзащиты, а затем Николай Иванович Евдокимов попал в 60-ю армию, в штабе которой я проходил службу.
Из воспоминаний Г.Г.Бочарова.

Источник: газета «Коммуна» | №51 (26798) | Пятница, 6 июля 2018 года
Вложения
Памятник.jpg

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#27

Сообщение grm3 » 03 авг 2018, 13:38

100 лет ВГУ: События и Судьбы

1947 год

Товарищи!

Коллективы завода СК-2 им. Кирова и строительного управления единодушно выдвинули кандидатом в депутаты Верховного Совета РСФСР профессора Воронежского государственного университета, проректора по научной части, доктора биологических наук, члена-корреспондента Академии наук СССР товарища Козо-Полянского Бориса Михайловича.

Товарищ Козо-Полянский – выдающийся советский ученый-ботаник, талантливый педагог, воспитавший большую плеяду научных работников. Аудитории, где читает свои лекции Борис Михайлович Козо-Полянский, всегда переполнены.

За педагогическую и научную деятельность тов. КозоПолянский награжден правительством двумя орденами Трудового Красного Знамени.

В лице Бориса Михайловича Козо-Полянского сочетаются большой труженик науки, талантливый педагог, активный общественный деятель, горячий патриот нашей Родины, отдающий все свои силы, знания и опыт делу служения народу.

Я считаю, что Борис Михайлович Козо-Полянский будет достойным депутатом в верховном органе Российской Федерации и внесет свою лепту в решение гигантских задач, стоящих перед нами в новой пятилетке.

Из выступления на предвыборном окружном совещании начальника планового отдела завода СК-2
(«Коммуна», 7 янв. 1947 г.).

• • • • •

Кафедра радиофизики своим существованием обязана прозорливости Марии Афанасьевны Левитской. В 1947 году по ее инициативе в университете началась подготовка специалистов для радиопромышленности. Привлекли к этой работе крупных специалистов – Константина Яковлевича Петрова, тогдашнего главного конструктора «Электросигнала», Сергея Митрофановича Плахотника, главного инженера того же завода. Пришел на кафедру доцент Игорь Всеволодович Жиленков. Я начал работать на молодой кафедре лаборантом.

Оборудования практически нет.

Был разговор с президентом Академии наук СССР С.И.Вавиловым – тот направил нас в ФИАН (Физический институт Академии наук СССР). В ноябре сорок седьмого вместе с М.А. Левитской поехал в Москву к П.А. Черенкову, возглавлявшему тогда институт. Помню маленький кабинетик Павла Алексеевича, лампу с зеленым абажуром.

Выслушав нашу просьбу, Черенков объяснил, где можно раздобыть необходимый нам форвакуумный насос. Разумеется, списанный. Но мы были рады и ему.
Из воспоминаний В.С.Зотова.

• • • • •

Когда после войны на физмат вернулся Николай Антонович Игнатьев, материальная база факультета была в весьма плачевном состоянии. Экспериментальное оборудование отсутствовало, лабораторный практикум выглядел очень бледно. Научной аппаратуры практически не было.

Игнатьев

Николая Антоновича такая бедность факультета подтолкнула на творчество. И вот уже появилась на кафедре, которую возглавляла Мария Афанасьевна Левитская, измерительная аппаратура, собранная умелыми руками Николая Антоновича. Смонтировал Игнатьев и несколько рентгеновских аппаратов, позволявших вести экспериментальное исследование.

Ассистент кафедры электромагнитных колебаний еще с 1936 г., Николай Антонович вернулся из Действующей армии с вещмешком, наполненным разного рода «железками», которые могли пригодиться на родном факультете.

И вот сейчас его умные руки буквально творили чудеса: к любой нашей научной идее он, как говорится, «из ничего» сооружал экспериментальную базу. А надо сказать, что идеи, выдвигаемые Марией Афанасьевной Левитской, были подчас трудно исполнимы в условиях почти полного отсутствия соответствующего оборудования.

И вот когда уж совсем стало плохо, Мария Афанасьевна поехала к Сергею Ивановичу Вавилову, президенту Академии наук СССР. В поездку эту Мария Афанасьевна взяла меня – после окончания в 1949 г. физмата я поступил к ней в аспирантуру.

Вавилов, знавший Левитскую по довоенным трудам, принял нас очень любезно. Вспомнил, как работал вместе с Марией Афанасьевной в Ленинградском оптическом институте, поинтересовался современным состоянии ем физических исследований в Воронеже.

– Трудно работать, Сергей Иванович, – призналась Мария Афанасьевна, – нет самых необходимых приборов.

– С оборудованием очень трудно, – согласился президент. – Единственное, что я могу сейчас вам предложить, это канадский бальзам. Привезли мне коробочку.

Вавилов достал небольшую коробочку и передал Марии Афанасьевне.

– Это, так сказать, из личных запасов, – улыбнулся Вавилов. – Но просьбу вашу принимаю к сведению. И чем смогу, постараюсь помочь.

А через какое-то время в университет позвонили: «На железнодорожной станции получите оборудование. В ваше распоряжение прибыл груз». Мы очень удивились, но за грузом поехали. Действительно – полвагона электромеханического оборудования прибыло в адрес университета. Сопровождающей описи никакой не было, только по надписям на немецком языке догадались: нам передали часть демонтированного оборудования немецкой подводной лодки. А потом пришло и письмо от Сергея Ивановича Вавилова. Он писал, что выхлопотал для Воронежского университета приборы подлодки.

Присланные приборы мы тут же пустили в дело. И они много лег исправно служили.
Из воспоминаний В.С.Кавецкого.


Источник: газета «Коммуна» | №59 (26806) | Пятница, 3 августа 2018 года

На фото:
Профессор Козо-Полянский и студентка Бухтоярова.
Н.А.Игнатьев.
Вложения
03КозоПлянскийБухто.jpg
03Игнатьев.jpg

Red Cat
Аватара пользователя
Сообщений: 844
Регистрация: 07.12.2016

Воронежский государственный университет

#28

Сообщение Red Cat » 04 авг 2018, 11:56

Цитата:
все книги со штемпелем университета Дерпта;

Однокурсник был месяц или два по обмену в тартуском университете, год 1997 или 1998, так там и в конце 90х помнили, что часть их книг осталась в ВГУ и были недовольны, что их им не вернули.

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#29

Сообщение grm3 » 16 авг 2018, 15:15

Коммуна, 17.01.1947 г.
Вложения
1947.jpg

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#30

Сообщение grm3 » 24 авг 2018, 08:11

100 лет ВГУ: События и Судьбы

Как громили генетику
В первые послевоенные годы прочнее других выглядели позиции биологического факультета. Основу его преподавательского состава составляли ученые, имевшие большой авторитет еще в довоенное время. На кафедрах биофака продолжали трудиться выдающийся ботаник, член-корреспондент АН СССР Б.М. Козо-Полянский, профессора И.И. Барабаш-Никифоров, Н.Х. Флеров, Н.П. Дубинин, Д.Ф. Петров. Деканом факультета был доцент (впоследствии профессор) И.А. Руцкий.

Исторически сложилось так, что и в предвоенное время, и в первые послевоенные годы биологический и химический факультеты играли решающую роль в формировании научного и учебного потенциала Воронежского университета, представляли, так сказать, его лицо.

Ученым биофака принадлежали крупные достижения в области ботанических и зоологических исследований, некоторые из них успешно внедрялись в практику сельскохозяйственного производства.

Тяжелый удар подстерег воронежскую школу генетиков осенью 1948 г. К этому времени авторитет Т.Д. Лысенко и его последователей начал слабеть, особенно в глазах научной общественности. Громкие заявления о грандиозных достижениях социалистической селекции так и остались обещаниями. Ни особо зимостойкой, ни ветвистой пшеницей порадовать советские колхозы не удалось. В такой ситуации Лысенко и его сторонники решили переключить внимание общества на борьбу против «классовых врагов» в биологической науке, против «вредителей», протаскивающих буржуазное мировоззрение в советское естествознание.

Вполне понятно, что к таким врагам были отнесены в первую очередь советские генетики, всегда критиковавшие безграмотные эксперименты последователей Лысенко. В начале августа 1948 г. в Москве прошла печально известная сессия ВАСХНИЛ, на которой Лысенко выступил с чрезвычайно агрессивной речью, где попытался подвести под научные споры идеологическую и политическую подоплеку. Третья глава его доклада называлась «Два мира – две идеологии в биологии». Социалистической, мичуринской биологии, главой которой Лысенко считал себя самого, была противопоставлена биология буржуазная, идеологами которой были названы Вейсман, Морган и Мендель, а их последователями в СССР – сторонники так называемой формальной генетики, в том числе Н.П. Дубинин, И.И. Шмальгаузен, А.Р. Жебрак и другие. Противники Лысенко были объявлены реакционерами, наносившими ущерб делу социалистического преобразования советского села...
Лысенко

Воронежский университет был назван на совещании в числе вузов с особенно сильными традициями формальной генетики. Чрезвычайно встревоженный ректор уже 28 августа 1948 г. издал приказ, в котором звучали набатные ноты: «Кафедра генетики Воронежского государственного университета, руководимая профессором Петровым Д.Ф., по существу является гнездом антимичуринского направления в биологии. Большинство из ее состава: проф. Петров Д.Ф., проф. Дубинин Н.П. и доцент Постникова Е.Д. вели борьбу за реакционное антимичуринское направление в биологии». Положительные аттестации Петрова были тут же забыты.

Санкции руководства были столь же быстрыми, сколь и суровыми. Кафедра генетики как самостоятельное подразделение ликвидировалась. Поначалу ректорат решил объединить ее с кафедрой высших растений и назвать объединенный коллектив «кафедрой ботаники и мичуринской биологии». Заведующим назначался проф. Б.М. Козо-Полянский.

Однако такое решение, по всей видимости, не устраивало Козо-Полянского. Принимать участие в погроме генетиков он явно не хотел. Поэтому уже 3 сентября приказ был изменен. Кафедра генетики была преобразована в кафедру дарвинизма, генетики и селекции, заведующим которой назначался декан факультета И.А. Руцкий. Профессора же Н.П. Дубинин, Д.Ф. Петров и доцент Е.Д. Постникова немедленно увольнялись из университета. Они характеризовались как сторонники «реакционного буржуазного направления в биологии», проводившие активную борьбу против мичуринского учения и ориентирующие вузовскую молодежь «на неправильные буржуазные позиции в науке». Заодно увольнялась из ВГУ супруга теперь уже опального профессора Петрова.

Выдачи лестных характеристик и выдвижения в академии были сразу признаны грубой ошибкой, чреватой потерей политической бдительности, кампания по преодолению последствий «вредительской» деятельности носила в университете особенно шумный характер. Уже 3 сентября было в срочном порядке проведено партийное собрание, на котором встревоженные коммунисты должны были признать, что они просмотрели «враждебную» деятельность противников Лысенко и вовремя не разоблачили сторонников формальной генетики. А если критику и вели, то делали это неэффективно. Мы, сетовали выступавшие, спорили с работниками провинившейся кафедры, «но все же когда выступал профессор Петров, ему студенты аплодировали». Что же получается, горестно заключал профессор Н.Х. Флеров, «мы послали в члены-корреспонденты ВАСХНИЛ врага мичуринцев, а ведь мы послали его в штаб мичуринской академии». Огонь острой критики на собрании попал и в декана факультета И.А. Руцкого, не принявшего своевременных мер против генетиков, и пострадал даже Б.М. Козо-Полянский – за «вялое», по выражению ректора, противодействие Дубинину и Петрову.

Собрание постановило: «Обязать т. Руцкого и т. Латышева в двухнедельный срок пересмотреть весь состав профессорско-преподавательского состава биофака и полностью очистить факультет от сторонников и проводников антимичуринского направления». Директора библиотеки С.П. Оникиенко обязали незамедлительно пересмотреть библиотечные фонды по биологическому разделу «и исключить из употребления литературу антимичуринского направления. В читальном зале организовать стенд достижений мичуринской биологии».

Война и смерть крупного ученого-зоолога К.К. СентИлера привели к тому, что университет потерял биостанцию в Ковдском заливе Белого моря, где много лет велись исследования фауны северных вод. Большой урон был нанесен и великолепному Ботаническому саду ВГУ, на территории которого шли ожесточенные бои. Однако серьезный ущерб развитию биологической науки наносили не только материальные лишения. Тяжелые потери факультет понес и из-за жесткой борьбы на так называемом идеологическом фронте, когда сугубо научным разногласиям начинали придавать значение классового конфликта. К числу неугодных режиму людей относили в 1930-1950-е гг. оппонентов «народного академика» Т.Д. Лысенко, занявшего – при открытой поддержке сталинского руководства – с конца 1930-х гг. командные высоты в академических структурах.

(Окончание следует).
На фото: Т.Д.Лысенко громит генетиков.
Источник: газета «Коммуна» | №65 (26812) | Пятница, 24 августа 2018 года
Вложения
Лысенко громит.jpg

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#31

Сообщение grm3 » 01 сен 2018, 09:42

100 лет ВГУ: События и Судьбы

Как громили генетику (Окончание. Начало в № 65).

В качестве президента Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В.И. Ленина (ВАСХНИЛ) Лысенко фактически руководил развитием научных исследований в области биологии. Особенно печальной оказалась творческая и личная судьба специалистов в области генетики, отнесенных последователями Лысенко к врагам марксистско-ленинской методологии и, следовательно, к проводникам буржуазных взглядов в естествознании.

Н.П.Дубинин Первой жертвой идеологической конфронтации на биофаке стал заведующий кафедрой генетики и селекции животных доцент И.Е. Трофимов, приехавший в Воронеж в 1934 г. после окончания аспирантуры на биофаке МГУ.

Осенью 1937 г. он был неожиданно арестован и почти полтора года провел в заключении во внутренней тюрьме Воронежского управления НКВД. Арестован генетик был фактически только за то, что весьма прохладно отнесся к некоторым идеям Лысенко, озвученным на сессии ВАСХНИЛ в самом конце 1936 г. Правда, судьба оказалась по отношению к Трофимову необычайно благосклонной. Судом военного трибунала летом 1939 г. он был полностью оправдан и даже восстановлен в должности доцента ВГУ. Но больше с критикой трудов Лысенко он уже не выступал.

Кафедра генетики животных и после гонений на И.Е. Трофимова продолжала действовать. В 1938 г. на должность заведующего был избран молодой и талантливый столичный профессор Н.П. Дубинин, с большим удовлетворением принявший приглашение работать в Воронежском университете по совместительству. Соратниками и единомышленниками Дубинина являлись доценты кафедры Е.Д. Постникова и Д.Ф. Петров. Постникова была принята на работу в ВГУ практически одновременно с Трофимовым, после окончания в 1934 г. аспирантуры при биологическом факультете МГУ. Петров же закончил Ленинградский сельскохозяйственный институт, затем аспирантуру во Всесоюзном институте растениеводства, руководителем которого был академик Н.И. Вавилов.

Всемирно известный генетик являлся одним из главных оппонентов лысенковского направления, был репрессирован в 1940 г. и погиб в заключении. С 1933 по 1938 г. Петров работал в Мичуринске, в Центральной генетической лаборатории и по совместительству занимал должность доцента Воронежского университета. Затем он перешел на постоянную работу в ВГУ.

9 сентября 1948 г. прошло специальное заседание Совета ВГУ, на котором проректор В.Я. Рогов каялся от имени ректората в проявленном примиренчестве и потребовал сделать выводы из прошедших событий решительно по всем кафедрам, «иначе через некоторое время мы можем столкнуться с такими фактами в других дисциплинах».

Д.Ф.Петров. Грубыми политическими ошибками в деятельности Совета и своей собственной вынужден был признать факты представления Дубинина и Петрова к академическим званиям и ректор Н.П. Латышев. Вообще, члены Совета констатировали, что вплоть до августовской сессии отношение к исследованиям в области генетики было в Воронежском университете вполне лояльное. Более того, наиболее видные воронежские биологи отнюдь не спешили с поддержкой теоретических построений и экспериментов Лысенко. Выяснилось, в частности, что самый авторитетный ботаник ВГУ Б.М. Козо-Полянский просто отказывался включиться в научные споры на стороне «народного академика». Партийное руководство не раз просило его возглавить критику научных разработок руководимой Д.Ф. Петровым кафедры. Однако Б.М. Козо-Полянский с иронией советовал пригласить для этой цели самого Лысенко и замечал, что если тот явится, то тогда можно будет и поддержать. Выдающийся ученый ни разу не высказался в поддержку погромных решений, хотя, по понятным причинам, и не выражал открытого одобрения по поводу трудов генетиков. Примечательно, что уклоняясь от неприятной для него полемики, Б.М. Козо-Полянский даже говорил в свое оправдание, что он «политически не подкован» или признавал, что «смалодушничал».

Горячие дебаты завершились принятием резолюции, в которой Совет университета объявлял, что он «единодушно приветствует решения августовской сессии ВАСХНИЛ, явившейся блестящей победой передовой мичуринской биологии над реакционным идеалистическим вейсманистским (морганистски-менделистским) направлением». Совет самокритично признавал, что он не вел последовательной борьбы с противниками мичуринско-лысенковского направления, «свившими гнездо на кафедре генетики ВГУ». Совет признавал, что «он совершил ошибку, выдвинув профессора Петрова в члены-корреспонденты ВАСХНИЛ и поддержав выдвижение профессора Дубинина в члены-корреспонденты АН СССР». Совет призывал ликвидировать вред «причиненный студентам преподаванием Петрова, Дубинина, Постниковой» и потребовал «глубокого изучения студентами биофака и других факультетов материалов августовской сессии ВАСХНИЛ».

К счастью, гонения на генетиков не вылились в политические репрессии. И Н.П. Дубинин, и Д.Ф. Петров, и Е.Д. Постникова покинули Воронеж.
М.Д.КАРПАЧЕВ.

Из статьи «Сессия ВАСНИЛ и Воронежский университет конца 1940-х годов» .

• • • • •
Из приказа ректора Воронежского государственного университета
23 августа 1948 г.

Кафедра генетики Воронежского государственного университета, руководимая профессором Петровым Д.Ф., по существу, является гнездом антимичуринского направления в биологии. Большинство из ее состава: проф.

Петров Д.Ф., проф. Дубинин Н.П. и доцент Постникова Е.Д. – вели борьбу за реакционное антимичуринское направление в биологии.

Как сторонников реакционного буржуазного направления в биологии, проводивших активную борьбу против мичуринского учения, ориентирующих вузовскую молодежь на неправильные буржуазные позиции в науке, освободить от работы в университете с 28.08.1948 года профессора Петрова Д.Ф., доцента Постникову Е.Д. и от работы по совместительству профессора Дубинина Н.П.

Источник: газета «Коммуна» | № 67 (26814) | Пятница, 31 августа 2018 года

На фото:
Дубинин
Петров
Дубинин НП.jpg
Петров ДФ.jpg

grm3
Сообщений: 972
Регистрация: 17.11.2016

Воронежский государственный университет

#32

Сообщение grm3 » 16 сен 2018, 09:07

100 лет ВГУ: События и Судьбы

1953 год

В августе 1953 г. меня вызвали в Министерство высшего и среднего образования СССР. Заместитель министра М.А.Прокофьев сказал, что меня рекомендуют на должность ректора ВГУ:

– Вы самый молодой (46 лет) ректор университета в СССР. Работайте по-молодому и с доброй отдачей.

Михантье
19 сентября 1953 г. в Воронеж приехал инспектор министерства, привез приказ о назначении от 16 сентября 1953 г. за подписью министра В.П. Елютина и доверенность на распоряжение финансами и ценностями ВГУ. На 15 часов назначили заседание Ученого совета. Инспектор ушел в гостиницу, а мы с Н.П. Латышевым остались вдвоем для приватного разговора. Говорили о кадрах, строительстве и многих нуждах университета. В заключение Николай Петрович сказал, что удовлетворен моим назначением, что проблем перед университетом стоит много. Главная задача – построить новое здание...

Заседание Ученого совета проходило в кабинете ректора. Все 37 его членов явились на «смотрины». Председательствовал представитель министерства. Он зачитал приказ. Посыпались вопросы: когда будем строить новый корпус, сколько денег и оборудования университету запланировано и многие другие. Я ответил так:

– Дайте срок до конца октября, разберемся, обговорим в университете, обкоме партии, министерстве. Вносите ваши предложения. В конце октября ректорат и партбюро предложат программу действий.

На том и порешили.

В сентябре-октябре пятьдесят третьего работали напряженно. Все предстоящее обговорили в ректорате, партбюро, месткоме и с руководством студенческих организаций. Учли предложения производственных собраний. Обсудили в горсовете, обкоме партии, Минвузе СССР. План был готов.

В конце октября провели собрание, на котором были представлены все подразделения университета. В своем выступлении я обратил внимание вот на что. На первом месте – люди, их работа на благо университета. Многие, к сожалению, в строительстве нового корпуса видят решение всех вопросов, но это заблуждение. Кроме учебных помещений нам необходимы: жилье для преподавателей, рабочих и служащих, новое общежитие, столовая и зал массовых мероприятий для студентов. Около 25 семей рабочих и служащих живут в подвалах и развалинах, которые весной-летом 1954 г. должны быть разобраны. Мой предшественник распорядился из-за тесноты 120 тысяч книг сдать заготовителям сырья. Исполнение отменено. Надо строить библиотеку.

Остро нуждаются в учебных помещениях биологи. Целесообразно к красному корпусу, кроме библиотеки, пристроить гардероб для студентов, а освобождающуюся раздевалку использовать для учебных целей. Необходимо отремонтировать помещения на Галичьей горе и в ботсаду, а также построить на этих территориях лаборатории. Предстоит оснащение университета современным оборудованием и новой мебелью. Одним словом, забот много.

Затем началось обсуждение: вопросы, реплики, предложения, критика. В заключительном слове я сказал: – Предложенная программа-минимум рассчитана на 10–12 лет и будет выполнена, если вы, товарищи, одобрите и примете реальное участие в ее выполнении, постепенном, но неуклонном. Предлагаю голосовать.

Проголосовали. Из 400 присутствующих 350 – «за», остальные – «против» или воздержались.

Таковы были мои первые шаги в университете.
Из воспоминаний Б.И.Михантьева.

• • • • •
Начато строительство университета
В марте строительный трест «Вузстрой» начал подготовительные работы по строительству новых учебных корпусов нашего университета. На строительной площадке работают экскаватор, бульдозер и автомашина. Производится разборка завалов и остатков старых строений, а также строительство временных сооружений. На эти работы было ассигновано в 1954 г. 3 млн руб.
«За научные кадры». 30 апреля 1954 г.

• • • • •
Осенью 1953 г. в ВГУ было шесть факультетов: биолого-почвенный, географический, геологический, историко-филологический, физико-математический и химический.

Работало 35 кафедр, 260 преподавателей и 30 аспирантов.

На дневном и заочном отделениях обучалось 4800 студентов. Штат вспомогательного персонала –100 человек, научных сотрудников – 25 единиц, рабочих и служащих – 250 человек.

• • • • •
Студентка химического факультета Римма Александрова завоевала звание абсолютной чемпионки РСФСР...

В упорной борьбе с лучшими гимнастками Республики победила Р. Александрова. Она получила право на звание мастера спорта СССР и стала абсолютной чемпионкой РСФСР. Команда Воронежской области, имея в составе четырех наших студентов (Р. Александрову, Л. Калиниченко, В. Радугину, Т. Гаврилову), заняла на соревнованиях в Ростове-на-Дону второе место в Республике.

Наши гимнастки и гимнасты во многом обязаны своими достижениями старшему преподавателю кафедры физического воспитания мастеру спорта Ю.Э. Штукману.
«За научные кадры». 7 ноября 1954 г.


• • • • •
Одно из ярких довоенных впечатлений – знакомство с Юрием Штукманом, учившимся на геофаке. На курсе было нас свыше сотни – разве всех сразу узнаешь. Но Юрия знали многие. Помню спортзал. Спортивные костюмы были тогда редкостью. В чем обычно ходили, в том и в зале занимались: ботинки снимаешь – и в зал. А Юрий привлекал сначала внимание прекрасным спортивным костюмом. Ну, а когда подходил к снарядам, вызывал всеобщее восхищение.

Потом уж узнали: этот невысокий, сутуловатый парень – великолепный гимнаст, занимает призовые места на соревнованиях. И уж, конечно, никто не подозревал, что через много лет станет Юрий Эдуардович Штукман основателем воронежской школы гимнастики.
Из воспоминаний Н.Г.Бокачева.
На фото:
Б.И.Михантьев,
Штукман
Ю.Э.Штукман на тренировке.
Источник: газета «Коммуна» | №71 (26818) | Пятница, 14 сентября 2018 года
Вложения
Механтьев.jpg
Штукман 1318.jpg


Вернуться в «ВГУ»



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей